Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В прошлые выходные, в уикенд Гамбургского гей-парада, я познакомился в Гамбурге с людьми, работа которых заключается в том, чтобы рассказывать о гомосексуальности школьникам. Их организация называется Молодежный центр имени Магнуса Хиршфельда. За занятия, которые они проводят, платит город, потому что в городе много молодых людей, а молодые люди больше всего на свете интересуются своей сексуальностью, вне зависимости от того, гомо- эта сексуальность или гетеро-.

Это теперь, в сорок два я, кажется, мог бы прожить и без сексуальности вовсе. Но я помню себя шестнадцатилетним: в шестнадцать лет я только о сексе и думал. Мне кажется, все стремления молодого человека, все радости, все глупости, все надежды – связаны с сексуальностью. Сводят счеты с жизнью молодые люди тоже, как правило, из-за несчастной любви. Молодые геи кончают с собой в четыре раза чаще, чем молодые гетеросексуалы. Это статистика.

Центр имени Магнуса Хиршфельда представляет собою маленькое кафе с парой небольших залов, где проводятся семинары. Туда вместо урока ОБЖ (основ безопасности жизнедеятельности) приходит целый класс и рассаживается за столиками. Перед детьми на высоких стульях сидят волонтеры Центра – человек пять или шесть. Как правило, кто-то из волонтеров гей, кто-то натурал, кто-то лесбиянка, кто-то бисексуал, кто-то трансгендер...

Волонтеры предлагают детям угадать, кто из волонтеров есть кто. И дети, как правило, ошибаются. Они, например, не признают лесбиянку лесбиянкой, только от того, что у той длинные красивые волосы и аккуратный маникюр. Они не признают гея геем, только от того, что тот одет в джинсы и свитер, а не в золотые трусы и не в перья. Дети ошибаются, убеждаются в том, что вместо знаний о гомосексуальности головы у них набиты идиотскими стереотипами, и тогда детям становится интересно узнать, как обстоят дела на самом деле.

Тогда волонтеры предлагают детям написать на бумажках анонимные вопросы про гомосексуальность и обещают ответить на эти вопросы, оставляя за собой право любой вопрос отвергнуть, если он окажется оскорбительным, слишком интимным или, вернее сказать – личным. Дети пишут вопросы. Самый распространенный – "как же лесбиянки занимаются сексом, если у них нет пениса?"

Прежде чем отвечать на вопросы, волонтеры разделяют класс на мальчиков и девочек, а мальчиков и девочек, соответственно, разбивают на маленькие группы. Так легче избавиться от стеснения, глупой бравады и легче поговорить по душам.

За все время существования Центра Магнуса Хиршфельда ни один школьник во время этих занятий не заявил во всеуслышание о своей гомосексуальности. Никто не высказывал во время занятий своего резко положительного или резко отрицательного отношения к гомосексуальности. Это образовательная программа. Дети просто узнают, что так бывает.

Подростки геи и лесбиянки просто узнают, что не обязательно лезть в петлю, если тебе нравятся люди одного с тобою пола. Подростки гетеросексуалы просто узнают, что их друзья и одноклассники, их родственники и соседи, водопроводчик, который приходит чинить кран, и артист, чей постер висит у тебя дома на стенке, могут быть гомосексуалами – и ничего, небо не упадет на землю и реки не потекут вспять.

Всё! Ничего страшного! Просто образовательная программа о том, как устроен мир.

От себя добавлю: я совершенно не хочу, чтобы мои дети выросли гетеросексуалами во что бы то ни стало. Я хочу, чтобы мои дети были живы и счастливы.

По крайней мере – живы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG