Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Алексей Малашенко – о тонкостях России


Алексей Малашенко

Алексей Малашенко

Конфликтные отношения России и Грузии – одна из немногих тем, говоря о которой, Дмитрий Медведев проявляет ту же жесткость, что и Владимир Путин. Именно президент принимал формальное решение о военном вторжении российских войск на территорию Южной Осетии, дипломатическое признание Москвой мятежных грузинских автономий, как считается – тоже решение Дмитрия Медведева.

Почему Москва уже в течение трех лет сохраняет агрессивный тон в общении с Тбилиси? В какой степени последние заявления президента России связаны с начинающейся в стране предвыборной кампанией? Об этом говорит эксперт московского Центра Карнеги Алексей Малашенко.

– Существуют определенные правила игры, по которым одно позволено, а другое – не позволено. Значит, это ему позволено было. Собственно говоря, у меня такое ощущение, что от этого интервью он ничего не приобрел и ничего не потерял. Оно выглядело как-то очень странно – обычные слова. Он бы хотел что-то поменять, но пока от президента слышна абсолютно та риторика, которую мы слышим изо дня в день.

А что касается предвыборности – если то, что происходит в России, можно назвать кампанией, то она выглядит немножко смешной. Какая-то непонятная кампания, я бы ее даже кампанией не назвал.

– Чем вы это объясняете – тем, что исход выборов уже предрешен?

– Исход выборов будут решать два человека. Может быть, даже один. Очень много разговоров, очень много спекуляций. Я думаю, что два главных фигуранта этой кампании еще не знают, кто будет.

– По каким причинам, на ваш взгляд, позиция российского руководства по отношению к Грузии на протяжении уже 3 послеконфликтных лет остается столь непримиримой? Почему бы Москве не помириться с Тбилиси?

– Политика России на кавказском, на грузинском направлении катится под уклон уже сама по себе. Для того чтобы начались какие-то перемены, нужно как минимум отозвать признание Абхазии и Южной Осетии. Сами понимаете, что это невозможно. Вторая причина – я не думаю, чтобы Россия была уж так заинтересована в улучшении отношений с Грузией. Очень много позитивной риторики, очень много призывов, но для России сейчас грузинский вопрос, я бы сказал, – некая добавка к отношениям между Западом и Москвой.

Наконец, есть одна принципиальная проблема – Россия на постсоветском пространстве. Отношения эти очень часто оказываются под воздействием личного фактора. Ну, не любят в России Саакашвили! Другого человека не предвидится. Но даже если мы на секунду представим себе, что он появился совершенно неожиданно, то неужели вы думаете, что новый президент Грузии, кем бы он ни был, начнет с того, что даст задний ход в отношениях Абхазии и Южной Осетии? Поэтому, я думаю, что к таким российско-грузинским отношениям пора уже привыкнуть и относиться к ним как к некой данности. На фоне всего этого, как мне кажется, экономические отношения будут каким-то образом обходить политику – да и уже обходят. Что же касается непосредственно дипломатии, то здесь, по-моему, это дело всерьез и надолго.

– В минувшие годы говорили о начале перезагрузки в отношениях между Россией и США и о более теплой эпохи в отношениях между Россией и европейскими партнерами. В последние месяцы оба российских руководителя довольно охотно прибегают к антиамериканской или в целом антизападной риторике. С чем вы это связываете?

– Прежде всего с тем, что российско-западные отношения – это процесс. Они могут ухудшаться или улучшаться, но в целом, я бы сказал, достигнут и некий консенсус, и эти отношения не будут опускаться не выше и не ниже его. То, что называется перезагрузкой, – это попытка нормализации отношений, признание того, кто на что способен, кто чего хочет и т. д. Этот процесс будет продолжаться, несмотря ни на какие ухудшения. Так или иначе, от взаимопонимания не уйти. Но сами взаимопонимания будут так или иначе меняться под влиянием самых разных обстоятельств.

– Имеет ли тот комплекс проблем, который мы обсуждаем, прямое или косвенное отношение к предвыборной ситуации в России? Следует ли ожидать использования каких-то внешнеполитических проблем для повышения внутриполитического рейтинга российского руководства?

– Во-первых, я не думаю, чтобы главной была внешняя политика в предвыборной кампании. Потом – что вы называете предвыборной кампанией? По доброму старому выражению – важно не то, как голосуют, а то, как считают. А сейчас особенно важно знать, есть ли договор, есть ли какое-то соглашение между двумя первыми лицами государства. До сих пор на эту тему идут самые веселые и самые интересные спекуляции. А что касается того, что влияет на общественное мнение, – конечно, прежде всего, это внутреннее положение. Но насколько это влияние будет отражено на результате выборов – пока непонятно.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG