Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нургалиев провел невидимую реформу


Свежие наклейки "Полиция" на бронежилетах сотрудников МВД, Триумфальная площадь, 31 июля 2011

Свежие наклейки "Полиция" на бронежилетах сотрудников МВД, Триумфальная площадь, 31 июля 2011

В России подводят итоги завершившейся переаттестации милиционеров, которые превратились в полицейских. Из милиции уволены более 183 тысяч сотрудников, среди которых 140 генералов МВД.

Эксперты считают, что после переаттестации работа полицейских не станет более эффективной – сотрудники правоохранительных органов будут также нарушать законы и брать взятки.

Российская милиция официально стала полицией. Это произошло в первых числах августа. В ближайшее время штат сотрудников правоохранительных органов уменьшится, по официальным данным, еще на 48 тысяч человек. Всего численность представителей органов внутренних дел должна сократиться на 22 процента. Глава МВД Рашид Нургалиев сообщил, что после аттестации полицейскими стали 875 тысяч человек. Эксперты считают, что переаттестация в МВД была непрозрачной и ее не прошли не профнепригодные милиционеры, а те, у кого были конфликты с начальством.

"Новая газета" опубликовала результаты проверки на детекторе лжи руководящего звена полицейских в одном из российских регионов. Все они были переаттестованы. Если верить этим результатам, все без исключения работники милиции – алкоголики, каждый второй пробовал наркотики, у каждого сотрудника правоохранительных органов – устойчивая психофизическая реакция на сокрытие информации. Руководителя независимого профсоюза сотрудников милиции Михаила Пашкина эти данные не удивили – он считает, что большинство его коллег действительно пьют из-за того, что начальство заставляет их приписывать результаты раскрываемых преступлений. Вот что он говорит о проведенной переаттестации:

– Решили избавиться от всех неугодных. А неугодные – это в основном наиболее мыслящие, грамотные сотрудники, от них и избавились. Сейчас одну девушку защищаем – лучший дознаватель в своем подразделении, второе место у нее было в Московской области. И ее увольняют. Не дали в МВД перевестись, не дали в ГУВД Московской области перевестись (начальник все сделал для этого), хотя ее туда брали. А все почему? Потому что она отказывалась делать из воздуха показатели. Например, приносят ей какой-то эпизод из уголовного розыска и говорят: сделай из него два эпизода, еще на кого-то повесь. Она отказалась, и на нее обиделись. Все эти липовые показатели, которые раздуваются из-за 25-го приказа Нургалиева, заставляют сотрудников нарушать законы. Сейчас Нургалиев говорит: нужно, чтобы все сотрудники были юридически грамотными. Но толку-то? Будут юридически грамотно делать показатели Нургалиеву – сажать людей. В этом году должны больше посадить, чем в прошлом – такая вот система. В законе говорится одно, а по 25-му приказу, который не зарегистрирован даже в министерстве юстиции, живет вся полиция. То есть мы живем не по законам, а по понятиям. И возглавляет всю эту группировку Нургалиев Рашид Гумарович, – считает Михаил Пашкин.

Наталья Таубина возглавляет организацию "Общественный вердикт" и каждый день сталкивается с фактами милицейского произвола. Она не верит, что после переименования милиции в полицию работа правоохранителей станет более эффективной, а сами они всегда будут действовать только в рамках закона:

– По тем делам, которые к нам поступают, по той информации, которую мы мониторим, касающейся правоохранительных органов, главными проблемами милиции, а теперь и полиции являются коррупция, безответственность сотрудников. А также неуверенность граждан в том, что при обращении в органы правопорядка они получат адекватную и качественную помощь. Это все учащающиеся случаи избиений, жестокого обращения при задержании. Нужна политическая воля системы, направленная на то, чтобы полиция действительно качественным образом изменилась. Для этого нужно наладить образование и подготовку полицейских, усилить за ними контроль не на словах, а на деле. А это – введение принципа неотвратимости наказания и для полицейских за любое преступление или правонарушение. Это и изменение системы оценки, которая сегодня самих полицейских ставит в условия, когда они вынуждены нарушать закон, чтобы соответствовать тем планкам и тем количественным показателям, которые спускаются из главка.

Лидер движения "Автомобилисты России" Виктор Похмелкин опасается, что после переаттестации полицейские, получившие подтверждение своих полномочий, будут еще больше нарушать права обычных граждан, в том числе, и автомобилистов:

– Пока ничего не изменилось и измениться не могло. Наивно думать, что от переименования органа и от переаттестации, которую проводили те же самые люди, которые и довели эту систему до ручки, что-то может измениться. Разве что только к худшему. Потому что те, кто прошли переаттестацию, почувствуют себя уже неприкасаемыми и поведут себя гораздо хуже, чем было до сих пор. Российские водители почувствовали некоторое облегчение в период, когда переаттестация шла – тогда страх перед возможностью потерять место заставлял сотрудников ГИБДД действовать чуть более внимательно и более законопослушно. Но этот период был коротким, он закончился и дальше ничего хорошо я не жду. Пока не пройдет кардинальная реформа не только МВД, но всей правоохранительной да и политической системы, потому что нельзя вырвать отдельный элемент и попробовать его реформировать, полицейские не изменятся.

– А что вы, как лидер движения автомобилистов, ожидаете от переаттестованных сотрудников ГИБДД?

– Ничего нового. Все те же безобразия, которые раньше были на дорогах – коррупция, взяточничество, злоупотребления, непрофессионализм, – все это будет присутствовать в полной мере и дальше. Возможно, даже в более интенсивной форме, – полагает Виктор Похмелкин.

Переаттестация милиционеров и их переименование в полицейских – это первый этап реформы МВД, объявленной российским президентом Дмитрием Медведевым. Большинство экспертов считают ее неосуществимой без серьезных изменений в системе управления страной.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG