Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дирижер Михаил Аркадьев – о профессиональной солидарности


Михаил Аркадьев

Михаил Аркадьев

После скандального увольнения дирижера Тихоокеанского оркестра Михаила Аркадьева, который публично выступил против присоединения Союза композиторов к "Общероссийскому национальному фронту", последовали громкие заявления о помощи коллеге из уст бывшего министра культуры РФ Швыдкого и нынешнего Александра Авдеева. Однако никаких реальных изменений в судьбе известного музыканты нет.

В интервью корреспонденту Радио Свобода Михаил Аркадьев рассказал, что, несмотря на выступления в прессе а также публичные высказывания его друзей – Матвея Ганапольского и Григория Ревзина, он до сих пор не получал никаких предложений о работе:

- Более того, у меня возникла новая проблема: я должен восстановиться как доцент кафедры специального фортепиано в академии им. Гнесиных. Пока я работал во Владивостоке, меня тихонько, за моей спиной уволили, другими словами описать это я не могу. Вообще с приходом нового ректора академии Галины Маяровской мое положение в академии изменилось. Прежний ректор прекрасно понимал и мой статус, и мой уровень, и поддерживал меня. Я учился в Гнесинке, с 1982 года – преподавал, это моя Alma Mater. Была даже идея привозить пианистов или целые кафедры из Гнесинской академии в Приморье для культурного обмена. Но с тех пор, как на эту должность поставлена Маяровская, я стал не нужен академии. В итоге сейчас я полностью лишен работы. Безусловно, я буду пытаться решить эту проблему. Но я никогда не пытался решать что-либо через конфликт или через суды. Это мой вуз, любимый вуз, и я не хочу приходить с какими-либо бумагами и выяснять, почему меня уволили, почему не заплатили. Я надеюсь, что мне просто позвонят и пригласят снова работать в академии. Я вам скажу больше: Маяровская долго работала со Швыдким. И было бы естественно, если бы после своих заявлений на радио Михаил Швыдкой обратился к ректору Гнесинки Маяровской с предложением восстановить меня в должности преподавателя. Но связаться с бывшим министром культуры нет никакой возможности, мои друзья пытались бесчисленное количество раз, но безуспешно.

- Коллеги из Тихоокеанского оркестра не предлагали вам помощь?

- Нет, у них куда более серьезные проблемы: они пытаются просто выжить. У них сейчас проблема не в том, кто будет за пультом, а что есть им и их семьям. Я сам пытаюсь им помочь. Вне зависимости от того, работаю я с ними или нет, я стараюсь привлечь внимание к их проблемам, потому что музыкантов реально нужно спасать. Я снова написал Медведеву и Авдееву, но ответа нет, нет даже отписки о получении. Я написал очень серьезные письма, а Дмитрию Анатольевичу – и с приложением файла о репертуаре оркестра и его насущных проблемах. Но реакции нет. Получается, что у меня две серьезные проблемы: собственное трудоустройство, которое на деле заботит моих друзей больше, чем меня, и – спасение Тихоокеанского оркестра, проблемами которого я буду заниматься вне зависимости от того, вернусь я на должность дирижера или нет.

- А движение "Солидарность", членом которого вы являетесь, принимает участие в вашей судьбе?

- Нет, но моя проблема и не может быть в их компетенции. Они не могут мне профессионально помочь, да и злоупотреблять своим положением я не привык. Мои высказывания – это частное политическое дело. У меня скоро будет встреча с Каспаровым, но я музыкант, партийным строительством заниматься не собираюсь. У меня автономная позиция.

- Тогда на чью помощь вы рассчитываете?

- Только друзей. Но и они не всесильны, тем более в моей профессии. А обычные музыканты выступать боятся. Только четыре человека не стали молчать: пианист Алексей Любимов, создатель форума "Классика" Борис Лифановский и пианистка Екатерина Державина с супругом. А люди, которые реально могут помочь с работой, – они боятся, что их могут уволить.

- А вы не боялись, что и вас уволят за статью "Почему я не принимаю путинскую Россию" и подписание обращения "Путин должен уйти"?

- Нет, более того, я знал, что так оно и будет, писал и подписывал сознательно, и вся мера ответственности за эти поступки лежит только на мне.

- Но почему, даже зная, что вас могут уволить за ваши взгляды, вы все равно пошли на это?

- Тот, кто убеждает себя, что можно заниматься искусством и не думать о том, как это связано с судьбой миллионов, обманывает себя. Большие музыканты 19-го века связывали свою гражданскую позицию и профессию музыканта. Попытка убедить себя, что музыка не связана с политикой, – тоже политическая позиция. Такое отстранение – именно позиция, и никак иначе. Да, я боюсь, что мои взгляды могут повлечь за собой больше, чем просто увольнение. Но я не хочу поддаваться страху, я хочу себя уважать. И не так много людей меня в этом поддерживают, к сожалению.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG