Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономист Андрей Яковлев – о попытке Дмитрия Медведева помочь инвесторам


Андрей Яковлев

Андрей Яковлев

2 августа каждый из восьми федеральных округов России получил своего инвестиционного уполномоченного. Согласно решению главы государства, в семи округах они будут работать в ранге заместителя полномочного представителя президента, а в Центральном федеральной округе – в ранге помощника полпреда.

Как известно, в конце марта президент РФ Дмитрий Медведев на заседании комиссии по модернизации в Магнитогорске дал правительству ряд поручений, связанных с улучшением внутреннего инвестиционного климата. В результате в стране был сформирован новый механизм поддержки бизнеса – институт специальных инвестиционных уполномоченных в федеральных округах. Они, по словам главы государства, должны оказывать "содействие компаниям в реализации частных инвестиционных проектов, прежде всего, при взаимодействии инвесторов с органами исполнительной власти".

Поможет ли нововведение улучшить инвестиционный климат в стране? Об этом в интервью Радио Свобода размышляет директор Института анализа предприятий и рынков Высшей школы экономики Андрей Яковлев:

– Многочисленные обследования предприятий, которые проводились, в том числе, и нами, показали, что более активные фирмы, пытающиеся расширять объемы производства, вкладывать средства в развитие своего бизнеса, выходить на новые рынки, сталкиваются с гораздо большим объемом проблем и препятствий, чем фирмы, которые ничего не делают.

В рамках экспертной группы, которая у нас работала по "Стратегии 2020", мы сформулировали предложения о необходимости появления специального органа и специальных людей, которые были бы сфокусированы на проблемах фирм-инвесторов. Насколько я могу судить, заявление Дмитрия Медведева о необходимости таких уполномоченных – это некая реакция на предложения экспертов.

– Как отметил президент Медведев, две трети проблем у бизнесменов – как российских, так и иностранных – возникают в регионах, которые теперь становятся основным фронтом работы инвестиционных уполномоченных. Так ли это на самом деле?

– Проблема в том, что в регионах есть чиновники разного типа и разного уровня. Есть региональные чиновники, которые подчинены губернатору или мэру, и есть чиновники территориальных органов федеральных ведомств – различных надзорных служб или агентств. Причем федеральных чиновников в регионах в три раза больше, чем региональных.

Конечно, отнюдь не всегда и не везде губернаторы или мэры создают условия для ведения бизнеса, но в ряде регионов они действительно пытаются это делать. А вот территориальные органы федеральных ведомств, находящиеся в конкретных регионах, на самом деле не имеют никакой мотивации к тому, чтобы решать проблемы инвесторов. В лучшем случае их мотивация сводится к тому, чтобы действовать по инструкции и соблюдать все требования, которые приходят им из Москвы. В худших же случаях (которые, к сожалению, довольно распространены) они используют эти самые нормативные требования, спущенные сверху, для того, чтобы вымогать взятки. Их совершенно не интересует, будут инвестиционные проекты реализованы или нет – они используют это как некую кормушку.

– Пример можете привести?

– Ну, например, у нас было интервью с иностранным менеджером, который реализовывал достаточно успешный проект в одном из российских регионов. Он столкнулся с тем, что трудовая инспекция при приемке его инвестиционного проекта сделала несколько замечаний. Одно из замечаний сводилось к тому, что он как менеджер-руководитель стройки, ездивший на служебном автомобиле, должен иметь персонального водителя. На вопрос, зачем ему водитель, когда он сам водит эту машину, был получен ответ: если он как генеральный директор сам водит машину, то есть является одновременно водителем, то он должен перед посадкой в свой автомобиль проходить медицинский осмотр. В итоге компания специально наняла врача, который за некую зарплату выдает этому менеджеру и другим сотрудникам медицинские справки о том, что у них есть допуск к езде на машине в качестве водителя.

Это кажется полным бредом. Но в законодательстве есть такое требование, изначально предусмотренное для водителей автобусов и грузовиков, которые потенциально могут представлять опасность для окружающих. Находчивые чиновники нашли способ применить это требованием там, где можно попытаться извлечь некую выгоду для себя. Компании, о которой я рассказываю, принципиально взяток не давала, потому ей пришлось завести специального врача. Региональные же и городские власти ничего с такого рода "федеральными товарищами" сделать не могли, потому что они подчиняются только Москве.

– Иначе говоря, насколько я вас понял, президентские решения о назначении инвестиционных уполномоченных в федеральные округа – это не совсем то, что нужно было бы сделать?

– В чем некая слабость решения, принятого Дмитрием Медведевым? Когда мы формулировали это предложение, мы говорили об уполномоченном по защите прав инвесторов на федеральном уровне – по аналогии с Уполномоченным по правам человека, Уполномоченным по правам ребенка. Это звучит, может быть, несколько странно для мира в целом, что фактически на одну доску нами ставятся права детей и инвесторов. Но мы живем в такой стране, где дети и инвесторы оказываются, к сожалению, одинаково нуждающимися в защите. В конструкции, которую мы предлагали, уполномоченный по защите прав инвесторов на федеральном уровне обладал довольно большими правами, возможностью воздействия на людей, сидящих в Москве – в центральных аппаратах, в профильных ведомствах. К сожалению, была реализована лишь часть этой идеи – в виде появления уполномоченных в округах.

– Можно ли в итоге ожидать, что институт инвестиционных уполномоченных на окружном уровне все-таки принесет какую-то пользу инвесторам, работающим в России?

– Для чиновников всех этих надзорных служб и агентств в регионах люди из полномочных представительств президента, даже уровня заместителей полпреда, не являются начальниками: их прямые начальники сидят в Москве. Поэтому в этой ситуации вреда, наверное, не будет, но и большой пользы тоже может не быть.

Кроме того, я не вполне понимаю, каковы реальные компетенции, права этих самых заместителей полпредов с точки зрения возможности их воздействия на условия ведения бизнеса в конкретных регионах.

Конечно, хорошо, что они будут кого-то проверять, выдавать рекомендации. Но для изменения предпринимательского климата необходимо, чтобы бизнес видел реакцию на жалобы, которые будут поступать на конкретных чиновников конкретных территориальных органов федеральных ведомств. Бизнес должен понимать, что в результате этих жалоб принимаются какие-то конкретные решения: либо изменяются неадекватные правила, по которым действуют чиновники, либо наказываются те чиновники, которые, злоупотребляя своими полномочиями, нарушают права инвесторов. Насколько я понимаю, уполномоченные по защите инвесторов, находящиеся в ранге заместителей полпредов, ничего подобного делать не смогут.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG