Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Очередной прорыв антисемитского гнойника, - придворный пропагандист сравнил Израиль с гитлеровской Германией. Нормально, к сожалению.

К ещё большему сожалению, нормально и то, что на пропагандиста подали жалобу, пригрозили судом. Всё это «нормально» в смысле «обычно», только всё это ненормально ― в смысле, неразумно.

Сравнение сионизма с нацизмом вздор, но и бороться со вздором окриками означает ему подыгрывать. Вздор нуждается не в отповеди, а в ответе, чтобы информационным агентствам не оставалось иного выбора, как процитировать объяснение ― а почему Израиль не гитлеровская Германия, почему палестинская автономия не Освенцим.


Если бы Гитлер, собрав всех евреев, до которых он мог дотянуться, сселил бы их в Освенцим и, оградив колючей проволкой, предоставил самим себе! Блокировал бы любую помощь снаружи, постреливал бы при попытках бежать, но не вмешивался в происходящее внутри такого гипергетто.


Конечно, ничего хорошего в жизни за колючей проволкой нет, но всё-таки это ― жизнь, а не ежедневное истребление в газовых печах. Конечно, сколько-то евреев всё равно бы погибло, но сколько бы их осталось жить!


В том-то и суть Освенцима, что Гитлер рассматривал варианты «очищения Германии» через высылку всех евреев ― включая высылку всех скопом на Мадагаскар. Рассматривал и ― отказался, предпочёл убивать.


В конце концов, если трезво посмотреть на историю евреев в Земле Обетованной, так и она ― не райские кущи. Более того, Бог одним из условий пребывания в Святой Земле поставил самоизоляцию евреев от окружающих народов. Конечно, выдержать такое было нелегко, евреи постоянно нарушали это условие, а Бог их постоянно за это наказывал ― и разрушением Храма, и Вавилонским пленом. Он учил: выживайте в одиночку, не заигрывайте с Египтом, не говоря уже о соседях помельче, живите, словно в гетто. У вас есть Я, положитесь на Меня и доверяйте Мне. История Земли Обетованной ― история не дипломатических успехов и помощи от Соединённых Штатов, а история самоорганизации крохотной горстки людей, объединённых верой. В ещё большей степени наглядна история жизни евреев в европейских гетто.


* * *


Это не означает, что гетто нормальный способ жизни, что положение арабов в Палестинской автономии нормальное, что политика израильской правительства идеальна и не подлежит обсуждению. Это означает, что самоорганизацию как основополагающий принцип социального устроения никто не отменял и не отменит. Только надо понимать, что самоорганизацией является, а что ― нет.


Например, единственный, кажется, пример систематической самоорганизации москвичей: огораживание дворов под автостоянки. Люди, озверело глядящие друг на друга, вдруг договариваются, безо всяких приказов деньги собирают, столбики врывают, цепочки вешают, - чтобы иметь возможность парковаться.


Самоорганизация? Самоорганизация! Нормальная? Нет!!! Это самоорганизация за счёт других, и ведёт такая самоорганизация к саморазрушению. Не случайно же закон запрещает такую самоорганизацию («самовольный захват придомовых территорий»), как запрещает организацию разных преступных сообществ, которые тоже ведь ― самоорганизация. Это «готтентотская» самоорганизация, то есть, она основывается на принципе «если у меня украдут корову, это плохо, если я украду корову, это хорошо». Ни один самоорганизатор такой выгородки не обрадуется, если, приехав к пункту назначения, обнаружит, что ему негде припарковаться, потому что другие тоже самоорганизовались. А в жизни всегда, кроме точки отправления, есть точка назначения.


Более того, такая самоорганизация саморазрушительна тактически, потому что не все, кто не живёт в доме, - опасные чужаки. Пожарные и врачи, родные и друзья, - тоже не найдут, как выражался Иисус, «где главу преклонити». Всем ключи не раздашь, всех ситуаций не предусмотришь. Не случайно, в конце концов, средневековая модель города, где всё было огорожено и заперто, уступила место городу современному. Открытость ― очень прагматична.


Разрушительна такая самоорганизация ― назовём её «избирательной» ― и стратегически. Человек привыкает к тому, что жизнь есть огораживание, что самоорганизация есть самозамыкание, что прогресс есть запор, а дорога ― приложение к шлагбаума. «Не мы такие, жизнь такая». Мир таков, что на всех не хватит! Двора не хватит, денег не хватит, любви не хватит! Для такого душевного настроя самоорганизация есть ограничение ― не самоограничение, разумеется, а ограничение других. В конце концов, какая разница ― огородить свой двор или огородить чужой двор, оставив себе всё остальное пространство? Великая Китайская стена столько же огораживала китайцев от мира, сколько отгораживает мир от китайцев.


* * *


Боязнь того, что мира не хватит на всех, что кто-нибудь обязательно должен уйти обиженным, пронизывает любую агрессию. Пронизывала она и революционеров 1917 года, и их преемников даже до сего дня. Это объясняет надежду, с которой каждый день многие русские люди надеются, что западное изобилие, наконец, рухнет, а своё, соответственно начнётся. Ну не может же навечно хватить того ― чем оно ни было ― откуда золотой миллиард черпает своё золото? Тут-то мы и возьмём своё. Откуда возьмём, как возьмём, - это фантазия не объясняет. Тут не разум, тут чувство: жизнь рулетка, рано или поздно выпадёт и на наш ноль, главное, никого больше на этот ноль не пускать.


Cамоорганизация от нехватки всегда агрессивна. Поэтому бесполезны мечтания о том, чтобы убедить кремлёвскую власть отпустить «нас». Вот пусть она поделит страну и живёт в своей части, а «мы», «нормальные» - в своей. «Мы» даже согласны на двойное налогообложение ― будем платить и «своему» правительству, и «опричному». Речь ведь идёт именно об опричнине и земщине, только не по инициативе царя, а по инициативе подданных. Подавись, задавись, бери, сколько хочешь, только оставь нам хотя бы шесть соток, но уж вполне оставь, окончательно!


Такие мечтания обнаруживают непонимание того, что деспотизм всегда ― самоорганизация от параноидального ощущения нехватки. Дай деспотизму всю Россию, кроме шести соток ― и именно этих шести соток ему будет страшно не хватать. Швырнуть Кремлю двойное налогообложение? Да он сейчас в разы больше получает, а главное ― он даже не получает, а он берёт всё и потом уже выделяет, кому захочет и сколько захочет, словно сквозь зубы цедит.


Откровенно говоря, в мечтаниях интеллигентов ― во всяком случае, пост-революционных ― о размежевании с властью всегда есть лукавство. Как у современных православных мечтание: вот пусть правительство перестанет нам мешать, пусть просто выделяет нам денег, а мы всё сделаем в лучшем виде! Оставь православного архиерея или русского интеллектуала подлинно наедине с жизнью, самоорганизовываться безо всяких государственных дотаций ― умрёт от страха и непривычки. Да и русский пахарь пошёл не тот, что при салтыковских генералов ― предоставленный сам себе, он обрастает не булками, а бутылками, извлекая их, впрочем, опять же непонятно откуда.


Отсюда гримасы «самоорганизации», когда идёт борьба за казённые деньги. Кто-то получит у барина деньги на коляску для инвалида, остальные ― не получат. Что ж, значит один ― самоорганизовался, молодец. Пусть другие сделают так же, а не ворчат. Да в том-то и дело, что такая самоорганизация в выклянчивании разрушает социальную ткань, препятствует нормальному распределению. Десяток собак, дерущихся за кости, которые бросает барин и которых всегда меньше, чем собак, навсегда останутся стаей, не станут социумом. Они и сами получат костей меньше, чем если бы действовали вместе, так ведь при этом большинство костей просто сгниёт - потому что там, где схема "барин-холоп", там всегда всё гниёт.


Подлинная самоорганизация всегда ― ради общего блага. Банальнейшая истина, только вот, к сожалению, никак не станет банальностью, что «общее» есть «всечеловеческое», «общее для всех людей». «Общее» - это не «я и жена с детьми», не «я и моя страна», не «я и мои единоверцы». Общее есть общее. Всё иное так или иначе ведёт к войне и разрушению, и любая война есть столкновение замкнутых на себе самоорганизаций, каждая из которых уверена, что мира, разума, добра на всех не хватит.

Хватит бояться, что на всех не хватит! Хватит, но только тогда хватит, когда ― на всех. Самоорганизация без границ и вопреки границам ― государственным, гендерным, возрастным, религиозным.

Самоорганизация не во имя самообороны за счёт другого, а во имя творчества ради другого и вместе с другим. Самоорганизация не «против», а «для», - вот где только может родиться решение и национальных, и религиозных, и культурных вопросов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG