Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выставка дачного быта открылась в поселке Прибытково



Марина Тимашева: Старые усадьбы вокруг Петербурга разрушаются. Но в некоторых из них энтузиастам-краеведам удается сделать музеи - выставка дачного быта открылась в помещении библиотеки поселка Прибытково. Рассказывает Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Дачной столицей России называли некогда поселок Сиверский под Петербургом, но и окрестные деревни и поселки мало чем отставали от него по красоте и поэтичности дачного быта. Огромный деревянный дом, который местные жители зовут ''домом адмирала Прибыткова'', был построен в начале прошлого века в стиле модерн: причудливая чешуйчатая крыша,
характерные закругленные окна с резными деревянными наличниками, веранда с витражами, изображающими море и корабли. Да и весь дом задуман и сделан в форме корабля, плывущего среди гигантских темных елей. В советское время здесь много десятилетий была школа, потом поселок, как водится, оскудел детьми, школу закрыли, а в старый дом переехала библиотека, которая и спасает его от разрушения. Дом уже много раз хотели продать, чтобы затем сломать и построить какой-нибудь богатый коттедж, но местные жители каждый раз отстаивали его. И выставка дачного быта, открывшаяся здесь, выглядит, как маленькая победа в борьбе с
равнодушием чиновников. Белое летнее платье дачницы, самовар, зеркалов бронзовой оправе в виде дракона, стол с чайными чашками — тоже, конечно, в стиле модерн, десятки прелестных мелочей, разбросанных по веранде - все выглядит так, как будто хозяева только что вышли в сад и сейчас вернутся, смеясь и болтая, пить чай. Говорит краевед Андрей Бурлаков, который подготовил эту выставку.

Андрей Бурлаков: Мы решили показать короткое время, не историю Прибытково, а именно модерн, дачный модерн, то есть эпоху расцвета конца 19-го - начала 20-го века, самый пик местной активности, когда здесь отдыхали, жили, творили дачники. Сам дом - потрясающий, он какой-то необычный, в нем много тайн и загадок, и чудо, что он остался, пусть даже такой ветхий, такой уходящий. Все равно мы можем пока его видеть, любоваться, и это главное, потому что его многие знают, он довольно известный, он даже попал во все путеводители, хотя он не является памятником местного значения. Он имеет самое главное значение для этого места, потому что это дача адмирала Прибыткова, того самого Прибыткова, который не был на самом деле адмиралом, а был капитаном первого ранга, но местная молва, местные дачники, которые здесь живут испокон веков, его называют адмиралом. Поэтому это название закрепилось, так оно вошло в историю, так я об этой даче узнал, так она попала во все сведения, как ''дача адмирала''. Это был очень известный капитан в отставке, Виктор Иванович Прибытков, который построил здесь несколько дач, эта - главная, по-видимому, гостевая, он же основал здесь небольшую платформу, которая сейчас стала дачной платформой Прибытково, он же здесь начинает продажу дачных участков и здесь возникают тогдашние дачки. Среди первых владельцев известные семьи — Гиппиус, Козловские (это тоже историческая семья, потомки знаменитого автора петергофского ''Самсона'') то есть здесь все были люди непростые. Рядом - дача брата Репина, музыканта Мариинского театра Василия Репина, рядышком дача, которую снимал Павел Самойлов. То есть здесь была аура очень творческая. Я к Козловскому заходил, будучи мальчишкой, это был последний из могикан, который застал еще эпоху начала века, его отец дружил со всеми бывшими владельцами, он был один из первых покупателей и он еще застал этого ''адмирала'', как он называл Прибыткова, и всех дачников. Он рассказывал, что на этой даче бывала часто Вяльцева, известная исполнительница русских и цыганских романсов, которая очень любила этот дом, и здесь проходили музыкальные встречи с Вяльцевой. Кроме того, эти витражи имеют особенное место, потому что они подчеркивают тот стиль, ту легендарную историю. Эта дача была построена по типу корабля, раньше здесь натягивались белые флаги в виде таких парусов с мачтами - плывущий корабль. То есть все такое морское здесь. Он был человек действительно непростой. Я поднимал его историю и оказалось, что он не просто был капитаном, он был издателем журнала ''Ребус'', очень много чего придумывал, разные игры детские, и местные люди рассказывали, что их сюда водили бабушки на детские праздники на лужайку под этой дачей, и тут было много белых грибов. Но мы, конечно, бездарно теряем ту эпоху, потому что, к сожалению, власти продают вокруг дачи территорию, мало остается вот этого ландшафта исторического, уходят огромные ели - очень жалко, что вокруг ничего нет такого. Мне очень приятно, что люди поддержали эту идею музейную. Была вообще идея здесь сделать музей истории Прибытково, но тема очень большая, мы решили взять кусок той эпохи, модерна, а в дальнейшем будем показывать эпоху и советскую, потому что здесь один только Лихачев чего стоит, который бывал очень часто здесь, на даче своего главного учителя Максимова. Здесь отдыхал Соловьев-Седой, здесь бывал Печковский, здесь начинал свой творческий путь Шварц, наш композитор, первые его концерты, первые его вечера на баяне проходили здесь, в доме отдыха фабрики ''Большевичка''.

Татьяна Вольтская: Здесь же был театр, что меня поразило.

Андрей Бурлаков: Был театр, построенный Ивановым, местным дачником. То есть такая настоящая была здесь дачная культура. Это ''малая дачная столица'', можно сказать. Мы Сиверский называем '''большой столицей'', настоящей, а это - ''малая столица'', где тоже была своя жизнь, где очень многое рождалось и, конечно, сейчас важно этот остров сохранить, не дать ему потеряться, потому что разговоров вокруг дачи.... Мне немножко было непонятно, обидно, почему вдруг не разрешают говорить слово ''музей''. То есть власть немножко игнорировала наше предприятие, но не потому, что им не хочется или не интересно, а потому что слишком лакомый кусочек, дача эта вызывает пристальное наблюдение людей богатых, поэтому всякий разговор уходит. Библиотеку перевести в Кобрино, там крупный сейчас поселок, центр местного поселения. Сейчас же все у нас объединяют, школы объединяют, даже если один ребенок, должна быть школа для него, а если у нас сейчас закрывают школы и делают одну на все села и древни, к чему это годится? Поэтому и тут такая же позиция, и нас это очень тревожит. Поэтому музеем мы, прежде всего, закрываем стезю такую, которая может привести к катастрофе. То есть мы хотим обосноваться на этой даче, чтобы она всегда имела защиту библиотечно-музейную, центр культуры, здесь столько читателей, здесь столько людей, люди все болеют, переживают, и дача эта не должна перейти ни в частные руки, ни в какие руки. А мы уже видим, как усадьбы выкупают и судьба у всех практически никакая - потом их огораживают и делают частными, там нет ни музеев, ни выставочных залов, они не доступны. Здесь этого быть не должно. Опыт уже есть, и будем сейчас всячески за нее биться.

Татьяна Вольтская: Самые лучшие впечатления остались от выставки у историка Андрея Барановского.

Андрей Барановский: Вы знаете, это большое чудо, что эта дача, как объект красивого такого модерна - необыкновенный фундамент, сама архитектура и некоторые ее детали - что она сохранилась. Это дает возможность в Прибытково создать историко-краеведческий музей не на каких-то шаблонных формах, а создать на базе вот этого старинного чуда. Единственное, я выскажу трезвый взгляд опытного человека. Я считаю, что эти огромные книжные фонды, которые накопились с 50-х годов, они, может быть, не актуальны сейчас. Я считаю, библиотеки должны иметь свой краеведческий ресурс — домоводство, дачная жизнь, охота - а вся современная шаблонная литература или зарубежная, она не обязательна. Если библиотека это поймет и часть фондов куда-то перевезет, то освободится пространство, а оно дороже наших шаблонных представлений о современном книжном читателе. Из этого можно было бы создать яркий предмет дачного музея Петербурга, то, чего у нас нет. То, что Бурлаков открыл в Сиверском - там потом что-то не срослось. Вот сейчас, летом, когда жарко и наши горожане на дачах, в расслабленном, но еще в каком-то творческом состоянии, эти музеи будет достаточно популярны.

Татьяна Вольтская: Вообще давно уже говорилось о том, что хорошо бы эту зону тоже включить в какое-то ''кольцо'' музейное, что здесь тоже должен быть ингерманландский заповедник, чтобы не распродавать все под коттеджи, как вы считаете?

Андрей Барановский: Я, как самый смелый здесь присутствующий краевед, не боящийся властей, скажу, что все зависит от них - они создали такие препоны и они не идут ни на какие переговоры. Объект легко обустраивается, здесь одновременно должен быть синтез - здание, коллекция, люди (как сегодняшние замечательные гости), и, одновременно, территория. Потому что территории распродаются, растаскиваются, но вот этим они, к сожалению, не хотят заниматься. Ряд мест еще нуждается в музеефикации, а слава мест уже обгоняет то, что может там увидеть турист. Есть какая-то странная традиция - руководство администрации считает, что они должны заниматься в лучшем случае мусором, благоустройством. Подобный музей позволяют выхолостить мусор в душе усталого петербургского человека - это тоже надо разгребать!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG