Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фестиваль "Текстура" как поиски современности


Эдуард Бояков: "Под актуальным часто подразумевают что-то авангардное"

Эдуард Бояков: "Под актуальным часто подразумевают что-то авангардное"

Объявлена программа и названы почетные лауреаты фестиваля театра и кино о современности "Текстура", который в середине сентября откроется в Перми. Почетные призы в номинации "имя" получат московский писатель Владимир Сорокин и шведский кинорежиссер Лукас Мудиссон.

Фестиваль "Текстура" проводится во второй раз и любопытен тем, что объединяет сразу несколько направлений современного искусства. Четыре конкурсные программы, качество которых оценивает Совет фестиваля из ста человек, таковы: Кино, Театр, Пьесы и Сценарии. В Совете замечены многие модные и уважаемые деятели современной культуры, журналисты, искусствоведы. А также бизнесмен Александр Мамут и галерист и политтехнолог Марат Гельман.

О концепции фестиваля рассказывает автор идеи фестиваля "Текстура" и один из его главных организаторов режиссер Эдуард Бояков.

- Откуда взялось название фестиваля?

- Слово "текстура" емко выражает содержание, а, с другой стороны, возникает некое ощущение. Это то, что мы ищем, стараемся зацепить, говоря о сегодняшнем дне. Мы работаем с современной драматургией, со сценариями и с пьесами. Очень важно передать ощущение точности языка. Это слово несет в себе понятную многозначность - а это и текстура языка, и текстура времени, и текстура наших ощущений.

- Фестиваль театра и кино о современности - это все актуальное искусство?

- Можно было сказать и так, только перед этим надо разобраться, что такое актуальное искусство. Если ориентироваться на какие-то обычные существующие значения слова "актуальный", то, наверное, нет. Под актуальным часто подразумевают что-то авангардное, что-то такое имеющее отношение к будущему, к каким-то радикальным художественным практикам. Мы хотели бы сделать фестиваль для людей, для широкого зрителя.

- А если я предложу такое определение: актуальное - это про жизнь за окном. Это будет точнее?

- Да.

- Порекомендуйте что-то из программы этого года. Чем вы гордитесь как один из организаторов?

- Мы гордимся тем, что у нас серьезный список людей, которые приезжают на фестиваль судить его. Уникальность фестиваля в том, что мы отказались от идеи жюри как такового. Мы ориентируемся только на мнение членов совета фестиваля. На прошлом фестивале наши актуальные драматурги оказывались в зрительном зале рядом с Олегом Куликом, с Владимиром Мартыновым, с Андреем Родионовым, с музыкантами, с художниками, которые вроде бы не имели прямого отношения к театральному и кинопроизводству, но на самом деле они определяют очень много в современном искусстве. Мы гордимся лауреатами премии "Текстура: Имя" - это писатель Владимир Сорокин и режиссер-поэт Лукас Мудиссон. Это люди, которые, по-моему, как никто другой соответствуют идее и эмоции, которые заложены в основе "Текстуры". Это люди, которые реализуются в разных жанрах. Сорокин - блестящий драматург и крупный киносценарист, помимо своей писательской работы, его многие связывают с кругом московского концептуализма. Известно, что Владимир Георгиевич достаточно много рисовал, иллюстрировал. Тоже можно сказать и о Мудиссоне. Лично для меня - это один из самых любимых, один из самых важных европейских режиссеров. В Скандинавии он известен, например, как крупнейший поэт...


О концепции современности в искусстве применительно к фестивалю театра и кино "Текстура" рассказывает главный редактор журнала "Театр" Марина Давыдова:

- Современность как таковая, реальность, в которой мы живем, должна находить отражение на сцене и на экране. На протяжении всех 90-х годов и большей части нулевых русское искусство, особенно российский театр, не воспринимали себя как отражателя действительности. Это был такой волшебный мир прекрасного, а иногда не очень прекрасного. Я очень часто я считаю произведение искусства современным, даже когда в нем речь не идет о каких-то актуальных, злободневных проблемах. Важна новая оптика что ли, такая, что не могла быть у художника 10, 20, 30 лет тому назад. Это очень тонкое, трудноуловимое понятие. Я всегда привожу аналогию с живописью. Импрессионисты видели мир так, как его не мог видеть человек середины XVIII столетия. Когда я смотрю какой-нибудь спектакль Китти Митчел или Робера Лепажа, я понимаю, что так увидеть мир может мой современник. Наверное, человек 20-30 лет назад видел его по-другому.

- Фестиваль - это такой смотр межжанрового актуального искусства, модные имена художников, театральных режиссеров, кинорежиссеров, писателей, сценаристов, которые откликаются на то, что происходит за окном в Перми, новой культурной столице России. Как это все выглядит в контексте российской общественно-политической ситуации, раз уж мы говорим о том, что это искусство откликается на общественные вызовы времени?

- Всякий раз, когда я пытаюсь начать разговор о современности в искусстве по существу, собеседник пытается увести меня в банальный разговор про то, на чьи деньги делается это самое современное искусство. А Марат Гельман связан с Кремлем. Ну, наверное. Если задуматься, у нас все искусство делается на деньги этого самого Кремля, или на деньги Минкульта, или еще на какие-то с точки зрения высокоморального сознания "неправильные" деньги. Важно, что именно делается. То, что делается - интересно, оно вызывает общественный резонанс, оно как-то меняет обстановку, будит человеческую мысль? Или это просто для отписки, для галочки, для проформы, для распила, как говорится, бюджета? Я вас уверяю, таких мероприятий, которые проводят неизвестно для чего, просто только для того, чтобы некий чиновник и тот, кто организовал это мероприятие, поимели какой-то откат, у нас миллион.

Я была на фестивале "Текстура", правда, очень недолго - дня два. Мне понравилась атмосфера на этом фестивале. Мне показалось, что там было очень много молодых заинтересованных людей, которые перебегали с мероприятия на мероприятие, которые собирались на какие-то семинары, что-то обсуждали.

Что же касается такой междисциплинарности этого фестиваля, она мне тоже кажется правильной, потому что, вообще говоря, если мы посмотрим на какие-то европейские театральные формы, мы увидим, что границы между перформансом, современным искусством, инсталляцией, театральными драматическими спектаклями размываются. Возникает очень много гибридных форм, это совершенно нормальное и естественное явление.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим иоги с Андреем Шарым"
XS
SM
MD
LG