Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бытовая коррупция в России


Использована графика из аналитического отчета фонда ИНДЕМ

Использована графика из аналитического отчета фонда ИНДЕМ

Фонд ИНДЕМ провел социологическое исследование, посвященное состоянию бытовой коррупции в России. Опросы прошли в 70 регионах страны. Общий размер выборки составил 17 с половиной тысяч респондентов. Методика исследования была разработана Фондом ИНДЕМ, а сбор данных выполнен Фондом "Общественное мнение".

Крупные исследования по проблеме коррупции проводились фондом ИНДЕМ несколько раз на протяжении последнего десятилетия, так что есть возможность сравнить нынешние данные с более ранними. Респондентам задавался целый блок вопросов, в том числе: «Как давно у вас был последний контакт с чиновником?» «Возникла ли при этом коррупционная ситуация?», «Какую проблему вы решали?» «Сколько дали?» и так далее. О полученных результатах рассказывает Владимир Римский, заведующий отделом социологии фонда ИНДЕМ.

Владимир Римский: Здесь я рискну высказать свою личную оценку. На мой взгляд, просто наши сограждане платить чиновникам не могут. И примерно сохраняется та же доля наших граждан, которые не дают взяток по принципиальным соображениям – это примерно четверть тех, кто не то, что рад давать взятки, но хорошо понимает, в каких ситуациях это надо делать. И еще немножко меньше, примерная пятая часть наших сограждан, в ситуации вынуждают давать взятки, не очень хочется, но тем не менее, взятки даются. Средний размер взятки, если так оценивать в целом по стране, у нас получился 5285 рублей. Но надо понимать, что это очень средний показатель и его надо сравнивать со средними показателями. Такой индикатор – средний размер взятки, который отнесен к величине среднемесячного подушевого дохода. Так вот, получается, что размер взятки составляет 93% от месячного подушевого дохода. То есть, грубо говоря, это еще один наш показатель: те, кто дают взятки, делают это в среднем опять же около одного раза в год, чуть поменьше, но все-таки получается так, что на взятку приходится отдавать практически свой месячный доход. И на мой взгляд, это достаточно высокий показатель, может быть близкий к предельному. Это не какие-то суммы, которые легко можно отдать, а это существенная часть бюджета для наших граждан.

Вероника Боде: По данным фонда ИНДЕМ, чаще всего людям приходится давать взятки при посещении медицинских учреждений. Вторая сфера, где более всего распространено это явление - дорожная полиция, ГИБДД. Сильно выросла за последние годы коррупция в детских дошкольных учреждениях. А есть ли в этом плане разница между разными российскими регионами? Об этом – социолог Владимир Римский.

Владимир Римский: Знаете, я бы здесь поостерегся говорить конкретно, потому что здесь очень большой разброс. И по разным показателям разные регионы лидируют по уровню коррупции. Единственное, что довольно достоверно у нас установлено, что в тех регионах, где давно не менялись руководители, нет явления снижения коррупции ни по оценкам граждан, ни по нашим более-менее нашим объективным показателям. Вот это такой важный политический вывод, он зафиксирован в нашем отчете.

Вероника Боде: А возмущает граждан это явление – коррупция, готовы ли они бороться с ней?

Владимир Римский: Конечно, подавляющее большинство наших граждан недовольны уровнем коррупции. Но при этом бороться с коррупцией на самом деле большинство не готовы. Наша бытовая коррупция очень сильно определяется ситуации. При попадании в некоторые ситуации наши сограждане готовы использовать любые средства, в том числе и коррупционные. Кстати, во многих случаях они не считают коррупцией всякие подарки, даже денежные подношения. Допустим, в медицинской системе. Они считают это определенной благодарностью, так все делают, без этого врач будет плохо относиться ко мне или к моим родственникам.

Вероника Боде: Исследователи фонда ИНДЕМ в своем аналитическом отчете делают следующий вывод, цитирую: «полученные данные свидетельствуют о тенденции к «сжатию» рынка бытовой коррупции. Снижается как готовность давать взятки, так и интенсивность коррупции… Годовое количество коррупционных сделок, согласно проведенным расчетам, сократилось с 2005 года с 46 до 31 миллиона.» - конец цитаты. Впрочем, сами социологи отмечают, что результаты могут быть занижены: ведь не всякий человек готов признаться в том, что давал взятку. Писатель и публицист Юрий Болдырев, в прошлом – известный политик и заместитель председателя Счетной палаты России, не видит в этой области перемен к лучшему.

Юрий Болдырев: Если бы действительно была бы устойчивая тенденция к снижению бытовой коррупции, наряду даже с ростом какой-то глобальной, то я бы был обнадежен, я бы мог рассматривать это как предпосылки к тому, что завтра у людей появилось бы больше гордости и больше привычки к тому, что вопросы решаются цивилизованно, без коррупции, на основе права. Но, к сожалению, никакой подобной тенденции я не наблюдаю. Я, к сожалению, на протяжении последних 20 лет наблюдаю последовательное разложение, в том числе и в тех сферах, где еще буквально 5-7 лет назад можно было уверенно говорить о том, что сохранились ростки живого и здорового, я имею в виду медицину и образование. Именно буквально в последние годы и по собственным наблюдениям, и по общению со знакомыми я все больше и больше неприкрытый цинизм именно там, где вроде бы раньше еще удерживались, буквально в школьном звене, на уровне первичной медицины и так далее.
Да, действительно, есть несколько ограниченных сфер, весьма важных, где действительно уровень каждодневной коррупции мог несколько снизиться. Это связано с некоторым наведением порядка в регистрационных операциях в ГАИ, действительно так, некоторое наведение порядка произошло, может быть оно временное, не знаю. К легковым автомобилям стали меньше придираться работники ДПС на дорогах, и наоборот я наблюдаю, что они жестко ловят тех, кто выскакивает на встречку, превышает скорость, пропуская основной поток, даже чуть может превышающий скорость, не придираясь. В этих сферах я действительно замечаю небольшие изменения в лучшую сторону. Но в тех сферах, которые связаны с непосредственным общением каждодневно с детьми, с подростками, с нашим здоровьем и так далее, я, к сожалению, наблюдаю тенденции ухода в небытие прежних ростков еще советского представления о долге, совести и обязанности.

Вероника Боде: Владимир Рыжков, сопредседатель незарегистрированной Партии народной свободы «За Россию без произвола и коррупции», согласен с выводами специалистов фонда ИНДЕМ по поводу некоторого снижения взяточничества на бытовом уровне, но при этом отмечает рост других видов коррупции.

Владимир Рыжков: Мы видим, что коррупция приобретает все более опасные и тяжелые формы. Мы видим, что у наших высших руководителей подрастают детки. Недавно журнал "Нью Таймс" показал, как дети наших руководителей и близкие родственники наших руководителей все больше и больше входят в крупный бизнес, берут под свой контроль все новые и новые отрасли российской экономики. Так что есть риторика медведевская о борьбе с коррупцией, которая призвана отвлечь внимание от реальных процессов, а реальные процессы наоборот углубляются. Мы видим, что экономика все более коррумпируется, все более монополизируется и все более захватывается теми людьми, которые находятся в высших эшелонах власти. Мы видим, что дети Жукова, Чемезова, Христенко, Трутнева, Бортникова, главы ФСБ, Грызлова, они все глубже интегрируются в крупный бизнес. Причем бизнесом детки занимаются именно в тех сферах, которые регулируются их родителями. Сын губернатора Тамбова Бетина и так далее. Это повальное явление. Первым встал на эту дорогу много лет назад Лужков, который потворствовал и способствовал бизнесу своей жены-миллиардерши, а теперь по этой же схеме идут тысячи чиновников по всей стране. И эта модель прежде всего отрабатывается высшим эшелоном власти. Поэтому низовая коррупция снижается, потому что в обществе растет нетерпимость к коррупции, и общество излечивается от этой беды на низовом уровне, а верхние эшелоны власти поражены коррупцией в той же степени, что и прежде, на мой взгляд, еще и в большей степени коррупция начинает процветать в высших эшелонах власти.

Вероника Боде: Какие, на ваш взгляд, необходимы условия, чтобы победить коррупцию в России?

Владимир Рыжков: Только одно условие – политическая конкуренция и свободные выборы. Ничего другое не поможет. Только смена власти на честных выборах и наличие оппозиции на всех уровнях власти способна удерживать людей, находящихся у власти, от личного обогащения. В России сегодня нет политической конкуренции, свободных выборов, поэтому коррупция будет расти и дальше.

Вероника Боде: А теперь давайте послушаем голоса прохожих на российских улицах. «Видите ли вы успехи в борьбе с коррупцией?» - на вопрос Радио Свобода отвечают жители Саранска.

Коррупцию победят не раньше, чем через сто лет. Потому что корни такие у нас.

Нет, однозначно. Можно сравнивать с раковой опухолью, там метастазы уже. Нужны кардинальные меры со стороны того же Путина и Медведева.

Кроме слов и кроме обещаний, которые они высказывают по телевидению, Путин Владимир Владимирович сменяет Медведева, Медведев сменяет Путина, но я ничего не вижу, никаких улучшений.

Не только в России ситуация, она в мире всегда существовала. Один из самых главных вопросов не зарплата, как говорят, а вопрос несменяемости чиновников. То есть они приватизировали все места. "Доходное место" Островского надо читать, там все написано. Пока не перерубится пуповина сращивания доходного места с ними, не только их, а их детей, семей, у них клановость пошла – вот что самое страшное.

Вряд ли что изменится. Потому что начальников много, каждого не проверишь.

Только крепнет и усиливается коррупция. Колоссальные деньги, никто не может проверить, куда они расходуются. На содержится вся бюрократия. Таким наличным валом черным можно купить любую вертикаль властную.

В газетах я только об этом и слышу – катастрофы и коррупция, больше другого не вижу.

Ничего не меняется.

Нет, это, наверное, менталитет наш российский такой. И пока не будет у людей достойных зарплат, а более того, лучше всего, чтобы у людей было достойное воспитание, чтобы человеку никогда не пришло в голову, чтобы каждый понимал, что это просто неприлично, тогда может быть. Никакие указы сверху никогда нам не помогут.

По поводу коррупции может быть в МВД более-менее заметно, по крайней мере, в Москве. Остальных результатов пока не видно.

Вероника Боде: Возвращаясь к исследованию фонда ИНДЕМ, отметим, что, по мнению большинства россиян (от 41-го до 51-го процента) ситуация с коррупцией в различных сферах российской жизни за последние два года не изменилась. О том, что подобных явлений стало меньше, заявляют от 7 до 10 процентов граждан.
XS
SM
MD
LG