Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономист Алексей Портанский - о России, Грузии и ВТО


О возможных последствиях утечки информации на переговорах о снятии грузинского вето по вопросу о вступлении России во Всемирную торговую организацию в эфире Радио Свобода говорил профессор Высшей школы экономики, директор Информационного бюро по присоединению России к ВТО Алексей Портанский:

- Спекуляции на этот счет идут давно. Но никакого согласия на этот счет пока достигнуто не было; во всяком случае, мне об этом неизвестно. Я сужу по своим, буквально недавним, контактам с нашей переговорной делегацией. Но исключать этого, конечно, нельзя.

- Это вопрос, судя по всему, чисто политической природы, а не экономической?

- Истоки вопроса, как считает грузинская сторона, торгово-политические. Грузинская сторона желала бы осуществлять контроль за движением товаров в таможенных пунктах, расположенных на границе с Южной Осетией и Абхазией. И тут вопрос упирается в разный подход к статусу этих территорий. Понятно, что Россия признала эти две территории в качестве независимых государств, а практически весь остальной мир и Грузия таковыми Абхазию и Южную Осетию не признает. Значит, соответственно и подходы к решению вопроса о режиме этих пропускных таможенных пунктов, и о том, кто там должен присутствовать, разные. Отсюда и такая сложность в решении этого вопроса. Об этом уже договариваются довольно давно. В воздухе витает возможность присутствия неких нейтральных наблюдателей. Конечно, этот вопрос изначально торгово-политический, а фактически решение вопроса находится в политической сфере.

- Вы представляете себе, как человек, который все-таки обладает большой информацией, что на основе такого компромисса может быть найдено решение?

- Это часть решения вопроса. Другими частями решения вопроса будет, скажем, возвращение грузинских товаров на российский рынок, то есть снятие тех запретов, которые существовали с 2006 года. Некоторые из этих запретов, на мой взгляд, мало оправданы и мало обоснованы. Конечно, Грузия заинтересована в российском рынке. Если бы Россия пошла опять на то, чтобы допустить сюда грузинские товары, в частности, "Боржоми", вина, соки, то это в значительной степени тоже способствовало бы решению вопроса.

- Предположим, настал такой день, когда Грузия снимает свои возражения относительно вступления России в ВТО. Когда в этом случае, на ваш взгляд, Россия станет членом Всемирной торговой организации?

- На сегодняшний день еще есть вопросы, которые не решены. Это вопрос прямой господдержки сельхозпроизводителя. Это вопрос об определении новых импортных квот по мясу и мясу птицы. Может быть, еще некоторые технические вопросы, связанные с осуществлением фитосанитарного контроля. И завершение работы над главным документом - докладом рабочей группы по присоединению России к ВТО. На все это, конечно, потребуется время. Техническая возможность завершить все это существует до конца этого года. Подчеркиваю, что это не прогноз, а наличие технической возможности - если, как вы сказали, удастся решить вопрос с Грузией. Но это не означает, что после этого немедленно мы становимся членами ВТО. После этого еще нужно несколько месяцев на некие формальности.

- Зачем России вступать в ВТО? Что, собственно, это дает стране?

- Во-первых, там уже 153 страны, то есть большая часть мирового сообщества, а мы - вне этой организации. Членство в ВТО нужно для получения свободного, недискриминационного доступа на внешние рынки. На сегодняшний день мы такого доступа не имеем. Более того, мы являемся одной из самых дискриминируемых держав в мире - около 100 ограничений действуют против наших производителей-экспортеров в мире. Чтобы снять постепенно все эти ограничения, нам и нужно членство в ВТО. Мы до сих пор не влияем на выработку правил мировой торговли, а Россия все-таки достаточно крупная держава. И только став членами ВТО, Россия сможет влиять и участвовать напрямую в выработке правил международной торговли. Проводить модернизацию в экономике страны, не будучи членами ВТО - нереально и несерьезно.
XS
SM
MD
LG