Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Кирилл Кобрин: 30 лет назад в Америке произошел крупнейший трудовой конфликт – по решению своего профсоюза 15 тысяч авиадиспетчеров отказались выйти на работу. Движение гражданского воздушного транспорта в стране было парализовано. Однако правительство Рональда Рейгана быстро справилось с кризисом и вышло победителем из этого конфликта. Забастовка авиадиспетчеров стала важной вехой в истории отношений работодателей и наемных работников в США. Рассказывает вашингтонский корреспондент РС Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: 3 августа 1981 года в 11 часов утра президент Рейган вышел к журналистам в сопровождении министров юстиции и транспорта.

Рональд Рейган: Сегодня в семь часов утра профсоюз, представляющий тех, кто осуществляет контроль за воздушным движением Америки, объявил забастовку. Это стало кульминацией семи месяцев переговоров между Федеральным управлением гражданской авиацией и профсоюзом. В ходе этих переговоров было достигнуто и подписано обеими сторонами соглашение о повышении зарплат и дополнительных вознаграждений на 40 миллионов долларов. Это вдвое больше того, на что могут рассчитывать другие государственные служащие. Такая оплата труда означает признание трудностей, присущих той работе, которую делают эти люди. Тем не менее теперь требования профсоюза в 17 раз превышают достигнутую договоренность – 681 миллион. Такое повышение ляжет налоговым бременем на плечи граждан. Это неприемлемо.
Я хотел бы поблагодарить диспетчеров, которые вышли сегодня на работу, чтобы обеспечить безопасность системы воздушного движения страны. Один диспетчер Национального аэропорта сказал журналисту, что он вышел из профсоюза и явился на рабочее место. «Как я буду учить своих детей подчиняться закону, если сам ему не подчиняюсь?» - сказал он.
Скажу прямо. Я уважаю право работников частного сектора на забастовку. Я сам был президентом профессионального союза и возглавлял первую забастовку, когда-либо объявленную этим союзом. Возможно, из тех, кто занимал этот кабинет, я первый всю жизнь состоял в профсоюзе. Однако нельзя сравнивать взаимоотношения работников и управляющих в частном секторе и в правительстве. Правительство не может остановить конвейер. Оно должно без малейших сбоев обеспечивать работу служб, ради которых правительство и существует.
Признавая это, Конгресс принял закон, запрещающий забастовки государственным служащим, если они угрожают общественной безопасности. Позвольте мне зачитать текст торжественной присяги, которую принес каждый из этих служащих и скрепил ее своей подписью, когда поступал на работу: «Я не буду участвовать ни в каких забастовках против правительства Соединенных Штатов или любых его учреждений до тех пор, пока я являюсь служащим правительства Соединенных Штатов или любого его учреждения».
Вот почему я обязан сказать тем, кто сегодня утром не вышел на работу, что они нарушают закон, и если они не приступят к работе в течение ближайших 48 часов, они потерют право занимать свою должность и будут отстранены.

- Г-н президент, вы прикажете взять под стражу членов профсоюза, нарушающих закон?

Рональд Рейган: Я здесь не один и, возможно, я должен переадресовать этот вопрос министру юстиции.

Владимир Абаринов: Министр юстиции Уильям Френч Смит.

Уильям Френч Смит: Как сказал президент, забастовка в подобных обстоятельствах является нарушением закона, и мы намерены в соответствующих случаях возбудить уголовные дела в отношении лиц, нарушивших закон.

- Как скоро вы возбудите уголовные дела, г-н министр?

Уильям Френч Смит: Мы возбудим эти дела как только сможем.

- Сегодня?

Уильям Френч Смит: Процедура будет начата, возможно, сегодня к полудню.

Владимир Абаринов: Первый американский профсоюз возник в 1869 – его организовали портные Филадельфии. Уже в 70-е годы позапрошлого века спор труда и капитала приобрел широкий размах и острый характер. Для пресечения беспорядков, вызванных забастовками, власти дважды применяли войска. Впервые это сделало правительство Резерфорда Хейса в 1877 году. Во второй раз – президент Гровер Кливленд в 1894. В обоих случаях возмутителями «социального мира» стали железнодорожники. Хейсу удалось обойтись без кровопролития. Кливленд показал пример образцовой расправы. Надо, впрочем, признать, что забастовка 94-го года, получившая название пульмановской, не только парализовала железнодорожное сообщение по всей стране, но и привела к беспорядкам, которые сопровождались убийствами и уничтожением собственности железнодорожных компаний.
В начале XX века американские профсоюзы добились законодательного признания своих прав. Президентство Франклина Рузвельта стало поворотным пунктом во взаимоотношениях правительства и профсоюзов: теперь уже президент нуждался в поддержке своей экономической политики.
С тех пор профсоюзы неизменно поддерживают демократов. На профсоюзы наряду с движением за гражданские права сделал в 1964 году основную ставку Линдон Джонсон, выигравший у Барри Голдуотера огромным большинством в 15 млн голосов и ставший одним из величайших социальных реформаторов Америки. Рабочее движение в те годы достигло небывалого прежде размаха и влияния, в первую очередь благодаря консолидации сил: АФТ объединилась с Конгрессом производственных профсоюзов; новый альянс представлял интересы 85% всех рабочих, состоявших в профессиональных союзах. Но, как это часто бывает, руководство АФТ-КПП почило на лаврах и пропустило момент, когда могущество профсоюзов пошло на убыль. Между тем американские компании начали выводить производство в Латинскую Америку и Юго-Восточную Азию. В поисках новых членов профсоюзы перенесли свою организационную активность из частного сектора в общественный, но оказалось, что, выиграв в численности, они проиграли в популярности: ведь в этом случае работодателем, от которого требовали повышения зарплаты, выступал налогоплательщик.
Именно это обстоятельство стало главным козырем Рональда Рейгана. Вернемся на пресс-конференцию 1981 года. На вопросы отвечает министр транспорта Эндрю Льюис.

- Сколько еще правительство готово предложить профсоюзу?

Эндрю Льюис: Мы считаем, что внесли весьма удовлетворительное предложение. Это вдвое больше, чем получат другие государственные служащие. Их требования настолько неразумны, что не дают возможности продолжать переговоры. Невозможно договариваться, когда требование в 17 раз превышает нынешний размер оплаты труда. Мы не планируем увеличивать наше предложение профсоюзу.

- Ни при каких обстоятельствах?

Эндрю Льюис: Что касается моей компетенции – ни при каких.

- Вы продолжите встречи с ними?

Эндрю Льюис: Мы не будем встречаться с ними до тех пор, пока продолжается забастовка.

- Вы представляете себе, что творится в аэропортах всей страны?

Эндрю Льюис: Обстановка довольно спокойная. Мы работаем с более чем 50-процентной нагрузкой. Мы способны увеличить нагрузку. Однако мы не сделаем этого, пока не убедимся, что мы полностью контролируем систему. Кроме того, как вы, вероятно, знаете, на Среднем Западе крайне сложные погодные условия, а наш первейший приоритет – безопасность.

Владимир Абаринов: Государственные служащие бастовали и прежде – например, при администрации Никсона объявляли забастовку служащие федеральной Почтовой службы, и никто их не уволил. Однако Рейган остался тверд.

- Г-н президент, почему вы сразу же принимаете такие суровые меры? Почему бы не начать с более мягких?

Рональд Рейган: Какие тут могут быть мягкие меры? Закон вполне однозначен. Они нарушают закон. И, как я сказал, мы поставили об этом в известность руководство профсоюза. Мне неизвестно, довели они это или нет до сведения своих членов перед тем, как проголосовать за забастовку. Однако это одна из причин, почему не может быть дальнейших переговоров, пока длится нынешнее положение. Нельзя сидеть и вести переговоры с профсоюзом, который нарушает закон.

Владимир Абаринов: Из 13 тысяч бастующих на работу вернулось около 1300. Остальных временно заменили военные авиадиспетчеры. 5 августа 11345 человек были уволены с пожизненным запретом занимать должности в федеральных ведомствах. Этот запрет отменил Билл Клинтон в 1993 году. Профсоюз авиадиспетчеров был лишен регистрации и распущен.
Это поражение стало трудноизлечимой травмой. Что представляют собой американские профсоюзы сегодня? Полвека назад, приблизительно каждый четвертый американский рабочий был членом профсоюза. Теперь - каждый восьмой. Большинство этих работников – бюджетники, работники общественного сектора. В профсоюзе состоит сегодня каждый третий бюджетник, тогда как в частном секторе - только каждый 15-й.
Именно бюджетники организовали в феврале этого года протестные акции в столице штата Висконсин городе Мэдисон. Протестуя против антипрофсоюзного законопроекта, профсоюзные активисты здание местного Капитолия и удерживали его почти две недели. В пиццериях города не умолкал телефон: со всего мира включая Антарктиду поступали заказы на доставку пиццы протестующим. Главный американский профсоюзный босс - президент крупнейшего профсоюзного объединения страны АФТ-КПП Ричард Трамка считает это свидетельством международной солидарности трудящихся.

Ричард Трамка: В наше время молодежь всего мира требует хорошей работы, она хочет влиять на решения, касающиеся экономической системы. Не случайно одержавшие недавно победу молодые активисты протеста в Египте покупали пиццу молодым активистам профсоюзного движения в Висконсине, а несколькими днями ранее американские члены профсоюзов организовывали акции протеста у египетского посольства. Рабочих и молодежь всего мира объединяют общие цели. У них одни и те же ценности, одна и та же цифровая культура, одна и та же тактика ненасильственного протеста. Глобальное стремление к демократии требует от правительств и международных организаций перестроить наш глобальный экономический и политический порядок на более демократической, прозрачной и равноправной основе.

Владимир Абаринов: Вероятно, Ричард Трамка и прав в том, что касается общности интересов молодежи, но так ли уж велика в этом роль профсоюзов? Во всяком случае, в американской политике они занимают сегодня скромное

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG