Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Мне просто жалко Валентину Ивановну Матвиенко, которой все плюют вслед". Матвиенко спасалась от нечестной борьбы, клеветы и гадости, - считает знаменитый кинодокументалист Игорь Шадхан


Валентина Матвиенко

Валентина Матвиенко

Елена Рыковцева: «Сегодня Валентину Матвиенко зарегистрируют кандидатом в депутаты. Ее соперниками будут наладчик железнодорожных машин и гардеробщица», - так начинается публикация в «Ведомостях» о той формальной ступеньке, которую губернатору Санкт-Петербурга придется преодолеть на пути к должности спикера Совета Федерации, предложенной ей президентом Медведевым. Вы уже знаете о том трюке, который был проделан в связи с этим выдвижением: название округов, где зарегистрировалась Валентина Матвиенко, удавалось тщательно конспирировать до последней минуты, до того момента, когда регистрация будет окончена, и сильных конкурентов из оппозиции уже не объявится.
Нужен ли был этот трюк? Неужели Валентина Матвиенко не может честно выиграть выборы в маленьком муниципальном округе? Неужели у нее совсем нет уверенности в поддержке избирателей? Это вопрос, который мы задаем нашим слушателям сегодня.
И я представляю вам гостей нашей программы. С нами на связи - Анна Пушкарская, собственный корреспондент газеты «КоммерсантЪ» в Санкт-Петербурге, автор знаменитой уже публикации «За сосули перед Отечеством» о Валентине Матвиенко, из-за которой в городе был изъят весь тираж журнала «КоммерсантЪ Власть» с этой статьей. У нас в студии – политический обозреватель интернет-издания «Грани.Ру» Николай Руденский. И мы ждем на связи по телефону из Германии кинодокументалиста Игоря Шадхана, который является автором цикла бесед с Валентиной Матвиенко 2003 года и фильма «Итоги 2010 года с Валентиной Матвиенко». Этот фильм был показан под Новый год по Санкт-Петербургскому каналу.
Аня, расскажите нам, чем закончилась история, когда «КоммерсантЪ-Власть» был задержан в Санкт-Петербурге. Наказали ли виновных? Получили ли, в конце концов, жители Питера этот прекрасный, разукрашенный фотографиями Валентины Матвиенко журнал?

Анна Пушкарская: У нас не было задачи разбираться и наказывать виновных, потому что доказать причастность, скажем, Смольного к этой истории фактически невозможно. Смольный, как известно, все отрицает. К тому же, как ни смешно, публикация получила дополнительную рекламу. Если посмотреть в Интернете, то количество людей, которые могли и захотели прочитать эту статью, именно после того, как стало известно о том, что тираж был изъят в Петербурге, увеличилось, по-моему, в несколько раз. Благодаря электронным средствам массовой информации никакой журнал изъять в принципе невозможно. Так что даже можно поблагодарить городские власти за дополнительную рекламу нашего журнала. Ну, это шутка. Все очень грустно. Такие методы просто демонстрируют, во-первых, беспомощность и испуг тех, кто предпринимает такие действия, а во-вторых, это явно показывает, что не все в порядке в нашем городе. Мы уверены в том, что этот тираж был изъят. У нас есть доказательства, мы опрашивали киоскеров.

Елена Рыковцева: Аня, когда я услышала об этой истории, первое, что подумала: с одной стороны, дикость абсолютная – изымать журнал при наличии Интернета, но с другой стороны, это показывает, какой низкий уровень охвата Интернетом в стране и даже в Санкт-Петербурге. Потому что власти понимают, что, скорее всего, бабушка-киоскер журнал-то прочитает, а в Интернет не полезет. Вот где показатель.

Анна Пушкарская: Я не очень верю в такую дальновидность и расчет. Мне вообще кажется, что такого рода акции и такого рода решения принимаются без какой-то серьезной аналитической работы. Петербург – это мегаполис, и я не думаю, что здесь Интернетом не охвачены очень многие. Почти у всех бабушек есть внуки, дети. Те бабушки, которые хотели бы прочитать журнал «Власть», наверное, эту возможность все-таки имеют. Мне кажется, что это попытка демонстрация силы. Но эта акция навредила самим же инициаторам этого мероприятия. Мне кажется, что это демонстрация истерики.

Елена Рыковцева: В этой публикации вы тогда писали: «Сейчас властям придется сосредоточиться на решении самой насущной проблемы – избрание Матвиенко в муниципальный совет. Сделать это будет, возможно, не так легко, как кажется: питерские справороссы во главе с Оксаной Дмитриевой уже пообещали дать губернатору настоящий бой. И учитывая, что организовать тотальный контроль на избирательных участках в масштабах одного муниципального образования для оппозиционеров труда не составит, надеяться на умелые руки сотрудников избиркомов Матвиенко вряд ли стоит». Но этот ваш прогноз не сбылся, все-таки «умелые руки» оказались более умелыми и мозги более хитрым, чем вы тогда предполагали.

Анна Пушкарская: Действительно, мало кто мог предположить, что «Единая Россия», кандидатом которой является Валентина Ивановна, ну и Смольный, который организовывает сейчас ее выборы, используют ту технологию, которая у нас в городе уже была несколько раз использована на муниципальных выборах. Это не имело такого резонанса, потому что там не было таких известных кандидатов, но схема-то уже была опробована. У нас было несколько муниципальных выборов, когда никто о них не знал. А когда оппозиция пыталась добиться отмены, то вдруг приносили в суд какую-то неизвестную газету, и суд признавал, что выборы гласные, волеизъявления избирателей выявлены, все в порядке. Но то, что кандидат такого уровня - причем кандидат не просто в муниципальные депутаты, а это кандидат в спикеры Совета Федерации, - воспользуется этой схемой, что губернатор, которая проработала два срока и была все-таки избранной на первом сроке, а не назначенной губернатором, опустится до такого варианта избрания, это мало кто предполагал.

Елена Рыковцева: Николай, вы – москвич, и конечно, для вас это все очень далеко, целых четыре часа езды. Но человек-то был очень влиятельный, известный. Что же он сам-то не изберется? Неужели не поддержат?

Николай Руденский: Доходят такие слухи из города на Неве, что Валентина Ивановна, несмотря на всю свою жизнерадостную харизму, не очень-то в городе популярна. Эта страшная петербургская зима с «сосулями»... Неприязнь имеет причины разносторонние, к «сосулям» они не сводятся. Это и удивительные успехи в бизнесе Сергея, сына госпожи Матвиенко, это и то, что происходит с памятниками культурного наследия в городе, история с «газоскребом», но, вроде бы, на время удалось купировать приступ градостроительной лихорадки. У меня нет уверенности, что Валентина Ивановна не смогла бы победить по-честному. Я сошлюсь на статью в нашем издании Ильи Мильштейна, который приписывает то, что происходит, той общей культуре спецопераций, которая у нас распространилась с приходом к власти Владимира Владимировича Путина. У госпожи Матвиенко сродство с Путиным, скорее, географическое, а не профессиональное, но, может быть, в этом и есть признак профессионализма, что сблефовать, обмануть, сжульничать. Видимо, в своем кругу это считается красивым. По-моему, в 2004 году Путин, будучи президентом, поменял правительство. И видно было, как он гордится, что министры за час до отставки не знали, что их судьба уже решена. Хотя это министры его собственного правительства, это не враги, не шпионы какие-то иностранных держав, и кого обманывать... А уж если министры – лохи, то избиратели – подавно. И оппозиционные политики, которые могли бы составить конкуренцию Матвиенко, - тем более подавно. Может быть, здесь не столько производственная необходимость, сколько извращенный политический эстетизм.

Елена Рыковцева: Расскажу, кто будет соперниками Валентины Матвиенко. Ведь наладчик и гардеробщица - от «Справедливой России», но они не знали, что они будут конкурентами самой Валентине Матвиенко. К тому же, они идут как самовыдвиженцы, от партии регистрироваться сложнее. Да и вряд ли они окажутся таким уж сильными соперниками, партия их специально не готовила. Кто еще будет конкурировать с ней? «Единая Россия» - единственная партия, - пишут «Ведомости», - которая официально выдвинула своих представителей». В «Красненькой речке» это, не считая Матвиенко, гендиректор ООО «Регул» Михаил Черепанов, в «Петровском» (это другой муниципальный округ, где она зарегистрировалась) - главный специалист по спорту местного муниципального учреждения Вячеслав Матюшкин». В списках также есть представители КПРФ, ЛДПР, которые не считаются почему-то прямыми конкурентами Валентины Матвиенко. Аня, а почему КПРФ списана со счетов в этой истории? Может быть, есть шанс у ее представителей? Или они тоже случайные, и КПРФ их не сознательно против Матвиенко ставила?

Анна Пушкарская: У меня пока нет официального подтверждения, что именно КПРФ их выдвинула. Вы говорите, что они не знали, кто будет соперником. Но мы же с вами начали с того, что кроме тех, кто выдвинулся, включая Валентину Ивановну и ее соперников, и тех, кто организовывал эту операцию, больше никто и не знал о том, что эти выборы происходят! Если бы в КПРФ знали, во всяком случае, была бы широкая огласка даже на уровне этой партии, что будут эти выборы, я не думаю, что они остались засекреченными. Среди коммунистов есть достаточное количество активных оппозиционеров. Это было бы предано огласке раньше, чем состоялась регистрация. Все эти кандидаты, наверняка, выверены, вполне возможно, что они были приглашены теми, кто эту спецоперацию организовывал.

Елена Рыковцева: И с них были взяты подписки о неразглашении того, что в этих муниципальных округах будут проводиться выборы.

Анна Пушкарская: Если горком КПРФ даст какой-то комментарий о том, что действительно они выдвигали, как проходила процедура выдвижения, кто об этом знал... Я могу сказать, о чем писал «КоммерсантЪ»: члены избирательных комиссий от КПРФ и от «Справедливой России», которые находились в округе «Красненькая речка» (в другом округе, по-моему, их вообще нет), не знали о том, что избирательная комиссия принимала эти решения – о назначении выборов и так далее. Если члены КПРФ в избирательной комиссии не знали об этих выборах, то, мне кажется, вопрос о том, какую конкуренцию составляют члены КПРФ на этих выборах, сам собой отпадает.

Николай Руденский: Сегодня мне попалась информация, что, вроде бы, те, кто зарегистрировался на выборы от «Справедливой России» - то ли какие-то «засланные казачки», то ли вообще к ней не имеют отношения, то ли их собираются исключать оттуда. В общем, есть большие вопросы к тому, насколько подлинно это выдвижение, и действительно ли у Матвиенко будут соперники в этих округах от «Справедливой России». Но наша правящая «двойка» сказала: Валентина Матвиенко – председатель Совета Федерации. И нарушать эту гармонию мира - вряд ли это произойдет.

Елена Рыковцева: Аня, когда к нам присоединится Игорь Шадхан, мы еще поговорим по поводу его фильма «Итоги года с Валентиной Матвиенко» - достаточно комплиментарного. Но и вы в своей статье отмечаете некое благополучие в экономике города: «Пятикратное увеличение городского бюджета, строительство автомобильных заводов, рост интереса к Петербургу со стороны крупных иностранных инвесторов и другие несомненные экономические успехи губернатора, достигнутые благодаря поддержке влиятельных «московских петербуржцев», не смогли перевесить в общественном мнении ее столь же несомненных политических просчетов». Все-таки вы отдаете должное ее экономическим успехам как житель Петербурга?

Анна Пушкарская: А что значит – экономические успехи? Если есть рост бюджета – это объективный факт. Давайте сравним с аномальной зимой и с не аномальной зимой. До последних двух лет у нас были теплые зимы, у нас почти не падал снег, соответственно, не было ни «сосуль», ни заносов на дорогах и так далее. Это несомненный экономический успех губернатора, что ей не пришлось тратить деньги на устранение аварий, на дворников?

Елена Рыковцева: В фильме Игоря Шадхана она как раз говорит об этой аномальной зиме: «А снег все идет и идет…». Но при этом на экране мы видим, что идет и техника, и вроде чистит, убирает! Она рассказывает, что весь год этот парк держать нецелесообразно, но при необходимости все средства бросаются на его аренду.

Анна Пушкарская: Это тот же самый разговор, что и об экономических успехах нашей страны в связи со стоимостью нефти. Вопрос же заключается не в том, каков бюджет, а вопрос в том, насколько эффективно он расходуется. Конечно, все эти машины, все разговоры о том, что город убирается, - все это ерунда. Это видел каждый петербуржец, да и не только петербуржец. Те, кто приезжал из Москвы и из других городов в наш город, все могли убедиться в том, насколько эффективно это делается. Когда даже на одной и той же улице, скажем, убран кусочек перед Законодательным собранием или рядом с офисом какой-нибудь крупной фирмы, а отойдешь на два шага, а особенно – во двор, то уже видно, что никакие машины арендованные не помогли. Вопрос в том, куда делись дворники, которые шаркали своими метлами, сбивали снег рано утром? И если их убрали действительно из соображений экономии, то как это соотносится с рекордным ростом нашего бюджета? Вот такая неожиданная экономия, когда в северном городе, например, в связи с тем, что не очень холодная зима, вдруг исчезают дворники, исчезает техника и так далее. То есть вопрос в том, почему тогда, когда была первая аномальная зима, губернатор оказался в это время в отпуске. А пока губернатор не вернулась из отпуска, у нас вообще ничего не происходило, город был завален снегом. А после того, как она вернулась, она начала раздавать команды

Елена Рыковцева: Пишет нам слушатель: «Хороша она или плоха – не в этом дело. А дело в возможности выбрать». Возможно ли, чтобы Валентину Матвиенко не выбрали сейчас депутатом – вот так, наверное, ставится вопрос.

Николай Руденский: Есть такой феномен, что люди часто, даже те, кто действующую власть не очень сильно любит, все-таки голосуют за человека, который облечен этой властью, в какой-то смутной, может быть, иррациональной надежде: а вдруг это поможет. Я не так хорошо знаю питерскую ситуацию, как тамошние жители, но мне кажется, что могла бы Валентина Ивановна победить и по-честному. Но не захотела.

Елена Рыковцева: И с нами на связи, наконец, Игорь Шадхан. Игорь, мы задаем простой вопрос нашим слушателям. Валентина Ивановна сейчас вышла кандидатом в депутаты муниципального округа, применив технологический трюк, который не позволил сильным кандидатам от оппозиции участвовать в тех же выборах. Она почти без соперников идет на эти выборы. А она могла бы обойтись без этих придумок, без этих приспособлений, она могла бы честно, за счет своего авторитета, за счет того, что она сделала для города – а вы об этом снимали целый фильм – выиграть эти выборы?

Игорь Шадхан: Вопрос, наверное, правильный. Я думаю, что она сама бы очень этого хотела – выйти в честную, нормальную, совершенно не клеветническую, когда тебя обложили со всех сторон... Причем тебя не критикуют, потому что когда критикуют – это анализируют твою деятельность. Наверное, есть какие-то ошибки в деятельности Валентины Ивановны Матвиенко. Но за 8 лет ведь город стал другим. Если ты находишься среди людей, которые будут использовать честные факторы борьбы, то тогда, наверное, она могла бы это сделать. В данном случае то, как она поступила, и почему уже нельзя выдвинуть депутатов, я думаю, это элементарная самозащита. Когда вам вслед кричат гадости, что вы никто, ничто, не понимая, какой же губернатор сделает завтра что-то лучше, и ни слова благодарности, а используются и всякие трагические случаи, и случайности, - как-то это положено у нас на Руси. На Руси плюнуть в путь, плюнуть в дорогу – разве так можно?

Елена Рыковцева: Игорь, но существует ли возможность для такой же самозащиты у другого кандидата? Мог ли кандидат от другой, не правящей партии проделать такую же нехитрую историю, вытеснить Валентину Ивановну Матвиенко, не рассказать ей, где он будет баллотироваться? Допустим, Алексей Навальный, условно, оттеснил всех и прошел номером один наряду с дворниками и уборщиками? У нее же возможности другие – вот в чем дело.

Игорь Шадхан: Совершенно верно. Ну и становитесь правящей. Ведь Оксана Дмитриева, которая на нее несет черт знает что и с боку бантик, она для меня стала гораздо менее значительным человеком именно в своей борьбе с Матвиенко. Так она же тоже идет к власти. Стремитесь к власти. Наверное, партия власти имеет какие-то преимущества. Наверное, так везде, я думаю.

Елена Рыковцева: Но любой политик, который идет на выборы, должен быть готов к шквалу критики, и даже грязи, и технологий. Что, тогда нужно вообще отменить выборы и просто назначать депутатов для того, чтобы обезопасить их от этого? Вот она сумела себя обезопасить от того потока клеветы, который, как вы считаете, на нее выльется. Но способ-то!.. А давайте других тоже спасем от этого. Давайте отменять эти выборы, да и все. Это же не выборы уже.

Игорь Шадхан: Нет, не надо так делать, не надо ничего отменять. Выборы должны сохраняться. Я сейчас говорю о той, с моей точки зрения, совершенно нездоровой атмосфере... Мне просто жалко Валентину Ивановну Матвиенко, которой все плюют вслед. Я по-человечески этого совершенно понять не могу. А если мы будем анализировать ее деятельность и критически, умственно, аналитически отнесемся к ней, наверное, мы там найдем какие-то ошибки, какие-то промахи. Но разве можно плевать по-хамски?! И что ей тогда делать?

Николай Руденский: Я бы хотел прокомментировать то, что мы сейчас услышали от господина Шадхана. Он, видимо, человек добрый, и это подкупает. Его жалость, его сострадание к Валентине Ивановне заслуживает восхищения. Но его представление о политической жизни весьма странное. Когда он говорит, что партия власти везде имеет преимущества, видимо, он этим хочет сказать, что если политик, представляющий правящую партию, слышит в свой адрес самые нелицеприятные упреки и даже оскорбления, то в ответ он может жульничать. Это далеко не так. Американский президент Трумэн в свое время сказал, что тот, кто боится жара, тому нечего делать на кухне. Смею уверить господина Шадхана, что именно люди, находящиеся у власти в цивилизованном обществе, слышат в свой адрес гораздо больше самой жесткой критики, переходящей иногда в прямые оскорбления, доходящей до клеветы. И они в этом смысле совершенно беззащитны. И пользоваться такой логикой – «ах, вы так, ну, тогда я нарушу закон, а вы этого сделать, в отличие от меня, не можете, я вас обману и над вами посмеюсь» - это, как бы нас ни уверял в обратном господин Шадхан, невозможно.

Елена Рыковцева: Игорь, если все-таки убрать эмоциональный аспект – грязь, клевета, то, о чем вы говорите, - если бы ей удалось в мирных дискуссиях с честными, сильными, достойными соперниками выйти на выборы, поддержали бы ее жители маленьких муниципальных округов? Как вы чувствуете настроения, она прошла бы?

Игорь Шадхан: Не знаю. Не могу уверенно сказать, что она прошла бы. Но думаю, что у Валентины Ивановны Матвиенко людей, поддерживающих ее, понимающих то, что она сделала для города, достаточно много.

Николай Руденский: Господин Шадхан упомянул дискуссию между Оксаной Дмитриевой и Валентиной Матвиенко. Насколько я могу судить, как раз оболганной оказалась госпожа Дмитриева. Я сам слышал, как Матвиенко заявила в эфире, что она, будучи вице-премьером, сняла Дмитриеву с поста министра соцзащиты за упущения в работе и за развал социальной сферы. Здесь даже не надо быть специалистом, чтобы уличить госпожу Матвиенко во лжи: вице-премьер министра с поста снять не мог тогда, не может и сейчас. Я думаю, в справедливом суде Оксана Дмитриевна имела бы шансы на победу по иску о клевете.

Елена Рыковцева: Игорь, я посмотрела ваш фильм, который вы делали к концу этого года. Вы сознательно избежали необходимости столкнуть Валентину Матвиенко с кем-то из оппозиции, чтобы она все-таки ответила на те острые вопросы, которые по отношению к расходованию бюджета, к тому, что происходит в городе, встают регулярно? Вы дали ей высказаться – очень хорошо. Но вы не противопоставили ей ничего. Почему?

Игорь Шадхан: Потому что мне было интересно, прежде всего, сделать фильм про то, что делает Матвиенко. Потому что люди, город, жители часто очень плохо себе представляют, что же это такое – бюджет, куда ушли деньги, куда деньги пойдут сегодня и так далее. Такая цель была. У меня не было цели устраивать дискуссию: ты плохой или ты хороший? Мне нужен был монолог губернатора на очень важный и очень острый вопрос – куда идут бюджетные деньги?

Елена Рыковцева: В общем, вы сняли ее отчет перед жителями города.

Игорь Шадхан: Показав, что многие жители города очень плохо себе представляют, куда идут деньги вообще.

Елена Рыковцева: Они, конечно, представили теперь, благодаря вашему фильму, куда идут, но все-таки без сравнения. Там есть такой момент: вы говорите, сколько тратит город, но не говорите, сколько тратит другой город.

Николай Руденский: Если люди плохо знают, куда идут деньги, то, видимо, деньги действительно идут не туда.

Игорь Шадхан: Я плохо знаю своего оппонента, который сейчас так защищает Дмитриеву и так далее. Наш с вами разговор ужасно меня не устраивает, потому что он похож на то, что мы сводим какие-то счеты. А мы не говорим ни по какому большому счету. На каком-то уровне все это совершенно ужасно: кто-то кого-то снял с работы... Мы про что говорим?

Елена Рыковцева: Я еще раз сформулирую предмет нашего разговора: может ли губернатор Санкт-Петербурга честно выиграть выборы сейчас и стать депутатом, поддержат ли ее люди? Это был наш главный вопрос. На этом завершаем «Час прессы» на волнах Радио Свобода.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG