Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юрий Жирков как жертва кавказской футбольной войны


Капитан "Анжи" Роберто Карлос в раздевалке после матча

Капитан "Анжи" Роберто Карлос в раздевалке после матча

14 августа из Махачкалы на матч чемпионата российской премьер-лиги по футболу против "Спартака" в Москву прибудут два самолета с болельщиками клуба "Анжи". Спортивные эксперты ожидают неприятностей от этой игры, которая наверняка пройдет в крайне напряженной обстановке.

В составе команды из Махачкалы впервые должен выступать бывший полузащитник лондонской команды "Челси" Юрий Жирков, освистанный болельщиками в минувшую среду во время товарищеской встречи сборных России и Сербии – за то, что, будучи русским, осмелился перейти в кавказскую команду.

О ксенофобии в российском обществе и российском футболе говорят спортивный обозреватель РС Алексей Кузнецов и эксперт РС по Северному Кавказу Олег Кусов.

– Этот матч – игра высокой степени риска?

Алексей Кузнецов: С точки зрения чисто футбольной – это достаточно рядовой матч между командами, у которых примерно равные составы и, соответственно, равные спортивные возможности. Но с точки зрения того антуража, который образовался вокруг российского чемпионата, – это матч, безусловно, высокого риска. Антикавказские настроения широко распространены в московской публике, а со стороны "Анжи" настроения не то, чтобы мстительные, но тоже достаточно серьезные. Руководство "Анжи" везет в Москву на этот матч два самолет два самолета болельщиков. И, конечно, возможны разные эксцессы.

– Олег, несколько команд из Северного Кавказа появились в Российской футбольной премьер-лиге в самое последнее время. Откуда вдруг в регионе такой интерес к большому футболу? Пожалуй, исторические традиции участия в советском чемпионате не высоком уровне имеют только команды из Владикавказа.

Фурсенко говорит, что он кого-то накажет за выходку болельщиков на матче Россия – Сербия, – кого же именно он накажет? Разве уже определены виновники? Разве понятно, кто конкретно был инициатором акции против Юрия Жиркова?
Олег Кусов: "Спартак" из Орджоникидзе в 70-е годы блистал в первой лиге, однажды даже вышел на один сезон в высшую лигу. Я хорошо помню это время, будучи болельщиком этой команды, – остальные кавказские города просто-напросто завидовали – и "Терек", и "Спартак" (Нальчик), и "Динамо" (Махачкала). Это были команды слабенькие. Они выступали во второй лиге. Так что всплеск интереса к футболу на Северном Кавказе имеет не очень давнюю традицию. То ли владикавказская "Алания" подала такой пример в середине 90-х годов, выиграв первенство России, то ли окрепшие местные олигархи начали делать подарки своим руководителям. Всплеск интереса сейчас есть. Этот интерес был бы не таким большим, если бы власти не подогревали его искусственно. Это мы прошли на примере той же "Алании", когда таким образом первые лица региона уводили людей от очень серьезных проблем. Тогда уже пошли войны, пошли конфликты, денег было мало. И футболом они пытались людей усыпить. Сейчас же это и пиар мощный для глав Дагестана, для глав Чечни. Только Ингушетия отстает.

– Есть на Северном Кавказе сколько-нибудь организованное болельщицкое движение, фанатские клубы?

Олег Кусов: Да, конечно. Это "Дикая дивизия" в Махачкале. Это "Владикавказские барсы". В Чечне тоже есть свои болельщики. По моим наблюдениям, все-таки эти люди политикой не увлечены, в отличие от болельщиков Москвы или Питера. Их больше, мне кажется, интересует желание отыграться и доказать Москве, что милиционеры зря хватают на улицах и штрафуют кавказцев, – "мы вас переиграем на футбольном поле. Война тоже немаловажный фактор. Федеральные войска воюют, теснят нас, а мы на футбольном поле докажем, что мы лучше.

– Алексей, проявления ксенофобии стали фактически ежедневной практикой в российском футболе. Много раз руководители Российского футбольного союза и знаменитые футболисты высказывались против после инцидента с Юрием Жирковым матче сборных России и Сербии, который, конечно, имеет ксенофобскую основу. Есть ли ощущение, что РФС понимает, что с этим делать?

Алексей Кузнецов: У меня такое ощущение, что РФС ничего не может с этим сделать. Он только плодит комиссии и комитеты. Одних комиссий, связанных с этическими вопросами, в структуре РФС, по-моему, сейчас три. Что же касается так называемого кодекса футбольной чести, принятого по инициативе президента РФС Сергея Фурсенко, – это абсолютно мертворожденный документ. Фурсенко говорит, что он кого-то накажет за выходку болельщиков на матче Россия – Сербия, – кого же именно он накажет? Разве уже определены виновники? Разве понятно, кто конкретно был инициатором акции против Юрия Жиркова? Ведь не смогли найти людей, которые устраивали выходки с бананами против Роберто Карлоса, игрока "Анжи". А вместе с тем, количество ксенофобских случаев, явно завязанных на ненависти к Кавказу, увеличивается. Думаю, что или до, или после матча "Спартак" – "Анжи" количество таких случаев возрастет.

Но вместе с тем, я бы сказал, что это не только ксенофобские, антикавказские причины. Есть другая, искусственно нагнетаемая социальная причина. Кавказцы – богатые, русские – бедные. И вот отношение бедных к богатым – это очевидный второй повод для таких выходок.
К сожалению, причины этого – чисто ксенофобские. В обществе они не гасятся, в обществе они, скорее, мне кажется, даже раздуваются. Поэтому футбол как место, где эмоции проявляются наиболее ярко, – как раз подходящая арена для проявления таких настроений

Думаю, что на самом деле происходит обычная система перераспределения спортивного и финансового капитала. В российском хоккее был период, когда практически все сильнейшие московские клубы перестали лидировать, а на первые места вышли команды из провинциальных городов, причем, не только "Салават Юлаев" и "Ак Барс" из Уфы и Казани, но, скажем, команды из Магнитогорска, из Череповца, Омска и другие, которые вдруг нашли хорошие финансовые ресурсы. Но в футболе финансовые акцент сделан именно на кавказских клубах, их сейчас в российском футболе из этого региона, по-моему, шесть. Болельщики даже пытались проводить какие-то социальные акции, не выезжать со своими клубами на Кавказ. Все это, к сожалению, мне кажется, искусственно раздувается. Потому что сам по себе футбол не располагает к такого рода акциям. Но, конечно, происходит все это при полном попустительстве и РФС, и государства. А ведь это прямые отголоски событий на Манежной, которые случились после смерти болельщики "Спартака" Егора Свиридова. Думаю, что это не последняя акция такого рода.

– Олег, престижно ли для игрока Северного Кавказа попасть в московскую команду? Есть ли опасения, что это может быть связано с какими-то ксенофобскими проблемами?

Олег Кусов: Нет, не думаю, – и пример игрока ЦСКА Алана Дзагоева показывает, что это не так. Играл в свое время в армейском клубе и Алан Кусов, мой дальний родственник, и другие. Валерий Газзаев, когда тренировал ЦСКА и добивался больших успехов, был в почете. Потом он оказался не в почете, потом на московских стадионах кричали "Чемодан. Вокзал. Владикавказ"…

– Алексей, можно говорить о формировании своего рода околофутбольного российско-кавказского фронта?

Алексей Кузнецов: Безусловно, он уже сформирован. И это, к сожалению, думаю, идет не от футбольных причин. В свое время в чемпионате Советского Союза ничего похожего на противостояние России и Кавказа не было. Тогда, скорее, в определенные годы можно было говорить о российско-украинском футбольном противостоянии. Но оно было завязано именно на футбольных, скажем так, моментах. А сейчас это идет не от футбольных, не от спортивных причин, а от общественных. Можно сказать, что это наследие чеченских воин, того, что в сознании российских людей сложился уже определенный стереотип кавказца. К сожалению, причины этого – чисто ксенофобские. В обществе они не гасятся, в обществе они, скорее, мне кажется, даже раздуваются. Поэтому футбол как место, где эмоции проявляются наиболее ярко, – как раз подходящая арена для проявления таких настроений.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG