Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первые лица


Экс-президент Египта Хосни Мубарак в зале суда

Экс-президент Египта Хосни Мубарак в зале суда

Российская блогосфера к концу недели резко пожелтела – то ли от жары, то ли от отпускной лени. Ведущей темой стала внешность премьер-министра страны Владимира Путина. Дискуссию спровоцировали фотографии, привезенные с Селигера блогером Ильей Варфоломеевым. Сочувствие жж-истов не знало границ:

Бедный Путин. От ботекса уже разрез глаз изменился, - написал пользователь egorbp.

Пользовательница elya-dijka предложила казнить косметолога. Тема заинтересовала даже Эдуарда Лимонова:

Странное лицо, вдруг изменившееся не то от тревоги, от крайней степени беспокойства, не то от злоупотребления алкоголем. Интересно, какая из догадок верна? "Как в воду опущенный", говорили старухи моего детства. У него явно проблемы, может заболел серьезно, лицо-таки осунувшееся. Нездоровое и рассеянное... Что-то гложет....

Желтую тему продолжил пользователь drugoi:

В Москве одна за другой прошли эксгибиционистские акции с публичным раздеванием – столь же идиотские и нелепые по содержанию, как и по форме. То какие-то девицы рвали что-то на себе "за Путина", потом другие мыли в исподнем старые советские машины на Воробьевых горах, сегодня настала очередь оголиться группе девушек из группы в социальной сети, которые назвали себя "Медведев — наш президент". Девицы снимали с себя предметы одежды, собирая в ведра вылитое зрителями пиво. За одну бутылку — один предмет одежды. До конца, слава создателю, раздеваться не стали. Содержимое ведер сильно напоминало отходы лаборатории, где берут анализы мочи.

Между тем блоги, похоже, стали последним прибежищем желтизны в российском обществе. О загадочном банкротстве ЗАО "Дикая орхидея", флагмана желтизны на рынке нижнего белья рассуждает в блогах "Соли" Андрей Левкин:

Эта большая лавочка производила женское белье как бы повышенной чувственности. Массовое постоянство рекламы и персонажи, в ней светившиеся, сообщали, что данный типа брэнд не просто успешен, а еще и является знаковым для определенной прослойки граждан, то есть – он тут фактически навсегда. Сам факт того, что данный флагман отрасли обанкротился, говорит что-то о том, как меняются установки в обществе. Что именно могло повлечь за собой банкротство в такой надежной сфере? Можно ведь даже подумать, что теперь дела пойдут на лад: вот смотришь на сайт "Орхидеи", там же такая дурость... Возможно, все меняется к лучшему. Но что носят теперь? Без установления данного факта нет оснований утверждать, что меняется к лучшему. Социологи, например, могли бы выяснить, кто именно был целевой аудиторией "Орхидеи". Могли бы предположить, что это социальная группа "дамочки" и заняться сменой предпочтений данной группы. Выяснили бы уровень развития группы, ее тренды или же просто факт ее несуществования. Нет, они продолжают изучать отношение к Сталину, к тандему, к тому, хорошо ли было бы, кабы Россия была империей и иные, столь же актуальные темы. Наверное, думают, что именно это позволит понять общество, в котором мы обитаем. Но непроясненное общество, это даже хуже, чем революционные массы. Потому что полная потеря ориентиров.

***
В англоязычной блогосфере обсуждают начавшийся на днях суд на экс-президентом Египта Хосни Мубараком. Репортаж из зала суда произвел на западных блогеров большое впечатление уже одним тем, что обвиняемый лежит на больничной койке в железной клетке. По мнению колумниста портала Guardian Джонатана Джонса, такая картина может значить больше, чем сам суд и его решение.

Визуальный ряд из зала суда над Мубураком настораживает. Сразу вспоминается гравюра, изображающая, как Карл I всходит на эшафот в Лондоне в 1649 году. Или Людовик XVI, чью отрубленную голову палач показывает ликующей толпе в 1793. Или Романовы, которым сказали собраться для фотографирования, а вместо этого расстреляли. Можно, конечно, сказать, что с Мубараком все по-другому. Его судят, в отличие от людей, расстрелянных во время египетской революции. Но это не так важно. Ликовать по поводу падения тирана – это очень опасный путь. Ни английская, ни французская, ни русская революция не привели к избранию демократического правительства. И напротив, революции со счастливым демократическим концом не вызывают в памяти образов возмездия. Картинка американской революции не отрубленная голова Георга III, до которого колонистам не было особого дела, а группа людей, подписывающая Декларацию независимости. Европа 89-го запомнилась нам счастливыми толпами, проходящими через берлинскую стену. Поэтому сожаление, которое мы испытываем, глядя на Мубарака в клетке, отнюдь не сентиментальное.

Однако подобные рассуждения характерны для тех, кому незнакомы нюансы египетской судебной практики, для которой нахождение подсудимого за решеткой не редкость. Блогер портала Foreign Policy Натан Браун видит другие опасности в процессе на Мубараком:

Беседуя в июне египетскими судьями, я почувствовал их уверенность в том, что судебная система справится с делом Мубарака. Но поводы для беспокойства все-таки есть. Один из них – разнузданная коррупция. Как заметил один египетский судья, если дать ход одновременно всем коррупционным делам, то окажется, что одна половина населения страны судит другую. Дело президента явно рассматривается в ускоренном порядке из-за его политического контекста. Этот факт сам по себе вызывает озабоченность, однако еще больше беспокоит то, что может отойти в тень проблема общей коррумпированности системы египетского правосудия.

Пока невозможно судить, насколько объективным получится процесс на Мубараком. Как отмечается в редакционном блоге Guardian, из внешних примет складывается противоречивая картина:

Снаружи здания суда идут бои между полицией, сторонниками Мубарака и его противниками. В здании суда происходящее порой напоминает восточный базар – адвокаты стараются перекричать друг друга, чтобы привлечь внимание судьи. Один из них потребовал сделать тест ДНК, потому что Мубарак якобы не настоящий. Вообще позиция защиты уже более или менее ясна: они хотят вызвать более тысячи свидетелей, чтобы максимально затянуть процесс, а также запугать находящихся сейчас у власти военных тем, что им тоже придется давать показания. Одним словом, процесс политизирован до предела. С другой стороны, у судьи хорошая репутация, а слушания вещают по телевидению в прямом эфире. Это уменьшает вероятность "телефонного права", столь распространенного в России. От суда потребуется строгая дисциплина, чтобы, с одной стороны, не затянуть дело, однако и не торопиться с выводами.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG