Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Высший административный суд Украины подтвердил постановления судов низшей инстанции о неправомерности указов Виктора Ющенко о присвоении звания "Герой Украины" лидеру Организации украинских националистов (ОУН) Степану Бандере и главнокомандующему Украинской повстанческой армии (УПА) Роману Шухевичу. Оба они руководили вооруженной борьбой против советской власти. Эксперты не исключают, что решение ВАСУ было принято сейчас для того, чтобы отвлечь внимание от дела Юлии Тимошенко.

Внук Степана Бандеры и сын Романа Шухевича добиваются пересмотра этого решения. Борец за независимость страны Юрий Шухевич провел советских тюрьмах, лагерях и ссылках 40 лет. В 1982 году, находясь в заключении, он ослеп. В 2006 ему было присвоено звание "Герой Украины". Когда в октябре 2007 года звание героя было посмертно присвоено его отцу, Юрий Шухевич принял эту награду. Он убежден, что теперь решение Ющенко пересмотрено по требованию Москвы. В интервью РС Юрий Шухевич рассказал о том, что он думает о расколе Украины и деле Юлии Тимошенко, и как его семья украинских националистов укрывала еврейскую девочку во время войны.

– Юрий Романович, какие у вас впечатления от заседания суда? Я знаю, вы очень огорчены.

– Огорчен – не то слово. В конце концов, героями людей делают не президенты, и суд не способен лишить этого звания. Если люди действительно признают Бандеру и Шухевича героями, что может суд, причем суд заказной? Когда пришел Янукович, Путин обращался к нему, и он сказал, что наведет порядок с указами о Бандере и Шухевиче. Как видите, навели.

– А почему России так важен этот символический вопрос?

– Когда Украина признает Бандеру, Петлюру, Шухевича своими героями, сама история будет выглядеть несколько иначе. Будет ясно, что это народ, который боролся за свою государственность не год, не два и не десять. Он поплатился многими миллионами погибших. Это не губерния, не Малороссия, а все-таки Украина – вот этого они не хотят. Они не понимают, что эта пуповина давно отрезана, они думают, что все остается по-старому. И поэтому визит Кирилла, поэтому война против церковной автокефалии, поэтому война с историей, поэтому непризнание Украинской повстанческой армии и многое другое.

– Виктор Янукович одобрил решение Высшего административного суда и сказал, что "нельзя строить наше будущее на прошлой истории, в которой было очень много разногласий".

– Вы понимаете, что история Бандеры и Шухевича – это не история XVII столетия, это история вчерашнего дня. Люди, которые жили при них, живы. И если он говорит о том, что нельзя на прошлом строить, так почему из истории стремятся устранить Шухевича, Бандеру, Петлюру и оставляют Дзержинского, Сталина, Кагановича и прочих?

Почему из истории стремятся устранить Шухевича, Бандеру, Петлюру и оставляют Дзержинского, Сталина, Кагановича и прочих?
– В этом году – 20-летие распада Советского Союза. Как вам помнится время, когда Украина получила независимость?

– Начало ГКЧП я встретил за границей. Я был в Америке, потом в Мюнхене, проезжал по украинским общинам. И где-то задали вопрос: "вот тут был Лукьяненко, его спросили, когда примут независимость. Он сказал, что лет через 15. А что скажете вы?" Я сказал: "Думаю, что Украина будет независимой через год, максимум два". Но ошибся и я: Украина стала независимой через полтора месяца. Стала независимой, но в руках тех, кто правил ею до распада. Партийная, а потом и комсомольская номенклатура осталась у власти, она стала грабить, грести под себя, снюхалась с криминалитетом. Хотелось как лучше, а вышло как всегда. Они ошибку сделали: в момент провозглашения независимости надо было распустить Верховный совет, и на этой волне состав нового Верховного совета был бы совсем другой. Реформы могли пойти другим путем.

– А вы сочувствуете тем, с кем борется нынешний режим? В первую очередь, Юлии Тимошенко?

Памятник Роману Шухевичу в Львовской области
– С коррупцией, со злоупотреблениями надо бороться, но борются выборочно. Должны в одинаковой степени относиться ко всем – не только к БЮТ, но и к регионалам, ко всем. Но ей я не сочувствую, я ее не поддерживаю, потому что там злоупотребления страшные были. И за это, в конце концов, надо отвечать. Я сидел по тюрьмам, по лагерям, и были уголовники, которым по тем или иным причинам не место было в уголовной зоне. Они кололи на лбу американский флаг или "раб КПСС", "раб СССР", "раб Брежнева". Их судили, давали антисоветскую агитацию, в нашу зону отправляли. Они от этого, что, стали политзаключенными? Вот я, когда смотрю на суд над Тимошенко, вспоминаю это. У меня впечатление, что вот так она действует. Пусть она свои злоупотребления и преступления не прячет под мантией высокой политики.

– Вы знаете о появившемся на днях письме интеллигенции Януковичу с благодарностью: "реформы начались, мы дождались, идите смело выбранной дорогой, реформируйте Украину"?

– Появились два письма. Одно письмо, в котором выражается поддержка Януковича, надежда на то, что борьба с коррупцией будет проводиться решительно и так далее. Но появилось и другое – протест против политических репрессий. Я поддерживаю борьбу с коррупцией, но хочу, чтобы она была всеобъемлющей, а не выборочной. Что касается политических репрессий, если к политическим причислять и Тимошенко, я не согласен. Хотя были аресты трезубовцев, были аресты представителей "Свободы" чисто политические, и я этих людей поддерживаю. Но, к сожалению, когда говорят о политических репрессиях, имеют в виду одну Тимошенко.

– Раскол между западом и востоком Украины при Януковиче увеличивается? Вероятно, это больше всего вас тревожит?

Непродуманные реформы, которые слишком спешно проводят, вызывают недовольство и больше объединяют восток и запад, чем все разговоры о единстве
– Нет, наоборот. Может быть это парадоксально, но он много сделал для объединения. Непродуманные реформы, которые слишком спешно проводят, вызывают недовольство и больше объединяют восток и запад, чем все разговоры о единстве. Когда принимали налоговый кодекс, был налоговой майдан, и он объединил людей с Луганска и Львова. Они приходили туда, боролись за одно дело и понимали друг друга, хотя одни говорили по-украински, другие по-русски. И там они поняли, что они один народ с одной бедой, которая их объединяет.

– Как в таком случае вы бы определили главную проблему Украины?

– Коррупция. Реформы без преодоления коррупции невозможны – это главное. А потом, люди должны знать историческую правду. Народ должен видеть настоящую историю, а не надуманную, подкрашенную сказочку на сон грядущий.

– История вашего отца известна Украине? Все исследовано, все ясно, или еще предстоит многое разбирать?

– Известно полностью, но не всей Украине, в том-то и дело. Для многих эта история ограничивается баснями из советских пропагандистских памфлетов.

– А вы знали о том, что ваша семья укрывала еврейскую девочку Ирину Райхенберг? Эта история стала широко известна только три года назад. Вы знали эту девочку?

– Я ее учил писать, потому что я ее старше на три года. Я ее отца знал, ее мать, ее старшую сестру. Эту семью знала моя бабушка по отцу, она с ними мою маму познакомила. Старшую сестру Ирины немцы взяли во время уличной облавы, потом она была уничтожена. И мама Ирины попросила мою маму приютить девочку: может быть, хотя бы она спасется. Ей тогда было шесть с половиной лет, она 1936 года рождения. Мама ее взяла. Через несколько месяцев гестапо арестовало мою маму. Но это просто чудо, что, когда пришли арестовывать мою маму и делали обыск, они не поняли, что Ирина еврейка. Тогда бы вся семья – мама, бабушка, я и моя сестренка – были бы уничтожены, они очень жестоко расправлялись с теми, кто прятал евреев. Мой отец взял ее и около Львова поместил у наших монахинь. Она там была до окончания войны, потом поступила в училище, окончила полиграфический техникум и поехала в Киев по разнарядке работать. Там работала, вышла замуж за парня, с которым училась, он тоже работал в типографии. Ее сын и сегодня живет в Киеве. Я ее разыскивал в советские времена и позже, но не мог найти. Когда мы нашли, оказалось, что за год до этого она умерла, но сын ее жив, и мы встречались с ним несколько раз.

– Какие у вас сейчас планы в связи с делом о лишении вашего отца звания героя? Будете продолжать борьбу?

– Буду подавать в Верховный суд Украины. Там было много грубых чисто процессуальных нарушений. А если будет негативное решение Верховного суда, буду обращаться в Европейский суд.

Фрагмент программы "Итоги недели"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG