Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Медведев Грузию не удивил


Президент Медведев отвечает на вопросы о российско-грузинских отношениях

Президент Медведев отвечает на вопросы о российско-грузинских отношениях

Официальные лица в Тбилиси, если не считать депутатов от правящей пропрезидентской партии пока никак не прокомментировали интервью президента России Дмитрия Медведева нескольким СМИ, в том числе грузинскому Первому информационному кавказскому каналу.

Многие обратили внимание, что среди журналистов, бравших интервью у российского лидера, была и журналист этого телеканала, который совсем недавно в Москве называли не иначе как подрывным и провокационным.

Известный политолог Георгий Нодия заявил в интервью РС, что тем самым Дмитрий Медведев пытался продемонстрировать свою демократичность:

- Он хочет представить себя лидером, который возможно находится в плохих отношениях с Саакашвили, но он демократичен и хочет обращаться непосредственно к народу Грузии. Так что он ничего не проиграл тем, что дал интервью в том числе и грузинскому каналу.

Несмотря на то, что заявления Дмитрия Медведева вызвали в стране огромный резонанс, МИД Грузии пока молчит, равно как и администрация президента Саакашвили. Впрочем, по мнению Георгия Нодия российский лидер не сказал ничего нового о войне августа 2008 года:

- Естественно, Медведев повторяет ту интерпретацию причин войны 2008 года, которая является официальной версией российского руководства. Так что ничего нового он в этом смысле не сказал.

- Некоторые наблюдатели считают это интервью симптомом того, что российское руководство готово иметь дело если не лично с Михаилом Саакашвили, то с членами его команды. Насколько вы согласны с таким мнением?

- Достаточно ясно, что в обозримом будущем именно Саакашвили будет главным политическим лидером в Грузии. По крайней мере в ближайшие два года. Так что никакой практической ценности в намёках на то, что с каким-то другим грузинским руководством Медведев мог бы иметь дело, нет.

По мнению депутата от правящей партии "Единое национальное движение" Давида Дарчиашвили, интервью Медведева окончательно убеждает в том, что с современным российским руководством договорится невозможно:

- Не знаю, почему он решил дать интервью Первому кавказскому каналу, но то, что он говорит, свидетельствует о том, что вся современная российская политика строится на озлобленности и неуважении международного права.

- А можно это считать симптомам или попыткой прозондировать почву если не с самим президентом Саакашвили, то хотя бы внести раскол в его окружение? Выглядит странным то, что президент Медведев говорит о нежелании иметь дело с президентом Саакашвили, но в то же время говорит о ВТО, о точках соприкосновения и так далее.

- Если это и симптом, то очень неумелый и некачественный. Гораздо важнее другое: это интервью ещё раз показывает, чем является российская политика, и что представляет из себя элита, которая российскую политику проводит, начиная с 90-х годов, то есть с тех пор, как существует современная Российская Федерация. Это политическая система, завязшая в прошлом - каком-то постмодернистском калейдоскопе несовместимых ценностей и имиджей. Будь то серп и молот или двуглавый орёл. Всё это смешалось и выливается в какое то эмоционально-озлобленное состояние. К тому же Медведев, на мой взгляд, гораздо образованнее чем он показывает себя. Это симптом либо раздвоения личности, либо, скорее всего, того, что он играет не в свою игру и высказывает не свои мысли

На самом деле он (Медведев-РС) образован, понимает в чём смысл международного права и современных интересов россии, но как-то не может это осуществить в реальности. Являясь формально президентом, он на самом деле им не является

- На ваш взгляд судя по этому интервью, есть перспективы установления каких то отношений между Россией и Грузией?

- С нынешней политической элитой, которая находится в этой раздвоенности и не хочет смотреть на международное право, никаких нормальных взаимоотношений быть не может.

С другой стороны, полагает грузинский политолог Арчил Гегешидзе, сама война в общественной памяти постепенно уходит в прошлое:

- Жизнь течет своим чередом, и с каждым днем эта война все меньше и меньше вспоминается людьми. Другое дело – политики, которые, конечно, ощущают ее последствия.

- В России по-прежнему принято обвинять в войне президента Саакашвили. Как в самой Грузии оценивается мера его ответственности за то, что случилось 3 года назад?

- В Грузии принято считать, что война больше всех нужна была России, чтобы остановить продвижение НАТО на Восток и вхождение Грузии в НАТО. После саммита НАТО в Бухаресте Россия делала все, чтобы заманить Грузию в какую-то ловушку. И теперь оппоненты Саакашвили обвиняют его в том, что он позволил России это сделать, а его сторонники настаивают на том, что война рано или поздно все равно бы началась, потому что России этого очень хотелось. Эти пропагандистские усилия подкрепляются заключениями международных комиссий, различными политологами. Поэтому мера ответственности Саакашвили, я бы сказал, в общественном восприятии не поменялась за три года. Наибольшей она выглядела весной 2009 года, когда в ходе протестов оппозиции речь шла именно о проигранной войне. Но какого-то кардинального изменения и это не вызвало, и после этого я бы не сказал, что мера ответственности в глазах грузин Саакашвили как-то росла.

- Отношение к войне по-прежнему глубоко политизировано и зависит от отношения к личности Саакашвили?

- Конечно. Общество у нас всегда было очень политизировано, и все измеряется и оценивается именно в ракурсе отношения к президенту.

- Как за это время изменилось отношение к России?

- Как-то все уже привыкли мы к тому, что отношений нет. То есть, как общественный фон это считается чем-то отрицательным, аномальным, и что нужно рано или поздно исправлять. Но – привыкли. Хотя те, чье благосостояние зависело от этих отношений, по-прежнему испытывают трудности. Наша пропаганда уверяет, что мы чуть ли не полностью компенсировали потерянный российский рынок. Но, конечно, если опираться на цифры, легко установить, что это далеко не так.

- Возможна ли в этой ситуации какая-то тема для разговора с Москвой?

- Формально такая повестка есть в Женеве. Медленно идут переговоры по вступлению России в ВТО. Но я не вижу возможности говорить о чем-то серьезном. Медведев говорит, что если Грузия проявит добрую волю и позволит России вступить в ВТО, то можно было бы начинать какие-то разговоры – хоть и не с Саакашвили, с кем-то от грузинской стороны, которая хочет восстановить отношения. Но у этого подхода я пока не вижу перспектив. О чем можно говорить в условиях продолжающегося статус-кво. Но, с другой стороны, можно выдвинуть и более частную повестку, связанную с гуманитарными аспектами, транспортными и так далее – здесь какая-то заинтересованность возможна с обеих сторон – заключил Арчил Гегешидзе.

Единственным содержательным фрагментом интервью президента России в Тбилиси считают его фразу о том, что вопрос вступления России в ВТО может стать если не поворотной точкой, то точкой соприкосновения во взаимоотношениях между Россией и Грузией.

Впрочем, источники в правительстве Грузии продолжают утверждать, что позиция официального Тбилиси неизменна, и Грузия согласится с вступлением России в ВТО только при условии "легализации" КПП на абхазском и югоосетинском участках границы а вовсе не только обеспечения их "прозрачности", как предлагают швейцарские посредники.

Впрочем грузинские чиновники пока отказываются публично огласить эту позицию.

В целом интервью Дмитрия Медведева в канун трёхлетней годовщины пятидневной войны в Грузии восприняли как событие, которое мало что изменит во взаимоотношениях двух стран. по крайней мере до 2013 года, когда истекает второй президентский срок Михаила Саакашвили, и будет ясно, кто является руководителем Российской Федерация.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG