Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - об идеологических дискуссиях в рядах "Правого дела"


Лидер партии "Правое дело" Михаил Прохоров приглашает в свои ряды оппозиционеров

Лидер партии "Правое дело" Михаил Прохоров приглашает в свои ряды оппозиционеров

В "Гранях времени": руководитель подмосковной организации Борис Надеждин и директор центра "Сова" Александр Верховский.

В партии "Правое дело" предлагают лидеру московского областного отделения Борису Надеждину покинуть её ряды в случае, если он действительно разделяет ксенофобские взгляды. "Прозвучавшие в прессе фамилии людей, близких к идеологам "Русского марша" и якобы имеющих отношение к "Правому делу" - это чистой воды инсинуация. Никаких официально выдвинутых от подмосковного отделения лиц, заигрывающих с национализмом, нет", - говорится в официальном заявлении "Правого дела", переданном в среду, 3 августа, "Интерфаксу". В четверг, 4 августа, стало известно, что организатор масштабного антиправительственного митинга в Калининграде Константин Дорошок возглавил региональное отделение партии "Правое дело".


Владимир Кара-Мурза: После выхода в газете "Известия" статьи "Правое дело" начинает эксперименты с национализмом", в партии и в обществе разгорелась дискуссия. В статье член федерального политсовета и лидер подмосковного отделения "Правого дела" Борис Надеждин рассказал, что "его партячейка в ходе избирательной кампании будет заниматься "русским вопросом", и поэтому в мое отделение теперь массово вступают офицеры и молодые бритоголовые", - заявлял Надеждин. Он ссылался на некие исследования, согласно которым в последние несколько лет в Московскую область на постоянное проживание переехало порядка 400 тысяч человек из южных регионов России. Аргументируя свою позицию, Надеждин подчеркнул, что "Подмосковье - это русская земля". Лидер партии Михаил Прохоров достаточно резко отреагировал на эти заявления. "Никаких националистов ни в какие партийные списки мы не включали и включать не будем. Ни с какими националистическими движениями "Правое дело" дело иметь не будет", - написал он у себя в блоге. Заигрывание "Правого дела" с националистами наблюдатели заметили еще на съезде партии, тогда на общем собрании делегаты утвердили новые партийные цвета: вместо российского триколора решено было использовать черный, золотой и белый. Такую расцветку имеет имперский флаг, с которым националисты выходят на "Русский марш". Один из лидеров движения "Русские" Александр Белов утверждает, что взаимодействие националистов с "Правым делом" - нормальный процесс. "Я считаю, что членам незарегистрированных организаций следует использовать ресурс легальных партий", - заявил он по этому поводу. Пресса находит все новые доказательства утверждения, что в "Правом деле" решили в предвыборной программе опираться на "русский вопрос". В частности, об этом свидетельствует сотрудничество с одним из организаторов "Русского марша" Виктором Милитаревым. В пресс-службе "Правого дела" подчеркнули, что у партии не было и нет намерений разыгрывать националистическую карту, а любые разговоры на эту тему в "Правом деле" считают провокацией и призывами к расколу страны. Идеологические дискуссии в рядах партии "Правое дело" мы сегодня обсуждаем с Борисом Надеждиным, депутатом Государственной думы третьего созыва, членом политсовета партии "Правое дело" и лидером ее подмосковного отделения, и Александром Верховским, директором информационно-аналитического центра СОВА. Какова была цель ваших консультаций, как сказано в ваших интервью, за круглым столом с представителями националистических движений?

Борис Надеждин: Давайте разделим два сюжета. Первый – это достаточно странная статья в "Известиях", где говорилось, что я принимаю скинхедов, бритоголовых в партию и так далее. И второй сюжет – это то, что действительно я проводил круглые столы по
То есть, боже упаси, это не скинхеды, это не те, кто погромы хочет устраивать. Это доктора наук, профессора, писатели в ЖЖ статей про то, что нужно строить русское государство

обсуждению проблем миграции и "русского вопроса", куда, конечно же, приглашались самые разные люди, самые разные национальности присутствовали, и было насколько человек, фамилии которых называются, которые считаются представителями умеренного национализма. То есть, боже упаси, это не скинхеды, это не те, кто погромы хочет устраивать. Это доктора наук, профессора, писатели в ЖЖ статей про то, что нужно строить русское государство. Поэтому резюмирую: никто в партию "Правое дело" никаких скинхедов принимать не собирается, наша партия была, есть и будет, а я в ней 20 лет можно считать, абсолютно либеральной партией, и "русский вопрос", "Россия для русских" – это не наши лозунги, это все понятно. Но есть реальная проблема с мигрантами, особенно у меня в Подмосковье, есть реальная проблема межнациональных конфликтов, вспомним Сагру и аналогичные события в Подмосковье, в Хотьково. И эти проблемы нужно обсуждать, в том числе с теми, кто не является нашим, я имею в виду либералов, идеологическим союзником, но эти люди представляют точку зрения, с которыми нужно это обсуждать.

Владимир Кара-Мурза: Насколько, по вашим данным, продуктивны идеологические дискуссии с представителями националистических движений?

Александр Верховский: Знаете, это зависит от того, с кем дискутировать,
С ними интересно разговаривать и даже наверняка с ними интересно разговаривать, но в каком-то смысле с ними невозможно вести переговоры о чем-то

вероятно. Проблема, на мой взгляд, в том, что так называемые умеренные националисты, как Виктор Милитарев упомянутый, они маловлиятельные, за ними мало кто стоит. С ними интересно разговаривать и даже наверняка с ними интересно разговаривать, но в каком-то смысле с ними невозможно вести переговоры о чем-то, потому что они не договаривающаяся сторона. Те националисты, которые способны либо организовывать, либо поддерживать какие-то эксцессы, как в том же Хотьково были и в Кандапоге, на Манежной площади, с ними проблематично разговаривать, поскольку они находятся на грани уголовного кодекса или за гранью уголовного кодекса. В этом сложности переговоров с нашими националистами.

Владимир Кара-Мурза: По какому принципу вы отбирали ваших собеседников?

Борис Надеждин: Принцип был совершенно простой. Понимаете, какая история, когда я создал экспертный совет по национальному вопросу при подмосковной организации, возглавил его Сергей Плитос, это мой старый товарищ из Дзержинского, даже по фамилии можно догадаться, что он не русский националист, а молдавское у него происхождение. В этом совете по экспертным вопросам представители самых разных национальностей, там и украинцы, и евреи. Логика была такая: собрать разных людей с разными точками зрения, найти точки соприкосновения. Теперь вопрос: а кого я собственно должен звать из тех людей, которые считают, что есть "русский вопрос", русских угнетают и все такое? Не звать их вообще было бы странно, потому что это довольно мощная струя, там есть энергетика определенная. Естественно, я не звал тех, кто призывает к погрому или какому-то насилию. Не звал тех, кто призывает выгнать из России нерусских. Это все бред, мы этим не занимаемся. Я позвал тех людей, которые мне казались достаточно видными представителями, внятными, интеллектуалами, я бы сказал, такого направления. Оно реально существует в стране, есть такие реальные проблемы. И логика была простая: я не зову экстремистов, террористов, ксенофобов, зову тех людей, с которыми можно обсуждать эти проблемы в рамках круглого стола.

Владимир Кара-Мурза: Насколько безупречен с идеологической точки зрения и с либеральной точки зрения лозунг "Подмосковье – это русская земля"?

Александр Верховский: Я не являюсь держателем либеральной идеологии, наверное, много желающих. На мой взгляд, этот лозунг является бессмысленным, так же, как и все подобные лозунги. Не потому, что здесь не живут русские люди и не потому, что здесь было или не было государство другое, по-другому определявшееся, а потому что сейчас не имеет особенного смысла. Я так понимаю, что фактически речь идет о том, что в Подмосковье, в Москве или в Рязани должны соблюдаться русские обычаи, а в Татарстане, допустим, татарские обычаи. Это не очень правильно. Потому что, что делать человеку, который переехал с места на место, он же не может менять сходу свой образ жизни. Он, наверное, не должен совершать провокационных действий, естественно, не должен нарушать общественный порядок. Но жил он спокойно в Рязани и переехал в Татарстан, не должен в раз начать ходить в тюбетейке, там, кстати, не очень ходят. Я просто не понимаю, что эти слова означают на практике. Мне кажется, что за ними больше кроется желание именно как-то поддакнуть общественному настроению ксенофобному. При том, что да, настроения есть я понимаю, что с ним надо как-то иметь дело и надо общаться, но надо предлагать решения. Вот эти абстрактные слова только отдаляют от любого решения.

Владимир Кара-Мурза: Алла Гербер, президент фонда "Холокост", бывший депутат Государственной думы, ныне член Общественной палаты, исключает любые контакты с экстремистами.

Алла Гербер: Либералы могут разговаривать с представителями разных организаций, разных групп, выяснять их позиции, садиться даже за один стол, не столько переговоров, сколько выяснения позиций друг друга. Но с нацистскими организациями, с ультранационалистическими организациями, с теми, кто проповедует откровенно ксенофобские взгляды, я думаю, что либералы не могут находиться с ними в каком-то рабочем, человеческом и идейном контакте. Я этого понять не могу. Я не могу понять Надеждина, мне неясно, что именно он хотел сказать, чего именно он добивался, какого контакта, какого союза, какого выяснения позиций - мне это неясно. Я бы не села за стол с нацистами никогда в жизни и не стала бы с ними разговаривать. Потому что мне говорить с ними не о чем. То, что они проповедуют, о чем кричат на "Русских маршах", их лозунги, их пропаганда, она уголовна, включая "Протоколы сионских мудрецов", "Майн Кампф" и так далее. Если с ними разговаривать собирается Надеждин, то я этого понять не могу.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG