Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейский суд обязал правоохранительные органы Чечни не препятствовать в поисках похищенного человека. Президент Дмитрий Медведев создал новый государственный орган по борьбе с экстремизмом. Президент Ингушетии не желает признавать выборы главы одного из муниципалитетов республики. Особенности стилистики Михаила Саакашвили. Молодежное движение «Хима» призвало власти Армении воспрепятствовать эмиграции армян в Россию. Азербайджан одолжил Белоруссии 300 миллионов долларов. Резолюция Сената США об оккупированных Абхазии и Южной Осетии и перспективы вхождения Южной Осетии в Россию. Как молодежь из Петербурга встречают на Северном Кавказе?



Александр Касаткин: Европейский суд впервые обязал правоохранительные органы Чечни не препятствовать в поисках похищенного человека. Само по себе применение новой нормы в отношении России правозащитники считают весьма отрадным фактом, однако выражают сомнение в том, что в Чечне хоть как-то отреагируют на решение Страсбурга. Рассказывает сотрудник Правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов.

Александр Черкасов: Из Чечни – только хорошие новости. Хотя вообще-то наша новость пришла на Кавказ из Страсбурга. И эта новость – лишь часть истории, конец которой еще не дописан.
29 июля 2011 года Европейский Суд по правам человека впервые применил «Правило 39» - «обеспечительные меры» - в деле о похищении человека на Северном Кавказе. В деле Тамирлана Сулейманова, похищенного в Грозном 9 мая 2011 года.
Вообще-то «39-е правило», если его прочитать, направлено на защиту не человека, а чего-то абстрактного: «По просьбе стороны в деле или любого другого заинтересованного лица» Страсбург «может указать сторонам на предварительные меры, которые… следует принять в интересах сторон или надлежащего осуществления проводимого расследования».
Но если перевести с юридического, это значит: не допустить непоправимого. Например, выдачи человека, его депортации, экстрадиции в страну, где действует смертная казнь. Кстати, в делах об экстрадиции правозащитники регулярно и успешно используют «39-е правило», и Страсбург соглашается: «да, нельзя депортировать до нашего разбирательства».
А вот в делах о похищениях людей на Кавказе «39-е правило» пытались использовать уже раз пятнадцать. Пытались добиться того, чтобы Европейский суд потребовал: «мы защищаем жизнь человека, и надо найти этого человека, чтобы он жив». Страсбург всегда отказывал.
Другие правила – например, 40-е – «срочное уведомление» - используются. И государство, приободренное из Европы, порою добивается от своих (вроде бы) служащих: «Освободите, а то неприлично как-то…» Так за последние пару лет удалось добиться освобождения нескольких человек.
Или – «41-е правило», рассмотрение в срочном порядке. Не через шесть лет, получается, а через три…
Однако вернемся к делу Тамирлана Сулейманова. 9 мая его похитили с места работы сотрудники неустановленной силовой структуры. В этот день он, как обычно, отправился на работу на техстанцию «Мустанг» на улице Кирова в Октябрьском районе Грозного. В 11:30 туда пришли восемь вооружённых людей в чёрной форме, приехавшие на двух легковых машинах (марки и номера известны). Спросили Тамерлана. Когда тот вышел, его ударили по лицу, и он потерял сознание. Коллег Сулейманова, попытавшихся вмешаться, силовики избили. Тамирлана закинули в машину и увезли в неизвестном направлении.
До 2005 года Тамирлана не раз забирали. Пытали. Требовали сознаться. Но ничего на него не нашли. Всегда отпускали.
Потом шесть спокойных лет Тамирлан проработал на техстанции. Но 7 мая 2011 года забрали с работы – предположительно, сотрудники Старопромысловского РОВД, - пытали, и требовали сознаться, что он готовил теракт на церемонии открытия спорткомплекса имени Кадырова 11 мая. Отпустили.
9 мая, сразу после похищения, отец Сулейманова обратился в Октябрьский РОВД, где с его слов записали обстоятельства дела. В тот же день он попытался обратиться в прокуратуру, но там не приняли, сославшись на выходной.
10 мая Дока Сулейманов подал письменное заявление в Следственный комитет и прокуратуру, а следователи опросили свидетелей похищения на месте преступления.
16 мая отец Тамирлана обратился в представительство Правозащитного центра «Мемориал».
18 мая следственное управление следственного комитета по Чечне возбудило уголовное дело №49012 по статье 126 - похищение человека группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни, с применением оружия.
Следователь сказал отцу Тамирлана, что на запрос уголовного розыска о принадлежности номеров автомобилей похитителей был получен ответ: таких номеров в природе нет.
Однако отцу удалось также узнать, что к похищению мог быть причастен начальник одного из райотделов внутренних дел Чеченской Республики.
И стало ясно, что дело о похищении Тамерлана вряд ли будет расследоваться эффективно.
24 мая «Мемориал» направил в Европейский Суд жалобу от имени отца похищенного, а также запрос о применении «39-го Правила».
26 июля с учётом дополнительной информации, «Мемориал» отправил ещё один запрос о применении 39 Правила. Согласно новым сведениям, Сулейманов предположительно находится на «базе» Курчалоевского РОВД в селе Ялхой-Мохк.
29 июля 2011 года Европейский Cуд по правам человека впервые в своей практике по Северному Кавказу применил Правило 39 Регламента. Суд запросил у правительства России объяснения относительно вероятного нахождения Сулейманова на этой «базе» и, не получив исчерпывающего ответа, таки применил Правило 39. Cуд указал, что необходимо обеспечить следственным органам полный доступ ко всем помещениям «базы» в селе Ялхой-Мохк. Суд указал, что необходимо принять меры, чтобы установить, содержится ли (или же содержался ли ранее) Сулейманов в этом месте.
Правительство России должно было предоставить полный отчет об исполнении этого указания Суда до 2 августа 2011 года.
А вот тут наша история обрывается. Потому что нет известий о том, что следователь Следственного комитета пошел на базу в селе Ялхой-Мохк Курчалоевского района, что его туда пустили, что он нашел – или хотя бы искал – Тамирлана Сулейманова.
Впрочем, из этого района Чечни редко приходят хорошие новости.

Александр Касаткин: В Ингушетии продолжается противостояние республиканских властей и депутатов Плиевского муниципального совета. Руководство республики не признает результат выборов главы органа местного самоуправления. Полиция не допускает избранного председателя сельсовета Абу-Султана Плиева к месту работы. В деталях разразившегося скандала разбирался Магомед Ториев.

Магомед Ториев: История, вокруг которой сегодня продолжается скандал, началась 26 июля. Бывший председатель Плиевского сельсовета Молт-Гири Плиев досрочно сложил с себя полномочия. Выборы нового главы состоялись в тот же день. Депутаты местного самоуправления избрали члена партии «Справедливая Россия» Абу-Султана Плиева. Буквально на следующий день ингушские власти попытались заставить депутатов муниципального совета изменить свое решение. Сначала Юнус-Бек Евкуров лично встретился с ними и объяснил, что выборы должны были проходить совсем по другой схеме: президент лично выбирает одного кандидата из трех, предложенных сельским советом. Но депутаты не согласились с Евкуровым.
К делу подключились представители партий «Единая Россия» и «Справедливая Россия». В Плиево прошла их встреча. По ее завершении, руководитель ингушского отделения «Справедливой России» Магомед Тибоев, предложил капитулировать – он посчитал, что депутаты так или иначе проиграют, но если не уступить властям, они потерпят поражение с разгромным счетом. Рассказывает Абу-Султан Плиев:

Абу-Султан Плиев: Тибоев заявил: "Вы понимаете, с президентом сложно говорить с ним нельзя конфликтовать, надо делать то, что он говорит. Иначе нам придется туго".

Магомед Ториев: Через несколько дней в Назрани прошла еще одна встреча. Чиновники провели «разбор полетов» с депутатами «Единой России» из села Плиево и предложили избрать председателя совета заново. Но сельчане отказались признать ошибочность своего выбора. Плюнув на несговорчивых депутатов, власти нашли выход из положения. Руководство республики решило, что никаких выборов не было и само назначило бывшего заместителя главы сельского совета Урусхана Горчханова и.о главы местного самоуправления до следующих выборов.
Советник президента Ингушетии Адам Евкуров в интервью «Кавказскому узлу» заявил, что причина отмены выборов в селе Плиево - судимость Абу-Султана Плиева. Он правда не уточнил, как на протяжении полутора лет депутат, имевший судимость, работал в местном совете. Сам Плиев уже назвал Адама Евкурова клеветником, он намерен судиться с советником президента, чтобы восстановить свое доброе имя:

Абу-Султан Плиев: Это клевета. Они обязательно ответят за это в суде.

Магомед Ториев: Полиция взяла под охрану здание плиевского совета и блокировала кабинет председателя, чтобы Абу-Султан Плиев не смог туда попасть. В ответ избранный провел сход жителей села. Представители местных тейпов поддержали его. Конфликт зашел настолько далеко, что у руководства республики сейчас фактически не осталось никаких легитимных средств его урегулировать. Сам Абу-Султан Плиев считает, что республиканская власть оказалась в тупике потому, что в окружении Евкурова не нашлось грамотных чиновников, которые объяснили бы президенту незаконность его действий:

Абу-Султан Плиев: Рядом с президентом нет грамотного порядочного человека, который бы мог честно и открыто сказать ему о противозаконности его действии.

Магомед Ториев: Но власть в стремлении настоять на своем может прибегнуть и к силовым методам воздействия. Абу-Султан Плиев опасается, что может разделить участь десятков похищенных и убитых односельчан:

Абу-Султан Плиев: В сложившейся обстановке, я опасаюсь за безопасность себя и своей семьи, постоянно передвигаюсь. В нашем селе после спецопераций пропало много молодых людей.

Магомед Ториев: Из всех чиновников Ингушетии ответить на вопрос о ситуации в Плиево согласился лишь заместитель руководителя администрации президента Ингушетии Беслан Котиев. По его словам, администрация президента Ингушетии не располагает информацией о прошедших выборах и избрании главы сельского совета. Ситуацию нагнетает сайт Ингушетияру с которым связан брат Абу-Султана Плиева:

Беслан Котиев: Обязанности руководителя Плиево исполняет заместитель бывшего главы, мы решили, что выборы проведем в установленные сроки. У нас нет информации о том, что Абу-Султан Плиев законно избранный глава.

Магомед Ториев: Нет сомнений, что власти Ингушетии идут на нарушение закона сознательно. Россия ратифицировала Европейскую хартию о местном самоуправлении еще в 1996 году. В соответствии с ней, только проблемы, решение которых силами местных администраций невозможно могут быть переданы на более высокий административный уровень. Но этот положение не распространяется на муниципальные выборы.
В статье 4 Закона "О муниципальных выборах в Республике Ингушетия" ничего не сказано о том, что депутаты местных советов должны предлагать президенту кандидатуры на должность глав органов местного самоуправления.
Мне удалось пообщаться с одним из чиновников Магаса, и он на условиях анонимности заявил, что Плиево - первый населенный пункт, выбравший не утвержденную Магасом кандидатуру. Даже если плиевским депутатам удастся отстоять свой выбор, село будет наказано, финансирование местного бюджета существенно сократят.
А пока депутаты села Плиево ждут ответа от президента России, Генеральной прокуратуры и Европарламента. К ним они обратились в поисках справедливости.

Александр Касаткин: В конце прошлой недели президент Медведев своим указом создал Межведомственную комиссию по противодействию экстремизму. Возглавил комиссию министр внутренних дел Рашид Нургалиев. Насколько эффективен будет новый государственный орган и действительно ли он так уж необходим? С этими вопросами наш корреспондент Мурат Гукемухов обратился к экспертам по Северному Кавказу.

Мурат Гукемухов: Первого августа «Независимая газета» опубликовала данные о потерях на Северном Кавказе. «За семь месяцев этого года жертвами вооруженных столкновений и террористических актов стали 812 человек. Из 405 убитых 89 были мирными гражданами, более двухсот боевиков и более ста сотрудников силовых структур».
Антивоенный клуб ведет статистку людских потерь в борьбе федеральных сил с экстремизмом на Северном Кавказе. «Какова динамика человеческих жертв?» - спросил я координатора Антивоенного клуба Анну Каретникову.

Анна Каретникова: Наша организация ведет мониторинг убитых и раненых на Кавказе. Мы за каждую неделю подсчитываем потери. Если сравнивать с аналогичным периодом прошлого и позапрошлого годов, то нам представляется, что количество убитых и раненых не меняется, оно приблизительно на одном уровне.
Изменить ситуацию к лучшему теперь должна Межведомственная комиссия. Ее основными задачами являются «разработка документов в области противодействия экстремизму, совершенствование законодательства, подготовка предложений президенту и правительству по борьбе с экстремизмом». Также в компетенцию комиссии входит «гармонизация межэтнических отношений в субъектах РФ.

Мурат Гукемухов: Эксперт Московского центра исследований Кавказа Николай Силаев считает создание новой структуры нормальной бюрократической реакцией на ситуацию в тревожном регионе. По мнению эксперта, создание новой структуры вряд ли повлияет на уровень безопасности в России или на Кавказе, но при определенных условиях комиссия все же может принести пользу:

Николай Силаев: Я не уверен, что создание нового органа, пусть даже в ранге Межведомственной комиссии, существенным образом повлияет (в плюс или в минус) на положение дел с экстремизмом. Мне кажется, в большей степени как гражданину, чем как эксперту, что законодательное регулирование того, что называется борьбой с экстремизмом, необходимо менять. У нас можно оказаться экстремистом из-за записи в блоге, из-за не очень удачно сделанного прогноза здоровья видного политического деятеля, и если комиссия поспособствует, чтобы эта ситуация поменялась, - это будет прекрасно.

Мурат Гукемухов: По мнению руководителя Центра политической информации Алексея Мухина, создание Межведомственной комиссии продиктовано не столько обеспокоенностью судьбой Северного Кавказа, сколько намерением российского президента создать запасной аэродром для министра внутренних дел Рашида Нургалиева:

Алексей Мухин: Инициатива президента представляется весьма странной потому, что существует огромное количество профильных ведомств, которые должны заниматься практикой и профилактикой данного явления, я имею в виду экстремизм, - это, конечно, МВД и ФСБ. Определенная логика в том, что эту комиссию возглавил Нургалиев, есть, но только одна: если Рашид Нургалиев в ближайшее время покинет пост министра внутренних дел и переместится на бумажную идеологическую работу. Мне кажется, что возникнут проблемы даже финансового свойства: Алексей Кудрин едва ли одобрит идею умножения сущностей с увеличением нагрузки на федеральный бюджет.

Мурат Гукемухов: Федеральный центр демонстрирует желание решать проблемы безопасности на Кавказе не только силовыми методами и обеспокоенность напряженностью в сфере межнациональных отношений.
Казалось бы, в распоряжении государства имеется внушительная армия российских экспертов, которые могли бы поделиться с ним своим опытом и пониманием проблем. Существует также множество уже действующих структур, таких как Общественная палата, Совет безопасности, Госдума, в рамках которых можно было бы разрабатывать законопроекты и принимать соответствующие решения. Однако бюрократия воспроизводит и умножает себя при любой возможности, хороня любую идею под тяжестью чиновного невежества и равнодушия.

Александр Касаткин: Главный редактор радио «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий решил проанализировать некоторые особенности стилистики президента Грузии Михаила Саакашвили.

Андрей Бабицкий: Выступая 1 августа в Батуми на мероприятии по выдаче первых электронных удостоверений личности, президент Михаил Саакашвили в очередной раз привлек внимание соотечественников к теме грузинских реформ. То, что ему регулярно приходится это делать, не новость. У главы государства с давних пор наблюдается почти детская страсть к перебору разнообразных достижений команды реформаторов.
Может быть, рядовые грузины склонны недооценивать усилия руководства страны в деле строительства новой успешной Грузии, и Саакашвили вынужден раз за разом, настойчиво и методично объяснять им очевидные вещи? Отмечу, что на сей раз слова Саакашвили звучали особенно патетично и темпераментно. «Позвольте напомнить вам, - сказал президент, - что мы имеем простейшие бюрократические процедуры в мире. Также в нашей стране предприятия могут быть зарегистрированы проще всего в мире. Позвольте напомнить вам, что наша страна является самой безопасной страной в Европе, т.е. одной из самых безопасных в мире. Также хочу напомнить вам, что здесь отношения между правительством и народом являются одними из простейших, чем где-либо в других странах мира. Чем больше я путешествую, чем больше я вижу, наблюдаю, тем больше я понимаю, что мы находимся на правильном пути, и мы опередили многих вокруг нас».
Фигура речи «позвольте напомнить» в устах Саакашвили звучит потешно. Интересно было бы посмотреть на того бедолагу, который попробовал бы придержать многоглаголание президента. Но это к слову.
Даже не пытаясь опровергнуть утверждения Саакашвили (что-то в них справедливо, что-то вызывает серьезные сомнения), я хочу лишь сказать, что мне с давних пор претит навязчивая пропаганда триумфов Тбилиси, которая стала специфической особенностью публичного поведения нынешней власти. Безудержный поток славословия, тональность которого задана именно президентом государства, - это все-таки атрибут безвозвратно ушедшего прошлого, советской эпохи, которая и сама не сомневалась в собственных успехах и праведности, и другим старалась не позволить.
Нет сомнений, что многие реформы были осуществлены успешно и опыт Грузии уникален, но пик реформаторских достижений уже пройден, появились новые проблемы, на которые стоило бы обратить внимание. Уже не столько в сфере государственного управления, сколько в областях, связанных с гражданскими и социальными правами, судебной системой, СМИ и т.д. Но нет, разносимые добровольными и аффилированными с властью энтузиастами хвалебные оды уже стали неотъемлемой частью назойливой информационной политики, отпугивающей своим очень советским звучанием и агрессией тех людей, которые хотели бы всерьез разобраться в происходящем в Грузии.
Все же мне кажется, что власть не должна любить себя так пылко и безудержно. Я вовсе не предлагаю замалчивать успехи, но говорить только о них, настаивать, что ничего, кроме них, не было и нет, - это признак недееспособности и плохой вменяемости руководителя, его неумения реально оценивать параметры реальности. Проблем много, и люди всегда ожидают, что глава государства, выступая в очередной раз, расскажет, как справиться с очередными трудностями. Собственно, это нормальная практика во всех демократических странах, когда высшие должностные лица всеми силами стремятся, что называется, ощутить «пульс времени», ответить на самые острые вызовы современности.

Александр Касаткин: В распространенном на прошлой неделе заявлении активисты молодежного движения «Хима» («Сейчас») призвали власти Армении запретить деятельность Федеральной миграционной службы (ФМС) Российской Федерации в Армении, которую они считают незаконной. Согласно данным российской стороны, с 2007 года по программе «Соотечественники» из Армении в Россию уже переехали более тысячи человек. Это вызывает растущее недовольство среди армянских оппозиционных групп, общественных деятелей и СМИ, которые обеспокоены продолжающимся оттоком населения из страны. Рассказывает Эллина Чилингарян.

Эллина Чилингарян: "За 3.5 года реализации программы выехало в Россию всего лишь 1172 человека", - это слова заместителя главы российского федерального миграционного агентства Александра Кандеева.
Активисты армянского молодежного движения «Хима» считают, что программа правительства России «Соотечественники», в рамках которой семьям из Армении предлагается трудоустройство, жилье, финансовая помощь в отдаленных регионах России, а также гражданство этой страны, действует в Армении на незаконных основаниях. Активист молодежного движения Нарек Бабаян:

Нарек Бабаян: Их деятельность противоречит законам РА, они действуют согласно российским законам, но на территории Армении.

Эллина Чилингарян: В конце прошлого месяца на встрече с членами Союза писателей Армении и другими представителями интеллигенции премьер-министр Армении Тигран Саргсян по поводу российской программы «Соотечественники» отметил, что по поручению президента республики этот вопрос обсуждался в начале июля на заседании российско-армянской межправительственной комиссии в Ростове-на-Дону.

Тигран Саргсян: Мы обратили внимание наших российских коллег на то обстоятельство, что в Республике Армения осуществлять эту программу с такими стандартами нельзя и этот вопрос станет предметом обсуждения на межгосударственном уровне, это было зафиксировано в ходе нашей встречи, и мы должны решить эту проблему на политическом уровне.

Эллина Чилингарян: Отметил премьер-министр Армении. Нарек Бабаян, один из активистов молодежного движения «Хима», во вторник отверг заверения главы армянского правительства, заявив, что власти должно просто запретить деятельность офисов Федеральной Миграционной Службы России в Ереване и регионах страны.

Нарек Бабаян: В этой программе кроется большая опасность, так как они поощряют эмиграцию целыми семьями. Целые семьи едут туда навсегда, и пути к их возвращению на родину закрыты.

Эллина Чилингарян: В письме, направленном в Министерство иностранных дел Армении на прошлой неделе, активисты молодежного движения «Хима» также потребовали официального объяснения по поводу российской программы. Заместитель министра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян сообщил группе, что офисы ФМС России в Армении действуют в соответствии с российско-армянским соглашением 1997 года, регулирующим двустороннюю миграцию.
Первая статья данного соглашения предусматривает, что договор относится к гражданам Армении, проживающим в России, и наоборот. Данное положение дает основание активистам «Хима» утверждать, что документ не имеет никакого отношения к российской программе «Соотечественники».
Офис Федеральной Миграционной Службы России в Ереване отказался прокомментировать ситуацию.
Тем не менее, новая редакция российского Закона о государственной политике в области работы с соотечественниками за рубежом (подписан президентом РФ Дмитрием Медведевым 24 июля 2010) исключает армян из числа официально поддерживаемых в России зарубежных соотечественников, как этнос, имеющий свою титульную государственность вне России. Поэтому непосредственно, вне миграционной политики, Государственная программа переселения в РФ армян не касается, но используется лишь в качестве инфраструктуры организованного и легального вселения на территорию России - в противоположность стихийной, гораздо более массовой и часто нелегальной трудовой миграции из Армении.

Александр Касаткин: На просьбу Белоруссии о предоставлении кредита откликнулся Азербайджан. Минск получит 300 миллионов долларов. Некоторые эксперты считают, что за решением о предоставлении займа могут стоять интересы олигархического капитала страны. Есть и другой вариант – Баку присматривается к успешным предприятиям Белоруссии, которые могут быть вскоре приватизированы. Рассказывает Зия Маджидли.

Зияя Маджидли: Новость о выделение Азербайджаном кредита в $300 миллионов Беларуси была воспринята как еще одно«краткосрочное одолжение». Год назад Минск получил от Баку 200 миллионов долларов кредита на месяц для погашения долга России.
По официальной информации кредит предназначен “для реализации инвестиционных проектов и программы социально-экономического развития Республики Беларусь на 2011-2015 годы“.
Деньги выделены четвертому в мире производителю калия -заводу “Беларуськалий“ частным азербайджанским “Капитал Банк“.
Белорусские эксперты не исключают, что под видом кредита в Беларусь возвращаются ранее вывезенные из страны деньги номенклатуры.
Другой версией называются заблаговременные инвестиции азербайджанского частного капитала в "Беларуськалий", который потенциально готовится к приватизации, и кредит плавно будет обменян на льготных условиях на акции перспективного предприятия с запасами калийной соли 16 миллиардов тонн, отмечают аналитики агентства «Туран».
В последние годы азербайджанский капитал через оффшоры активно осваивает перспективные предприятия и недвижимость в мире, особенно в бывшем СССР.
Азербайджанский эксперт, экономист Самир Талыбов видит большой риск в такого рода инвестициях во времена кризиса:

Самир Талыбов: Наши олигархи держат свой бизнес и большинство своих активов за пределами страны, в том числе миллиарды долларов инвестиций. Во Франции, Турции, Швейцарии, Великобритании. Большинство вкладывает в недвижимость. Некоторые в туризм, некоторые в гостиничный или ресторанный бизнес. Когда в мире кризис, большинство этих активов теряет в цене.
Например, группа азербайджанских олигархов купила в Италии 4 завода, вложили в них миллионы долларов. Там производились технологическое оборудование и одежда. Эти заводы теперь стоят, потому что кризис. Итальянские товары качественны, это бренды. Но их никто не покупает, все покупают китайские товары. Именно из-за этой проблемы несколько банков в Азербайджане попали в очень трудное положение, потому что они выдали кредиты. Таких фактов много».

Зияя Маджидли: В 2007 году азербайджанское правительство купило государственную нефтяную компанию Турции «Petkim».Продолжает эксперт Самир Талыбов:

Самир Талыбов: Радости по этому поводу было много, потратили на это 2 миллиарда 40 миллионов долларов, большие средства. Азербайджан стал обладателем 51% акций. Однако в конце 2008 года акции «Petkim» упали на 52%... Кризис влияет на Азербайджан в такой форме...

Зияя Маджидли: Год назад 200-миллионный месячный кредит Беларусь вернула Азербайджану за неделю. Интересно, что будет сейчас с 300-миллионным?

Александр Касаткин: 29 июля Сенат США принял резолюцию в поддержку суверенитета и территориальной целостности Грузии. А буквально через несколько дней, 1 августа премьер-министр России Владимир Путин, отвечая на вопрос участника молодежного форума «Селигер-2011», не исключил, что Южная Осетия может стать частью России. Если, конечно, на то будет воля осетинского народа. Что может означать такая активизация кавказской темы? И к каким последствиям она может привести? Об этом политолог Сергей Маркедонов.

Сергей Маркедонов: Российско-грузинский конфликт трехлетней давности по-прежнему приковывает к себе внимание политиков и экспертов. И этот интерес нетрудно объяснить. Слишком уж много проблем отнюдь не только кавказского значения подняли события 2008 года. Ведь какие бы этнополитические противостояния и гражданские войны ни сотрясали постсоветское пространство после 1991 года, впервые границы между бывшими республиками «нерушимого Союза» были пересмотрены только в августе 2008 года. «Пятидневная война», как стали называть эти события по аналогии с ближневосточным конфликтом 1967 года, также показала: противоборство между Россией и Западом возможно не только в силу различных социально-экономических укладов и идеологий, но и из-за разных геополитических интересов. И крах советской модели в данной ситуации не является надежной страховкой. И, конечно же, «горячий август» 2008 года привел в движение весь Большой Кавказ. Началось формирование нового статус-кво, незавершенное и по сей день. Свидетельством чему стал двусмысленный путинский комментарий, вызвавший неоднозначные реакции даже внутри Южной Осетии, не говоря уже о Грузии и странах Запада.
В этой связи далеко не случаен всплеск интереса к событиям, происшедшим 3 года назад, накануне их очередной годовщины. Сегодня нет недостатка в оценочных комментариях, как сенатской резолюции, так и путинского ответа о перспективах непризнанной республики. Понятное дело, резолюция и ответ на вопрос - это разные политические стили. И, тем не менее, кавказский контекст эти два события объединил. Однако вместо спора о том, у кого больше права на свою «правду» было бы полезнее разобраться в том, что нового дали эти выступления для понимания американских и российских подходов на Южном Кавказе. Тем паче, что именно США и Россия рассматриваются, как два своеобразных полюса кавказской геополитики после 2008 года.
Начнем с американцев. Просто потому, что резолюция верхней палаты Конгресса - процесс намного более трудоемкий и по своим последствиям более значимый, чем заведомо пиаровский шаг. Принятие документа по Грузии показало, что американский политический класс относительно этой страны действует на основе консенсуса. В пользу этого тезиса говорит и единогласное голосование в Сенате, и совместная работа над подготовкой текста резолюции сенатора-демократа Джин Шахин и сенатора-республиканца Линдси Грэма. Да, нынешняя американская администрация в отличие от легислатуры Джорджа Буша в гораздо меньшей степени склонна к геополитическим спецэффектам и настроена на развитие прагматических отношений с Москвой. Но в той же самой степени, как и республиканцы, демократы боятся одностороннего усиления России на постсоветском пространстве, а также изменения границ в пользу РФ. Тут сразу же включается весь набор комплексов и стереотипов, существующих в Штатах со времен «холодной войны». И самый главный их них - это опасение возрожденного СССР, с которым Америка не один год вела жесткую борьбу, напрягавшую силы государства и общества.
Добавим к этому еще одно соображение. Американский политический класс помимо стереотипов живет реалиями информационного общества. Но сегодня информационное пространство Америки занято отнюдь не Россией, и стоящей за ней Абхазией и Южной Осетией, а Грузией. Тбилиси давно и с успехом освоил инструментарий «мягкой силы». И поэтому большинство американских политиков и политологов просто не знают о других версиях событий кроме грузинского взгляда. Это не хорошо и не плохо, такова реальность, которую надо понимать. Равно и понимать, как ей противостоять.
Между тем, Москва вместо использования во внешней политике ресурса «мягкой силы» оперирует таким инструментом, как пиар, рассчитанный для внутреннего пользования. Главное - понравится российским почитателям. Апробированный однажды в 1999 году «жесткий стиль», продолжает определять все высказывания российских лидеров. Казалось бы, почему российскому премьеру не заявить своим молодым почитателям, что мол де Южная Осетия - независимое государство, и Москва уважает этот выбор маленькой республики. Наивно полагать, что такая оценка что-то изменила бы в отношении Запада. Но если бы такие оценки были системой, а риторика чиновного рыка не была бы единственной в комментариях на внешнеполитические темы? Не исключено, что тогда позиция России воспринималась бы иначе.
Но это все из области предположений. А пока мы имеем то, что имеем. Запад, опасающийся российского ревизионизма , тем не менее, категорически не заинтересован в возвращении к временам «холодной войны». Россия же, боясь потерять контроль в зонах своих жизненно важных интересов, не имеет ресурсов для лобового столкновения с США и с НАТО. Отсюда и стремление не абсолютизировать то, что случилось 3 года назад, и готовность к кооперации по Афганистану или в деле нагорно-карабахского урегулирования. В итоге две бывшие автономии Грузинской ССР продолжают жить в двух параллельных реальностях. В одной есть «целостная Грузия» и «оккупированные Россией территории», а в другой независимые государства, одно из которых рассматривается в качестве младшего партнера по интеграции.

Александр Касаткин: Слова Владимира Путина о том, что вхождение Южной Осетии в состав России – это выбор югоосетинского народа наделали немало шума в Минске и Цхинвали. Этой теме на этой неделе был посвящен «Некруглый стол» на радио «Эхо Кавказа». Вел его Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: У нас на линии прямого эфира из Цхинвали Юрий Дзиццойты, вице-спикер югоосетинского парламента, из Минска политолог Валерий Карбалевич, из Тбилиси политолог Каха Гоголашвили. Мне кажется, что слова Путина были неверно интерпретированы журналистами, которые написали, что он высказался за возможное присоединение Южной Осетии. Подобных слов он все-таки не произносил, а сказал, что все зависит от народов - и югоосетинского, и белорусского. И мой первый вопрос Юрию Дзиццойты. Юрий Альбертович, если бы сегодня был проведен референдум, на ваш взгляд, какая часть населения высказалась бы за вхождение республики в состав России?

Юрий Дзиццойты: Я бы хотел начать сначала. Во-первых, по поводу слов Путина. Это не было заявлением Путина. На самом деле Путин отвечал на вопрос, и ответил так, как он это себе представляет: то есть, если будет желание осетинского народа, то Россия готова рассмотреть этот вопрос, - вот приблизительно смысл слов Владимира Путина. Во-вторых, надо иметь в виду контекст, в котором был задан этот вопрос. Задающий высказал свою обеспокоенность по поводу тех заявлений, которые все чаще звучат на Западе, где Россию обвиняют в том, что она оккупировала Южную Осетию. Я, например, рассматриваю такие заявления, как попытку идеологического прикрытия намерений затащить, извините за это выражение, Грузию в состав НАТО. Вот отсюда и проистекает обеспокоенность и в Южной Осетии, и, наверное, в России. Мое мнение: ни при каких условиях, вопреки мнению Пааты Закареишвили, которого я хорошо знаю, Южной Осетии в составе Грузии не будет. Этот вопрос надо закрыть. Надо понять одну вещь: реки вспять не текут, и этот вопрос надо оставить и успокоиться, и строить с Южной Осетией нормальные отношения, я имею в виду Грузию. Что касается отношений Южной Осетии с Россией, то вопрос о присоединении к России никто не ставит. Я считаю, и давал уже комментарий по поводу высказывания, вернее, ответа Путина на вопрос, что для Южной Осетии идеальный вариант - это вхождение в состав союзного государства Россия - Беларусь. Но для этого нужно, чтобы Беларусь признала независимость республики Южная Осетия. Если это состоится, то, я думаю, это самый лучший для нас вариант. А проводить референдумы по поводу присоединения и так далее - в Южной Осетии так никто не ставит вопрос.

Андрей Бабицкий: Благодарю вас, Юрий Альбертович. Валерий Карбалевич, Минск. Один из грузинских экспертов в обзоре прессы высказал такое предположение, что, в принципе, возможна некая сделка относительно союзного государства, признание Белоруссией Южной Осетии. Как вы считаете, исходя из того сложного положения, в котором сейчас оказалась белорусская власть, действительно ли такая сделка может состояться?

Валерий Карбалевич: Я думаю, что эта сделка маловероятна по многим причинам, главным образом потому, что такого объединения, как союзное государство, в реальности нет, это скорее миф, это виртуальная, формальная структура. А признание Беларусью независимости Южной Осетии и Абхазии означало бы то, что Беларусь есть сателлит России в глазах многих стран мира. Понимаете, почему это заявление Путина было отвергнуто белорусской стороной и негативно прокомментировано? Потому что Беларусь поставили в один ряд с Южной Осетией, это оскорбление для белорусского политического руководства. Потому что до сих пор в рамках того же союзного государства, о котором мы говорим, Беларусь претендовала на равный статус с Россией. И тут к этой структуре присоединяется маленькая Южная Осетия, которая самостоятельным государством в полной мере не является. И ставить в один ряд Беларусь и Южную Осетию - для Лукашенко это оскорбление. И поэтому белорусский МИД достаточно ясно и прозрачно возмутился этим высказыванием Владимира Путина.

Андрей Бабицкий: А как вам кажется, Владимир Путин, поставив в один ряд две республики, сознательно пошел на такое снижение статуса, скажем так, не Белоруссии, а нынешнего белорусского руководства?

Валерий Карбалевич: Трудно сказать, насколько вообще этот вопрос был заготовлен заранее, может, это был экспромт. Во всяком случае для Белоруссии, для белорусского руководства получилось очень неприятно.

Андрей Бабицкий: Благодарю вас, Валерий. Каха Гоголашвили, Тбилиси. Вы тоже, наверное, слушали обзор печати, и там прозвучала такая мысль, что по принципу «чем хуже, тем лучше» присоединение Южной Осетии было бы подарком для Грузии, поскольку дало бы возможность говорить уже не только об оккупации, а фактически об аннексии. Вы согласны с такой точкой зрения?

Каха Гоголашвили: Да. В принципе, заявление Путина о том, что возможен такой союз, возможны дальнейшие действия по усилению своего присутствия на этой части территории Грузии, я думаю…

Андрей Бабицкий: Нет-нет, Каха. Мы разбирали слова Путина, и выяснили, что они подверглись интерпретации. Он не говорил, что поддерживает, он сказал, что все зависит от народа Южной Осетии.

Каха Гоголашвили: Да-да, я понимаю. Но, в принципе, заявление о том, что все зависит от народа Южной Осетии не совсем правильное и, может быть, даже циничное, потому что мы не должны забывать, что на территории Южной Осетии произошла этническая чистка, и большую часть населения, около 30 000 человек, просто выгнали оттуда и сожгли их дома. И теперь там строят, не знаю что, - военные базы и т.д. И делать заявления от имени югоосетинского народа никто не имеет права. Потому что Южная Осетия – это не только те, кто остались там жить, но и те, которых оттуда выгнали. И такого типа заявления неправильны и с гуманной точки зрения, и с международно-правовой. Никто Южную Осетию не признавал независимым государством. Южная Осетия сама независимой не становилась. Существует факт оккупации, который признали и многие международные организации, и крупнейшие государства. И мы знаем, что такая псевдонезависимость Южной Осетии держится на российских штыках, то есть на российских войсках. С помощью российских войск удерживается эта территория, вопреки интересам международного сообщества, и, конечно, в первую очередь, вопреки интересам Грузии, и, может быть, вопреки интересам осетинского народа, который в мире и согласии жил с грузинами, между прочим, не только на территории Южной Осетии. На территории Южной Осетии исторически жило намного меньше осетин, чем во всех других частях Грузии. И такое искусственное образование, «независимое государство» на юге кавказского хребта, на исторической территории Грузии… Давайте не будем в историю вдаваться...

Андрей Бабицкий: Да, давайте, Каха, в рамках нашей темы останемся. Я хотел спросить Юрия Дзиццойты. Юрий Альбертович, действительно, фактор беженцев как-то совсем уходит в сторону, когда говорят о волеизъявлении народа, - и когда речь идет о заявлениях российских чиновников, и когда речь идет о каких-то официальных заявлениях руководителей Южной Осетии, правильно ли это?

Юрий Дзиццойты: Знаете, то, что я услышал из уст вашего грузинского коллеги, меня, конечно же, нисколько не удивило. Дело в том, что фашистская идеология, которую они обозначили и в 20-е годы прошлого столетия, и в конце 90-х, и в начале XXI века, не меняется в Грузии. Вот человек рассуждает о беженцах, об этнических чистках, он забыл сказать о том, что именно грузинское руководство начало этнические чистки, и что огромное количество беженцев из районов Грузии, не Южной Осетии, а Грузии, оказалось в Северной Осетии. И этнические чистки проводились не только в отношении осетинского народа, но и армянского, азербайджанского, абхазского. Я уж не говорю о том, что турок-месхетинцев не пустили на их историческую родину.

Андрей Бабицкий: Юрий Альбертович, а вы полагаете, что в ответ на этнические чистки должны быть использованы такие же этнические чистки?

Юрий Дзиццойты: Это вам грузинские идеологи говорят об этнических чистках со стороны осетин. Малочисленный народ, который не сделал ни одного шага за пределы своей республики, который отстаивал свою независимость. О каких этнических чистках может идти речь, когда его поставили на грань выживания?! Когда его в упор расстреливали из всех видов оружия, в том числе подключили авиацию, «Грады» и т.д. и т.п. О каких этнических чистках они могут говорить, я не понимаю. Вы знаете, я просто возмущен. Это люди, которые остались в прошлом, люди, которые не поняли самого главного: в Южной Осетии произошла навязанная нам война, эту войну мы выиграли, и грузинский агрессор понес заслуженное наказание.

Каха Гоголашвили: Давайте уточним. Эту войну выиграли русские самолеты и танки.

Юрий Дзиццойты: Поставили все с ног на голову, и пытаются осетин обвинить в том, в чем мы обвиняем их сами.

Александр Касаткин: Продолжает программу Герман Садулаев

Герман Садулаев: Воля ваша, а мне кажется, какой-то бардак творится на Кавказе с этими молодёжными форумами, отростками и отрыжками Селигера. Итак, сообщают, что 31 июля завершил свою работу кавказский форум российской молодёжи «Домбай-2011». Форум проходил в Карачаево-Черкесии. Девиз форума «Лучше вместе!». В каком месте лучше – не уточняется. На форум собралось 250 делегатов от 100 общественных организаций со всей России. Организатор форума – Российский конгресс народов Кавказа. У меня дежавю, или конгресс народов Кавказа как-то уже создавали, а?
По мнению председателя Союза студенческих землячеств господина Хуртаева, форум способствовал объединению русских и кавказских общественных организаций. Тем не менее, пока делегаты объединялись на форуме, в Махачкале общественная организация фанатов футбольного клуба «Анжи» зверски избила гостей из общественной организации болельщиков клуба «Зенит». Нашим, питерским, опять досталось.
Искусственные противоречия, которые нам навязывают, не являются объективной реальностью. Кавказцев и русских пытаются стравить, тогда как адекватные люди в живом общении всегда находят общий язык – сказал господин Хуртаев. Жалко, что господина Хуртаева не было в Махачкале, когда адекватные дагестанские болельщики до полусмерти мочили питерских фанатов. Может быть, господин Хуртаев и другие делегаты и смогли бы помочь дагестанцам найти общий язык с питерцами. Теперь мы об этом уже не узнаем.
В рамках форума состоялось подписание соглашения между комитетом по делам молодёжи этого самого конгресса, ассоциацией молодых предпринимателей России, а также Союзом чеченской молодёжи Москвы. Оказывается, есть уже и такой. В день закрытия форума все его участники получили в подарок плод совместного проекта конгресса и фонда «Эльбрусоид» - это так фонд называется, это не я придумал – новое красочное издание книги «Сказки народов Кавказа». Спокойной ночи, малыши!
Ладно. Хорошо. Но! Оказывается, в Кисловодске проходил ещё один молодёжный форум, «Машук-2011». Под девизом «вместе лучше, вместе веселее». В каком месте лучше и веселее – снова не уточняется. 3 августа на этот форум приехал сам Владимир Владимирович Путин. И встретился с активистами и представителями молодёжных организаций Северного Кавказа. Обсуждая проблемы развития туризма в регионах СКФО, Путин предположил, что слабый приток туристов связан, в частности, с недостатком воспитания и сексуальной культуры у местных жителей. Буквально лидер нации сказал следующее: если будут приезжать туристы, а местный персонал будет туристок за мягкие места щипать, может быть, кому-то это понравится, но далеко не всем, и желающих приезжать будет немного.
Таким образом, премьер-министр повторил мысли малоизвестного писателя Садулаева, который указывал на те же самые недостатки своим землякам. Возможно, премьер думает так же как Садулаев потому, что он из того же самого города Петербурга, который левый полузащитник прав человека Нурди Нухажиев назвал городом извращенцев и гей-парадов. Я думаю, что скоро бесстрашный Нурди Нухажиев разразится гневной отповедью некоему Путину, чиновнику из Петербурга, который явно бредит, считая, что на Кавказе могут кого-то щипать за мягкие места, что не удивительно слышать от человека, который целует детей в живот и животных в губы. Полузащитник Нухажиев, как всегда, не даст в обиду своих земляков. Если он не трус и не жалкая собака, которая лает только по приказу хозяина.
А я понял, в каком месте лучше, кстати. В месте, где никого из них нет.

Александр Касаткин: В конце июня отметил 75-летний юбилей один из выдающихся осетинских композиторов Булат Газданов. Юбиляра и его композицию из фильма «Ах, любовь» представляет Олег Кусов.

Олег Кусов: Народного артиста России, композитора и художественного руководителя государственного оркестра народных инструментов Северной Осетии Булата Газданова часто называют самым талантливым осетинским гармонистом. Говорят, что он любую мелодию может переложить для гармони так, что она зазвучит по-новому. Тем более интересны произведения самого Булата Газданова, которые он создавал для осетинских театральных спектаклей и художественных фильмов. Им написано немало песен. В конце июня Булату Газданову исполнилось 75 лет. Композитора поздравляли, желали ему новых творческих удач. Но и в дни своего юбилея он не смог избавиться от легкого налета пессимизма, часто повторяя в интервью: «Из-за многочисленных проблем национальная музыка движется, увы, к закату». Может быть, оттого его гармонь сегодня звучит грустнее обычного?

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG