Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Дела Магнитского и Александриной начинаются с чистого листа.

Теперь они снова обвиняемые – Сергей Магнитский и Ольга Александрина. Аудитор компании Hermitage Capital Management, умерший в тюрьме, и акушер-гинеколог, погибший в ДТП на Гагаринской площади. После известного решения Конституционного суда, признавшего право родственников на посмертную реабилитацию своих близких, дела эти возобновлены, и снова – с обвинительным уклоном.

Разумеется, иначе и быть не могло.

С точки зрения юридической, поскольку закрытые дела расследуются ровно с того момента, на котором были прерваны.

С точки зрения исторической, ибо традицию "карательного уклона"в юриспруденции у нас никто не отменял, а против традиции не попрешь.

С точки зрения политической, потому что в обоих делах замешаны весьма могущественные граждане, крайне заинтересованные в том, чтобы итоги предварительных расследований ничем не отличались от судебных вердиктов.

А это вроде бы означает, что результаты предопределены. Сергей Магнитский будет объявлен виновным в уклонении от уплаты налогов, и разве что тюремных врачей осудят за халатность. Ольга Александрина будет объявлена виновной в ДТП, в котором также слегка пострадал вице-президент "Лукойла"Анатолий Барков. После чего дела эти закроют окончательно, в связи с гибелью правонарушителей, и отправят в архив.

Жизненный опыт подсказывает, что именно так и случится. Не зря же в последнее время против американцев с их "списком Магнитского"столь сильно возбудился российский МИД, что в его недрах уже составляется некий контрсписок. А если умершего в заключении юриста вдруг оправдают, то получится, что список Госдепартамента с подлинным верен, и несчастного зека убили в тюрьме те самые следователи, которых он обвинял в миллиардных хищениях из бюджета. Если же суд определит виновным в аварии указанного Баркова или его шофера, то произойдет нечто вообще в наших палестинах немыслимое: засбоит система корпоративной солидарности, накажут небожителя, и рухнут небеса.

Следовательно, надежды на посмертную реабилитацию Сергея Магнитского и Ольги Александриной невелики.

Тем не менее ситуация не выглядит совсем уж безысходной.
Дело в том, что решение КС позволяет адвокатам и близким погибших подробно знакомиться с ходом следствия и активно участвовать в поисках истины – в рамках открытого процесса. То есть допрашивать, например, всех фигурантов "списка Магнитского"и требовать, чтобы обвинения в их адрес, высказанные погибшим юристом, были досконально исследованы в суде. Разбираться с тем удивительным фактом, почему все до единой камеры на правительственной трассе, где погибли врачи Ольга Александрина и Вера Сидельникова, оказались неработающими. Вызывать на заседание свидетелей, которые утверждают, что на разделительную полосу выезжал "Мерседес"топ-менеджера "Лукойла», и видели, как с этой машины спешно свинчивались номера. Задавать вопросы водителю. А также неспешно и долго беседовать с самим Барковым, пытаясь, в частности, понять, верны ли слухи, что он сам в тот день находился за рулем.

Более того. Возможная неудача в суде первой инстанции позволит адвокатам опротестовать это решение – вплоть до президиума Верховного суда. А если и там подтвердится вина умерших, то есть еще и Европейский суд, где иски граждан, поданные против Российской Федерации, удовлетворяются довольно часто. Тоже традиция, хотя и другая.

Иным словами, в эти дни прямо воспроизводится ситуация, которая возникала сразу после аварии на Гагаринской и смерти в СИЗО. Дела Магнитского и Александриной начинаются с чистого листа, и у слеповатой дамы с весами под российским флагом вновь появляется шанс хотя бы слегка улучшить свою репутацию. Для этого требуется немногое: судить по закону и по справедливости. Так, чтобы любой приговор по этим делам не выглядел издевательством над правосудием и оскорблением памяти погибших. Даже в том случае, если они все-таки будут признаны виновными.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG