Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Растет количество похищений людей в Ингушетии. Сколько стоит заезжий чиновник? Блогеры из Ингушетии и Осетии попытались договориться. Москвы выбрала своего кандидата в президенты Южной Осетии. В Армении задержаны оппозиционеры. Последствия военного присутствия Россия в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия. Пятидневная война и Южный Кавказ: круглый стол. "Праймериз" по-чеченски




Александр Касаткин: Согласно общей криминальной статистике, ситуация в Ингушетии в сравнении с прошедшими двумя годами изменилась в лучшую сторону. Об этом заявил на этой неделе министр внутренних дел республики Александр Трофимов. Однако, по другим сводкам, отражающим статистку похищения людей, в сравнении с предыдущим годом обстановка, напротив, заметно ухудшилась. Рассказывает руководитель ингушского отделения Правозащитного центра «Мемориал» Тимур Акиев.

Тимур Акиев: Согласно данным ингушской прокуратуры в 2010 году в Ингушетии было зарегистрировано 2 факта похищения людей, по которым возбуждались уголовные дела. В этом году по данным ПЦ «Мемориал» зафиксирован не менее 7 случаев похищения людей, в 5-ти из которых так же были возбуждены уголовные дела. В последствие двух похищенных освободили, один похищенный найден убитым, судьба ещё 4-ых остаётся неизвестной.
Последний случай похищения имел место 4 августа в сельском поселении Орджоникидзевская. Местный житель, Ваха Жовбатыров, после 22:00, направлялся в мечеть для участия в ночной молитве. Недалеко от того место, где он живёт, его схватили неизвестные вооружённые люди в масках. Молодого человека избили, в бессознательном состоянии затолкали в микроавтобус марки «Газель» и увезли в неизвестном направлении. По словам очевидец, на машинах похитителей отсутствовали номерные знаки.
Примечательно, что в тот же день за несколько часов до похищения, на улице, где живут Жовбатыровы, сотрудники неустановленной силовой структуры проводили проверку паспортного режима. По словам родителей Жовбатырова, при проведении спецмероприятий был оцеплен квартал. Силовики, проверявшие документы, приехали на машинах «Газель» и «Урал». Они не представлялись, некоторых молодых местных жителей и их документы фотографировали (среди них оказался и Ваха Жовбатыров). Сотрудники Сунженского ОВД в проверке не участвовали. Они прибыли на место проведения спецмероприятий, но после того, как офицер, руководивший группой неизвестных силовиков, показал им какие-то документы, уехали.
Родные Вахи Жовбатырова, обратились за помощью в его розыске в ОВД Сунженского района, в совет безопасности РИ, к уполномоченному по правам человека РИ и в правозащитные организации. По состоянию на 12 августа, установить местонахождение похищенного не удалось.
В октябре 2009 года сотрудники неустановленной силовой структуры попытались задержать старшего брата Вахи, Джамбулата Жовбатырова. Джамубалту удалось убежать. После этого случая отец Джамбулата, Джабраил Жовбатыров, обратился в республиканские МВД и ФСБ, чтобы выяснить причину, по которой хотели задержать его сына, но везде его заверили в том, что к Джамбулату у представителей правоохранительных органов претензий нет. После этого случая никто из представителей официальных властей и правоохранительных органов к Жовбатыровым не приходил и обвинений членам их семьи не предъявлял.
Не так давно в конце июля неизвестными был похищен житель Назрани Зураб Алобгачиев. Его освободили после того, как глава республики Евкуров дал жёсткую установку служителям правопорядка разыскать похищенного. Как показывает практика последних лет, своевременное вмешательство руководства республики в подобного рода дела является наиболее эффективным способом в розыске похищенных людей.

Александр Касаткин: Заезжие чиновники в национальных республиках еще во времена покорения Кавказа пользовались значительными привилегиями. Выезд в провинцию становился для них способом сколотить немалое состояние. Это положение сохраняется и сегодня, правда, в отличие от советских времен, сегодняшние чиновники уже не довольствуются мешком кураги или талонами на дефицитную мебель. Рассказывает Магомед Ториев.

Магомед Ториев: 8 августа электронная газета «Век» опубликовала статью о бывшем председателе правительства Ингушетии Алексее Воробьеве. Это довольно обстоятельная статья о том, как складывалась карьера непотопляемого чиновника. Все бы ничего, но один абзац привлек внимание ингушских читателей и широко разошелся в блогосфере. Речь в нем шла о жене бывшего премьер-министра.
Цитирую: «Когда в аэропорту Ингушетии супругу Воробьева попросили поставить сумку на ленту досмотра, у таможенников глаза полезли на лоб – в сумке лежало 4 миллиона долларов, которые она везла в Москву. Однако, узнав, чья она жена, сотрудники быстро прикусили языки и проводили даму до самолета».
Вполне вероятно, что вся эта история является вымыслом, по крайней мере, нигде на пространстве интернета мне не удалось обнаружить дополнительной информации. Но легковерные ингушские блогеры ввязались в жаркую дискуссию. Они, как водится, предали анафеме временщиков за их неуёмные аппетиты и республиканское руководство, благоволящее к приезжим. Звучали упреки и в адрес главного борца с коррупцией в Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. Ведь Воробьев был его креатурой и прошел путь от советника президента до председателя правительства республики.
Многие уверены в том, что «варягов» ставит на места Кремль, чтобы те исполняли роль «государева ока» и присматривали за своенравными и вороватыми туземцами. Статус вечного ревизора гарантирует посланнику центра, посаженному в республику «на кормление», постоянный источник дохода от подношений и коррупционных схем. Ингушетия, как, впрочем, и многие национальные субъекты, уже давно стала откормочным цехом для разного рода «залетных» чиновников. Но если о масштабах местной коррупции, казнокрадства и взятках нам хоть что-то известно, то размеры дани, собираемой и вывозимой временщиками - тайна, покрытая мраком
Эта история берет свое начало даже не во времена приснопамятного ЧИАССР, а в период, когда отношения между ингушами и Россией только-только начали складываться. С приходом России на Кавказ, проезд и торговые сделки горцев стали облагаться данью, ну а чаще просто поборами новой администрацией и казачьими разъездами. Об этом можно подробнее прочитать в «Пастушеских воспоминаньях» Александра Казбеги.
Блогер «Искандер 288», работавший в комсомольско-партийной системе ЧИАССР и ЦК Комсомола СССР, вспоминает:
«Сейчас даже вспоминается с иронией, что самыми дорогими подарками в виде взяток были золотые изделия с бриллиантами, талоны на приобретение мебели, японских телевизоров или магнитофонов. Спросом пользовались даже пальто, пошитые бельгийцами или финнами. Доходило и до смешного: ответственный работник ЦК просил прислать его жене спелой черешни, абрикосов с персиками, а иногда просто ящик редиски. В ходу были и алкогольные напитки, черная икра, башкирский мед, осетр каспийский».
Единственным «варягом», оставившем о себе хорошие воспоминания, был первый и последний вице-президент Ингушетии Борис Агапов. Он создавал вместе с Аушевым республику, и если что-то брал, то народ не в обиде – никаких доказательств его мздоимства в природе не существует.
Председатель правительства при президенте Мурате Зязикове Виктор Алексенцев был номинирован как образец неподкупности. Ходили слухи, что даже туалетную бумагу ему приобретают за счет республики, чтобы его не подкупили местные кланы. Но Алексенцев совместно с братом президента Рашидом Зязиковым смог быстро найти общий язык с соискателями правительственных портфелей, введя принцип аукциона: с ударом молотка, которым ловко орудовал премьер, лот на ту или иную должность отходил претенденту, предложившему максимальную цену. О суммах, освоенных его правительством и им лично во время наводнения 2002 года, постройки более 200 фиктивных заводов и фабрик, которые и поныне существуют только на бумаге, ходят легенды. Правительственные комиссии, созданные для оценки масштабов ущерба от наводнения, актировали дома, расположенные в десятках километров от ближайшего ручья, как полностью затопленные, за разваленные курятники выписывались миллионы. В обиход вошло выражение «дом 50 на 50», это значило, что половина компенсации шла владельцу, а половина - сердобольному чиновнику. Покойный Магомед Евлоев на своем сайте публиковал протоколы этих «комиссий».
Во время федеральных проверок ревизорам показывали частные фабрики и цеха, выдавая их за государственные и т.д. Но Зязикова было решено убрать из республики без скандала, поэтому проверка финансовых злоупотреблений прокуратурой не проводилась. Легендам о «рыцаре удачи» Алексенцеве и его покровителе не суждено было стать увлекательным сюжетом многотомных уголовных дел .
И вот сейчас, когда впервые были названы суммы вывозимого, появился шанс узнать, во сколько обходятся республике услуги «варягов». Но наше правительство, прокуратура, ФСБ скромно молчат, может потому что в пост не следует осквернять слух ближних рассказами о постыдных человеческих пороках? Или потому, что наши патриции, белая кость, считают ниже своего достоинства отчитываться перед чернью?

Александр Касаткин: В конце прошлой недели блогеры из Северной Осетии и Ингушетии провели встречу во Владикавказе и попытались выработать план совместных действий по оздоровлению межнациональной атмосферы в блогосфере. Рассказывает участник встречи, наш корреспондент Жанна Тарханова.

Жанна Тарханова: Инициаторами проведения встречи стали ингушские блогеры и журналистам. Организатором с осетинской стороны выступила блогер и правозащитник Мария Плиева. Поначалу планы устроителей были весьма скромными: предполагалось, что встреча станет площадкой для знакомства между ингушами и осетинами. Однако неудивительно, что беседа, даже не начавшись, переросла в острую дискуссию. Начало ей положила ингушская сторона, которая, что называется, с ходу ринулась в бой. Бывший пресс-секретарь президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова Тимур Боков, еще только заходя в зал, огорошил осетинских участников вопросом: «Так, вы нам Пригородный район не отдадите?» На некоторое время повисла пауза, но потом, собравшись, участники встречи приступили к беседе. Разговор оказался непростых для обеих сторон, по-прежнему между двумя народами держится глубокое взаимное недоверие. Осетинские журналисты и блогеры поставили вопрос о безопасности – терактах, корни которых ведут в Ингушетию, и угрозах, источником которых является республика. Ингушских коллег волновала проблема возвращения беженцев и части Пригородного района. Тему бесланской трагедии блогеры поначалу старались не затрагивать вообще, но обойти ее не получилось.
Я, честно говоря, не совсем поняла, зачем нашим ингушским собеседникам понадобилось опровергать участие своих соплеменников в захвате бесланских школьников семь лет назад. Они попытались переложить ответственность на третьи силы. Сначала прозвучали утверждения, что ингушей среди террористов не было вообще. Якобы, отец главаря банды «полковника» Хучбарова - чеченец по национальности, но его мать – осетинка, а один из активных участников террористической группы, Ходов – осетин по национальности. Участники с осетинской стороны в ответ на это заметили, что народ не может нести ответственности за преступления отдельных лиц.
Несмотря на существующие разногласия, нам удалось сохранить дружескую атмосферу, обсудить причины ненависти и вражды между ингушскими и осетинскими пользователями интернета. Мне показалось, что нам удалось преодолеть взаимные предрассудки. Мы сошлись во мнении, что необходимо избегать использования непроверенной, недостоверной информации касающейся драматических событий в истории наших взаимоотношений. Кто-то из ингушских участников предложил совместно поработать над проектом, в рамках которого осетинские журналисты создали бы ряд репортажей об Ингушетии и наоборот.
Инициатор проведения встречи блогеров, сотрудник администрации президента Ингушетии Беслан Цечоев, назвал встречу во Владикавказе полезной. Он считает, что таким образом закладываются основы взаимного уважения при общении в интернете:
«В блогосфере все-таки есть проблемы: есть недовольные с обеих сторон, есть неправильные высказывания некоторых. Такие встречи способствуют налаживанию межнациональных отношений. Потому что, если люди уже знакомы в реальной жизни, тем более что у нас, кавказских народов менталитет такой, то они вряд ли будут обмениваться колкостями в сети. Даже если сохраняются разногласия, блогеры уже будут вести себя корректно, вежливо и этично»
Беслан Беков - сельский учитель. Он увлекается фотографией и ведет свой блог в Живом Журнале. Чаще пишет об истории ингушского народа и поэтому ему часто приходится ввязываться в споры по межнациональным вопросам.

Беслан Беков: Не скажу, что у меня все было гладко. Даже в плане межнациональных отношений. Я и спорил, и критиковал. Но у меня есть позиция. Я не являюсь антагонистом какого – либо народа. Худой мир лучше доброй войны. Мы прошли страшные события 92 года. Но, с другой стороны, я противник лицемерия, игнорирования существующих проблем.

Жанна Тарханова: Осетинский правозащитник Виссарион Асеев считает, что можно двигаться от нормальных отношений в блогосфере к установлению контактов в реальной жизни, а не наоборот:

Виссарион Асеев: Минимальное, что должен сделать каждый в своем обществе - это понижать уровень ксенофобии, увеличивать уровень лояльности. И тогда уже можно говорить о перспективе дальнейшей совместной жизни.

Жанна Тарханова: Беслан Беков заметил, что до конфликта 1992 года в Чечено-Ингушетии работало немало специалистов из соседней республики. Он полагает, что этот опыт мог бы сослужить хорошую службу сегодня - рабочие места для осетин, совместные предприятия, по мнению моего собеседника, могли бы восстановить утраченные связи:

Беслан Беков: У нас не хватает специалистов. Многие помнят специалистов из Осетии, работавших на заводах, в медицинских и образовательных учреждениях как профессиональных добросовестных работников.

Жанна Тарханова: Чтобы сделать шаг навстречу соседям, считает Беслан Беков, Владикавказ мог бы вернуть старые названия ингушским селам Пригородного района. Перед окончанием встречи гости из Ингушетии предложили составить совместное обращение, однако хозяева, ввиду очевидных разногласий по некоторым проблемам, решили не торопить ход событий.
Пожалуй, сошлись позиции сторон пока в одном: диалог способствуют улучшению информационного фона в социальных сетях и помогает устанавливать нормальные человеческие отношения. Следующую встречу блогеры и журналисты договорились провести в Магасе.

Александр Касаткин: На этой неделе Москва, похоже, определилась, какую из кандидатур на предстоящих выборах президента Южной Осетии она поддержит. Выбор, как говорят эксперты, Кремль сделал, исходя из собственных интересов, без учета настроений в югоосетинском обществе. Тему продолжит Мурат Гукемухов.

Мурат Гукемухов: ИА «REGNUM» сегодня опубликовало информацию о том, что российские власти намерены поддержать министра по ЧС ЮО Анатолия Бибилова.
Поддержать свою креатуру в дни празднования независимости Южной Осетии приедут руководитель администрации президента России Сергей Нарышкина и министр по чрезвычайным ситуациям Сергея Шойгу. Избирательную кампанию кандидата будет предложено провести таким известным и "дорогим" российским PR-агентствам, как «Николло М» и «ИМА консалтинг».
За разъяснениями мы обратились к автору статьи, главному редактору ИА «REGNUM» Модесту Колерову, в недавнем прошлом начальнику управления президента России по межрегиональным и культурным связям.

Эхо Кавказа: Модест, Вы опровергли утверждения многих экспертов, что Москва, скорее всего, не будет активно вмешиваться в избирательный процесс по ряду причин, среди которых и разочарованность командой Кокойты и печальный опыт выборов 2004 года в Абхазии, когда креатура Кремля проиграла выборы.

Модест Колеров: Москва всегда была активна в этом вопросе и утверждения, что Москва не будет принимать участия в этом процессе, ничем не обоснованы.

Эхо Кавказа: Есть мнение, что изначально Эдуард Кокойты настаивал на кандидатуре генпрокурора Хугаева, а Анатолий Бибилов был как бы запасной кандидатурой.

Модест Колеров: Нет, Хугаева, насколько я понимаю, продвигают другие люди.

Эхо Кавказа: Т.е. получается, что в Москве есть разные группы влияния, которые поддерживают разные кандидатуры?

Модест Колеров: Я думаю, что мнение Москвы консолидированное, но ее мнение за истекшие полтора года менялось. Сначала в обход спикера был награжден высоким российским орденом вице-спикер югоосетинского парламента Зураб Кокоев, что всеми было воспринято как продвижение кандидатуры на пост президента. Затем появилась информация, что обсуждалась кандидатура посла Южной Осетии в России Дмитрия Медоева. Так что Москва меняет свое мнение и, по всей видимости, до конца его не выработала.

Мурат Гукемухов: Стремление Москвы контролировать ситуацию в странах-сателлитах вполне понятно, однако, не публично, а потому не понятна мотивация в подборе тех или иных кандидатов, не понятны критерии кремлевского кастинга.
Главный редактор журнала "Вестник Кавказа" Алексей Власов не считает пристрастия Кремля следствием глубокого анализа механизмов внутренней политики Южной Осетии:

Алексей Власов: Есть некое решение, видимо, проведен кастинг, который учитывал все «за» и «против», но это не то, что называется «на глубину в три штыка». Все это достаточно поверхностно с точки зрения тех задач, которые решает Кремль. Заметно, что в Южной Осетии, как и в Абхазии, очень нервно реагируют на публикации, которые появляются в российской прессе, не задумываясь, что то, что видят из Южной Осети – это взгляд изнутри, а то что видят и оценивают из Кремля – это видят достаточно по поверхности. С точки зрения этого взгляда по поверхности, данная кандидатура, видимо, приемлема. По поверхности - не означает ошибочное решение. Это означает, что резоны, из которых начальство исходит, отличаются от тех, которыми руководствуются эксперты, аналитики внутри самой Южной Осетии. Это разные системы координат.

Мурат Гукемухов: По мнению эксперта информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Александра Караваева, по большому счету ситуацию в республике контролируют структуры, распределяющие российские деньги. Т.е. российское правительство. Кто конкретно сядет в кресло президента не является судьбоносным для республики фактором.

Александр Караваев: Дело не в человеке, просто в данном случае важно сменить одного президента на другого и дальше проводить с ним работу, - говорит Александр Караваев, - В Кремле не думают, что надо найти мощную альтернативу для Кокойты, а просто заменить одного человека на другого. И коль уж аппаратный и клановый выбор пал на главу МЧС, решили просто провести этот сценарий до конца.

Мурат Гукемухов: Другие потенциальные кандидаты, с кем удалось сегодня связаться, считают, что кремлевская поддержка, оказанная их оппоненту - не повод для отчаяния. Есть еще мнение упрямого югоосетинского избирателя, который всегда отличается несговорчивым нравом.

Александр Касаткин: На прошлой неделе ночью в Ереване были задержаны семеро активистов оппозиционного Армянского национального конгресса (АНК). Против них выдвинуто обвинение в хулиганстве и применении насилия в отношении представителя власти. По словам адвокатов, в ходе стычки оппозиционеры были избиты сотрудниками полиции. Инцидент наложился на переговоры, которые сейчас власть ведет с оппозицией, он может отрицательно повлиять на результаты диалога. Из Еревана - Эллина Чилингарян.

Эллина Чилингарян: «Изнутри мы слышали голоса наших ребят, их били», - заявил представитель АНК Аветис Авакян.
Согласно предварительной информации, активистов АНК доставили в полицейский участок после того, как они вмешались, чтобы предотвратить незаконный, по их утверждению, обыск нескольких молодых людей со стороны сотрудников полиции. В результате произошла потасовка между полицейскими и молодыми активистами. По некоторым сведениям, один из сотрудников полиции был доставлен в больницу.
Адвокат Степан Восканян заявил, что насилие против активистов было применено и в полицейском участке.

Степан Восканян: В районе 3:30 прибыли 30 человек, были также люди в красных беретах, в масках. Силой разделили всех по разным комнатам, нам не дали выйти, мы с другом-адвокатом были в одной комнате, изолированы, нам сказали, что нам даже не было позволено покинуть здание. Они даже не были в качестве свидетелей, чтобы мы выступили в качестве адвокатов свидетелей.

Эллина Чилингарян: Координатор АНК Левон Зурабян сообщил армянской службе Радио Свобода, что установил связь с руководителем рабочей группы коалиции власти на переговорах с АНК Давидом Арутюняном и предложил ему вместе пойти в полицию, однако последний, по его словам, отказался. Арутюнян же сообщил, что утром посетил изолятор временного содержания и встретился с задержанными оппозиционерами:

Давид Арутюнян: Та информация, которую я получил, что в отношении их в изоляторе временного содержания было применено насилие, не соответствует действительности. У одного из них я заметил царапины, но в целом осмотра я не проводил, я не врач.

Эллина Чилингарян: Зурабян также оценил произошедшее с точки зрения диалога с властями, отметив, что это серьезнейшим образом ставит под сомнение весь процесс диалога. Оппозиционный блок расценил полицейские действия как реакцию властей на обсуждение по существу требования о проведении внеочередных выборов, начавшееся в рамках диалога.

«Представленный Армянским национальным конгрессом объемный документ, в сущности, поставил режим в неудобное положение, и подобными шагами осуществляется попытка сорвать это содержательное обсуждение. Это очевидным образом показывает, что, не имея аргументов против обоснований Армянского национального конгресса по формированию легитимной власти путем проведения внеочередных президентских и парламентских выборов, режим обращается в борьбе с Конгрессом к ставшему привычным применению грубой силы. Не исключено также, что пользуясь отсутствием Сержа Саргсяна в стране, тем самым некоторые силы пытаются сорвать начавшийся между Армянским национальным конгрессом и властью диалог», - говорится в заявлении АНК.

Расследование уголовного дела в отношении семерых активистов оппозиционного Армянского национального конгресса (АНК) из Центрального следственного отдела передано в ведение Главного следственного управления Полиции Армении.
В четверг глава Полиции Армении созвал пресс-конференцию, где объявил, что некоторые из молодых активистов были в состоянии алкогольного опьянения и в случившемся виноваты они сами, т.к. обзывались и применили силу в отношении полицейских.

Александр Касаткин: Россия продолжает укреплять свое военно-политическое присутствие в Абхазии и в Южной Осетии. В день третьей годовщины августовской войны президент Дмитрий Медведев внес на ратификацию в Госдуму соглашения об объединенных военных базах РФ в двух непризнанных республиках. Насколько этот шаг Кремля способен изменить ситуацию в регионе? Комментарий политолога Сергея Маркедонова.

Сергей Маркедонов: Августовский шаг Дмитрия Медведева сложно рассматривать, как экспромт. Как минимум, этот экспромт был тщательно подготовлен. Соглашение с абхазской стороной было подписано еще в феврале 2010 года, а с Южной Осетией аналогичный документ подписали в апреле того же года. Таким образом, секретом ни для кого действия Москвы не были. Функционирование российских военных баз на территории двух республик, чью независимость Россия признала 3 года назад, укладывается в логику политики РФ за весь период после окончания «августовской войны». Правильная эта логика или нет - отдельный вопрос. Всякий отыщет на него свой ответ, зависящий, как говорил незабвенный Леонид Кучма, «от точки сидения».
Как бы то ни было, а после того, как Москва открыто поддержала две бывшие автономии Грузии, она радикально пересмотрела свой статус по отношению к ним. До «горячего августа» - 2008 Россия, со всеми оговорками, выполняла функции миротворца. И эти функции были признаны ООН, ОБСЕ. Даже Комиссия Евросоюза во главе с Хайди Тальявини не нашла оправданий грузинским атакам на российские миротворческие силы в Южной Осетии в августе 2008 года. После «пятидневной войны» ситуация радикально изменилась. Дагомысские и Московские соглашения, регулирующие ситуацию в двух зонах конфликтов, перестали функционировать. Москва стала военно-политическим патроном двух непризнанных республик, гарантом их самоопределения от Грузии. Эта роль напоминает ситуацию на Кипре, когда Турция в условиях нарушения соглашений 1960 года, в одностороннем порядке пошла на признание независимости самопровозглашенной республики своих соплеменников и размещение на ее территории военнослужащих своей армии. Сегодня это- 11-й армейский корпус, насчитывающий порядка 25 тысяч солдат и офицеров. Судя по имеющимся планам Кремля, такое многочисленное присутствие пока не стоит в повестке дня российского руководства. В Абхазии должно разместиться около четырех тысяч солдат и офицеров российской армии.
Эти части будут располагаться на абхазской территории в течение 49 лет. Трудно предполагать, будет ли через полвека задействован механизм продления срока пребывания базы на абхазской территории еще на 15 лет. Но предполагать возможные проблемы, которые могут возникнуть в отношениях между двумя асимметричными партнерами, мы можем. С одной стороны, базы предполагают создание инфраструктуры вокруг них. А это - новые рабочие места и социальные возможности. С другой стороны, военное присутствие (тем паче эксклюзивное) создает соблазны для наращивания вмешательства во внутриполитические вопросы и экономическое развитие. Данные темы в последние годы не раз становились предметом дискуссий в абхазских СМИ. Очевидно, что все эти вопросы следует прорабатывать уже сегодня, когда вопрос о базах только переходит из бумажной сферы в практическую плоскость.
Военно-политическое присутствие России в двух республиках имеет несколько причин. Тут нельзя сбрасывать со счетов психологические и символические аспекты. Не зря же внесение документов в российский парламент было приурочено к третьей годовщине августовской войны. Москва хочет продемонстрировать, что, несмотря на резолюцию Сената США, а также другие постановления и заявления, она не будет отказываться от поддержки Абхазии и Южной Осетии. Впрочем, помимо риторики и пиара есть и прагматические соображения. 200 километров черноморского побережья Абхазии представляют интерес в виду возможных изменений условий базирования Черноморского флота. Да и присутствие российских военных в двух непризнанных республиках существенно снижает шансы Грузии на прием в НАТО, а также на силовые действия на двух этих направлениях, что могло бы отразиться на общей ситуации внутри Северного Кавказа. Если же военные базы США появятся на грузинской территории (а такая перспектива весьма вероятна), то нынешний статус-кво в регионе будет только укрепляться. Появится «фактор сдерживания» и противовес с другой стороны. Две политические реальности («единая Грузия» и «новые независимые государства») будут продолжать сосуществовать дальше в «параллельном режиме».

Александр Касаткин: Как повлияла пятидневная война августа 2008 года на политическую ситуацию в странах Южного Кавказа? Эта тема обсуждалась на этой неделе в программе «Кавказский перекресток», которую готовят армянская, азербайджанская, грузинская службы Радио Свобода и радио «Эхо Кавказа». Ведут программу Дэмис Поландов и Андрей Бабицкий.

Дэмис Поландов: Нашими экспертами сегодня будут: из Тбилиси Ираклий Менагаришвили, директор Центра стратегических исследований, в прошлом министр иностранных дел Грузии, из Еревана Гагик Авакян, координатор неправительственной организации Кавказский форум по Армении, и из Баку Эльдар Намазов, политический аналитик, руководитель Общественного форума Азербайджана, бывший глава секретариата президента Азербайджана.
Тема нашего сегодняшнего "Кавказского перекрестка" – трехлетняя годовщина войны августа 2008 года. Тема большая, ее много раз обсуждали, в том числе и мы на Радио Свобода. Поэтому сегодня предлагаю отрешиться от собственно событийного ряда августа 2008 года и не выяснять, кто первый выстрелил, кто кого спровоцировал и так далее. Предлагаю обсудить глобальные причины войны и ее последствия, в том числе сегодняшние последствия, что изменила эта война на Кавказе, заморозила ли она потенциальные военные конфликты на Южном Кавказе.

Андрей Бабицкий: Как недавно сказал Медведев.

Дэмис Поландов: Ты предвосхищаешь мой вопрос. Мой первый вопрос в Тбилиси. Ираклий Менагаришвили, давайте поговорим о причинах этой войны. Давайте представим ситуацию, что Грузия проводит операцию по восстановлению территориальной целостности, и Россия не вмешивается в ее ход. Могла ли Россия вообще не вмешаться, как вы считаете?

Ираклий Менагаришвили: Говорить о возможностях сейчас, наверное, сложнее, лучше поставить вопрос так: допустимо ли, чтобы Россия осталась в стороне от этого события. Могу практически однозначно сказать, что такой вариант исключался по ряду причин. Первая – эта война не 7-8 началась и не 12 кончилась, она готовилась долгое время. Причиной этой войны было вовсе не противостояние центрального правительства Тбилиси и сепаратистских сил, вооруженных сил Южной Осетии. Если копнуть глубже, нужно отметить что причина кроется в несовместимости, в конфликте, я бы сказал, двух национальных проектов соседних государств – российского и грузинского. Несовместимость того видения будущего, перспектив и роли региона, которое существовало и до сих пор существует в Москве, и как ее видели в Тбилиси. Поэтому в этом смысле это столкновение было практически неизбежным.

Андрей Бабицкий: Мы сегодня действительно умны задним умом, а еще 8 августа три года назад некоторые грузинские чиновники публично выражали надежду на то, что Россия не вмешается, то есть тогда им было непонятно.

Ираклий Менагаришвили: Да, было много иллюзий, была даже такая иллюзия, что если Россия вмешается, то грузинские силы достаточно легко отобьют их атаку. Все эти разговоры про ржавые российские танки, которые вовсе не представляют опасности и так далее - это не выдумки, это действительно имело место. Все это говорит о том, что оценки ситуации были весьма далеки от реального. Не видеть, как Россия методично наращивала военные силы и готовилась к чему-то весьма серьезному, мог, наверное, человек, лишенный восприятия реальности полностью.

Дэмис Поландов: Эльдар Намазов, в своем недавнем интервью российский президент Дмитрий Медведев назвал августовскую войну, я немного перефразирую, уроком не только для Грузии, но и для Азербайджана и Армении. Как вы считаете, этот урок усвоен? Действительно ли война августа 2008 года снизила вероятность военных конфликтов в регионе?

Эльдар Намазов: Безусловно, каждая страна, которая находится в нашем регионе, пытается усвоить уроки августовских событий, правда, не в том контексте, в котором это видится из Кремля, но все равно уроки должны извлекать все. Например, в Азербайджане, если судить по общественному мнению, по публикациям, есть несколько уроков, которые были усвоены от этого конфликта. Урок первый, что конфликт состоял из двух частей. На первом этапе Грузия пыталась бороться с вооруженным сепаратизмом, восстановить свою территориальную целостность, и буквально, как мы поняли, за короткое время Грузия смогла добиться этой цели. Потом начался второй этап конфликта, уже конфликт между Россией и Грузией. Естественно, в военном отношении Грузия не могла бы противостоять России. Поэтому один из уроков, который мы для себя усвоили – это то, что сепаратистские режимы, которые возникли в свое время, когда Советский Союз распадался и которые были созданы фактически центром для оказания давления на республики, которые стремятся к независимости. Неслучайно ведь и Молдова, и Грузия, и Азербайджан – это республики, в которых было сильно национально-освободительное движение, и были очень сильны центробежные силы. Эти сепаратистские движения без внешней поддержки продержаться не могут. Без сомнения, существование анклавов – это в первую очередь результат не из самодостаточности военной, или экономической, или политической, а просто есть конкретные внешние силы, которые поддерживают такие анклавы, которые не дают возможности республикам покончить с сепаратизмом.

Андрей Бабицкий: Давайте ради справедливости скажем, что все-таки сепаратистские режимы думают совершенно иначе.

Эльдар Намазов: Безусловно. Второй урок, который мы отсюда извлекли – это то, что военно-политическая составляющая для России значит намного больше, чем какие-то экономические проекты, возможности, допустим, иметь преференции, выгоды из экономического сотрудничества полнокровного с Грузией или с Азербайджаном. Видимо, имперское мышление все еще очень сильно, категории военно-политического контроля, распространение военно-политического влияния, они доминируют при принятии таких важных решений, как вмешаться или не вмешаться, как себя вести в том или ином конфликте на Южном Кавказе.

Андрей Бабицкий: Вы знаете, мне ваша схема не кажется полностью доказанной. Потому что если говорить об имперском влиянии, наверное, России нужны были бы не эти жалкие осколки территорий Грузии и Азербайджана, а контроль над странами в целом. Войной августа 2008 года Россия оттолкнула от себя Грузии. Поэтому говорить об имперскости этой модели поведения, мне кажется, как-то странно.

Эльдар Намазов: Ну почему? Во-первых, уже известно, все понимают, что в свое время сепаратизм в республиках поощрялся. Когда Советский Союз доживал последнее время, была попытка узаконить, что республика не имеет право выходить из Советского Союза, если согласия на это не дадут автономии.

Дэмис Поландов: Гагик Авакян, Армения является стратегическим союзником России на Кавказе и вполне можно понять, зачем это нужно Армении. Зачем это нужно России? Вообще, зачем России Кавказ? Это вопрос, который сегодня довольно часто звучит в самой России. Эльдар считает, что России Кавказ нужен из каких-то имперских амбиций. Как вы считаете?

Гагик Авакян: Об имперских фантомных болях я сейчас говорить не собираюсь. России нужен Южный Кавказ, давайте дифференциацию тоже проведем, то есть влияние на Южном Кавказе. Потому что для России большая опасность, что Южный Кавказ будет каким-то плацдармом дестабилизации на Северном Кавказе, и какие-то периоды он таковым и являлся. А иметь в таком мягком подбрюшье такой плацдарм рядом с очень неспокойным и сегодня, и в ближайшем будущем регионе, который очень важен для России, я говорю о Северном Кавказе, никакой дальновидный политик не может себе позволить. Другое дело, что методы, к которым иногда прибегает Россия, чтобы нивелировать опасность такого плацдарма, они оказываются неадекватными. Но повторюсь, сейчас вопрос не столько о методах, сколько о причинах того, что Южный Кавказ остается в актуальной политической повестке дня российского руководства – это в первую очередь возможность нивелировать опасные тенденции, которые могут инициироваться с Южного Кавказа на Северный.

Андрей Бабицкий: Гагик, у меня тоже к вам вопрос: как вам кажется, все-таки война августа 2008 года входила в какую модель поведения, какое имело отношение нападение в Цхинвальском регионе к Северному Кавказу? Это как-то прямо не связано. Поэтому в целом интерес к Кавказу понятен в вашем объяснении, но конкретно эти военные события, мне кажется, выпадают из вашей модели.

Гагик Авакян: Я говорю применительно к поведению России. Назовем это в грузинской терминологии восстановление конституционного строя в Цхинвальском регионе, или назовем в осетинской терминологии – оккупация Южной Осетии, это моментально передавалось бы на Северную Осетию. Соответственно Северная Осетия, тоже согласитесь, наиболее стабильная территория на Северном Кавказе, выпадала и становилась наоборот слабым звеном с большими проблемами, с распространением кругов по всей поверхности Северного Кавказа. Позволить себе этого Россия не могла. Снова повторюсь: потеря Южной Осетии для Северной Осетии – это большая боль и, соответственно, еще больший удар, который был нанесен по лояльности осетин после Беслана. И так можно говорить, что Беслан достаточно поколебал эту лояльность. Что было бы, если бы Россия оставила Южную Осетию без помощи, я уже даже боюсь прогнозировать.

Александр Касаткин: Более 4700 человек по всей России принимают участие в народном голосовании по избранию кандидатов для участия в думских выборах от Общероссийского Народного фронта. Называется эта процедура почему-то «праймериз». В Чечне голосование тоже состоялось, но поняли ли сами выборщики, в чем они участвовали, кого и для чего выбирали - остается загадкой. Не сумел разобраться в головоломке и писатель Герман Садулаев.

Герман Садулаев: Вы не поверите, меня занесло на сайт партии «Единая Россия». И не просто на сайт партии, а на сайт Чеченского регионального отделения. Сам не понимаю, как я там оказался. Видимо, зашёл по какой-то ссылке. И вот, вижу крупный заголовок: «БОЛЬШЕНСТВО – ЗА». Именно так, «большенство» через «е», нет восклицательного знака после «за», и написано.
И сразу захотелось узнать, «за» что или кого и где проголосовало это корявое «большенство». Оказалось, что это про «праймериз». Праймериз – это новая российская фишка. Никто толком не понимает, что это и зачем. Но вот решили внедрить. Потому что в Америке есть, пусть и у нас будет. Правда, в Америке хотя бы две партии, а у нас одна. И в Америке есть какая-то история, какой-то смысл в этих праймериз. У нас ровно никаких корней этого института нет, он не имеет никакого смысла для России. А уж для Чечни и подавно.
Лучше бы книжки читали, учились чему-нибудь. А то даже это бессмысленное событие они не могут описать, не умножая бессмыслицу. Подзаголовок: очередной этап внутрипартийного голосования. Первое предложение: …Общероссийского народного фронта, в рамках которого проходит праймериз. Так внутрипартийные или в рамках этого фронта? Говорили же, что фронт объединит «Единую Россию» с другими такими же позитивными силами российского общества. А оказалось, что все позитивные силы и сам фронт быстренько оказались внутри партии.
И самый умный и грамотный единоросско-фронтовой журналист описал это мероприятие. Вот так и описал. Сейчас я вам процитирую с сохранением лексики, орфографии и пунктуации оригинальной статьи с официального сайта Чеченского регионального отделения партии «Единая Россия». Следите за речью:
В процедуре голосования участвовало 270 уполномоченных, то есть, люди, которые имеют право голосовать за того или иного кандидата. Здесь же присутствовала Счетная комиссия и контрольно-ревизионная комиссия.
Кандидаты в своей предвыборной программе озвучивали, те вопросы, которые они обязуются решить при условии победы на выборах. Каждый из них вышел со своей предвыборной программой. Как отмечают кандидаты от партии, Владимир Путин вышел с необходимой инициативой – создания Общероссийского Народного Фронта. С начала которого каждый желающий мог озвучить тот или иной вопрос из разных субъектов Российской Федерации, который необходимо решить на государственном уровне.
Ну? Вы ничего странного не заметили? Нет? Значит, вы тоже из «Единой России», более того – из Чеченского регионального отделения. Вам уже не помочь.
В более свежих статьях на сайте ничего не говорится о том, кто победил на этих непонятных выборах. Зато на моём любимом сайте чечня точка гов точка но, простите, ру, сообщается, что первое место на праймериз занял… Вы не поверите! Да. Он! Правда, удивительная новость?
Кто бы мог подумать?! Нет, правда, никто не ожидал. Было много разных прогнозов, споров, букмекерские конторы принимали пари на то, сколько голосов наберёт тот или иной кандидат, в обществе кипели горячие дискуссии, соперники шли, что называется, ноздря в ноздрю. И тут, такая сенсация. Я в шоке.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG