Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

История и истерия


Президент Сирии, офтальмолог Башар Асад

Президент Сирии, офтальмолог Башар Асад

Кровавые события в сирийском городе Хама объединили не только разные страны в общем осуждении режима президента Асада, но и – конечно же – западную прессу разных оттенков.

Кровавые события в сирийском городе Хама объединили не только разные страны в общем осуждении режима президента Асада, но и – конечно же – западную прессу разных оттенков. Две британские газеты – консервативная «Таймс» и левоцентристская «Гардиан» посвятили бойне в Хаме редакционные комментарии. «Таймс» пытается проанализировать исторический контекст поведения Асада:

«Второй сын (Асада-старшего – К.К.), планировавший посвятить жизнь не тирании, а офтальмологии, нынешний президент Асад никогда не был впечатляющей фигурой. Ему, впрочем, потакало международное сообщество, видя в нем силу, необходимую для – к сожалению, столь необходимой -- стабильности в регионе. На самом же деле, это доверие было обмануто, так как Сирия активно дестабилизировала власть как в Ливане, так и в Газе – впрочем, в самой стране правление Асада в какой-то степени гарантировало спокойствие и мир. Сейчас это уже не так…
Семейство Асада уже объявлял войну Хаме. Большинство населения этого семисоттысячного города – сунниты, в то время, как у власти в стране находятся шииты из течения алавитов. Население города очень религиозно -- в то время как режим является светским. После восстания 1982 года отец нынешнего президента, тогдашний руководитель страны Хафиз Асад приказал начать наступление на город, операцией руководил дядя Башара. Хаме угрожало полное разрушение, около двадцати тысяч человек убиты. Мнимый модернизатор Асад-младший пытался выглядеть правителем иного типа. В то же время, в своем послании к сирийским военным он полностью оправдал побоище 1982 года – и пригрозил сегодняшним демонстрантам той же участью».

«Гардиан» в своем редакционном комментарии тоже обращается к истории отношений семейства Асада с населением города Хама – с добавлением живых свидетельств сегодняшней драмы:

«Омар Хабал, активист из Хамы… так описывает общий настрой защитников города, не желающих сдаваться. “Люди держатся. Они грудью встали на защиту города. Мы не допустим повторения 82 года… мы не допустим того, чтобы военные ворвались в город, чего бы нам это ни стоило”».

«Гаридан» продолжает:

«Попытка сына тогдашнего Асада железной рукой покончить с сопротивлением именно здесь, а не где-нибудь еще, выглядит пока как его самый серьезный просчет. Впрочем, он совершил и другие ошибки. За четыре месяца нынешнего возмущения Асад колебался между обещанием реформ и отправкой снайперов. Яркий пример тому – сама Хама, где сопротивление крепчало по мере ужесточения власти… Первые демонстрации начались здесь в конце апреля, но горожане еще были готовы к переговорам. Их делегация встретилась с президентом 11 мая и он пообещал призвать к ответу виновных в убийствах 1982 года. Конечно, этого не произошло…».

Газета продолжает анализировать промахи Башара Асада, переходит к международной реакции на происходящее в Сирии и заканчивает редакционный комментрий довольно банальной формулой:

«(Действия международного сообщества) наглядно дают понять – если Асад продолжит в том же духе, у него нет будущего».

От сегодняшней политики к истории. В другой британской газете – «Телеграф» - рецензия на только что вышедшее исследование Асти Хустведт «Медицинские музы. Истерия в Париже 19 века». Речь в ней идет о конкретной теме – так называемой «женской истерии» и о том, как ее распознавание, анализ и лечение стало модным среди жителей тогдашней столицы западного мира. Миранда Сеймур начинает рецензию с любопытной картинки:

«Только словосочетание ”открытый медицинский кабинет” позволяет нам уловить эхо тех времен, когда больницы использовались и для лечения больных, и для развлечения здоровых. Самая знаменитая из таких институций – женский госпиталь Сальпетриер, возглавляемый учителем Фрейда доктором Шарко – предлагал по вторникам настоящее истерическое шоу для общества ”бель эпок”. Аудитория включала Сару Бернар (она утверждала, что таким образом совершенствует свою актерскую технику), Мопассана, Гюисманса, Акселя Мунта, Альфонса Доде – и его сына-журналиста Леона. Огромный успех лекций-преставлений Шарко был во многом обусловлен тем, что его истерические подопытные были красивы, хорошо сложены и охотно совершающие действия как соблазнительные (к примеру, имитировали секс), так и шокирующие (насквозь протыкали конечности иглами). Бланш, Огюстина и Женевьева, медицинские музы … стали знаменитостями».

В общем, как мы видим, доктор Шарко не только душ изобретал имени себя самого…

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG