Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
После погромов в британских городах полиции разрешили требовать от людей на улице открыть лицо, сняв маску, или платок, или шарф – и так далее.

Смешно? Может быть, но и грустно тоже. Потому что это очень "неанглийская" мера – ведь до сих пор право одеваться, как душе угодно, носить хоть сапог на голове, хоть маску на лице, считалось одной из неотъемлемых свобод, знаком священной неприкосновенности частного "пространства".

Среди других непривычных для Британии мер: предполагается небывалое государственное вмешательство в жизнь 120 тысяч самых неблагополучных семей, считающихся главным источником уличной преступности. Стоит нейтрализовать их вредоносное влияние, и проблема молодежных банд, организовавших погромы, будет в основном решена, уверяют некоторые эксперты. Нужна тактика "кнута и пряника": поощрить реинтеграцию в общество "потерянных поколений" и наказать сопротивляющихся. Жесткое административное и финансовое давление ждет "тунеядцев" - безработных, хронически отказывающихся от предлагаемых рабочих мест. Некоторые местные советы заявили, что готовы приступить к выселению из муниципального жилья осужденных погромщиков и их семей. Крайне популярно и требование лишить этих людей и остальных социальных пособий. Полиция, тем временем, получает новые полномочия, включая применение водометов и резиновых пуль.

И, наконец, предлагается ввести некоторый контроль над социальными медиа и сетями. Полиция хочет получить право временно отключать системы мобильной коммуникации, включая мессенджер смартфона "Блэкберри" (и даже "Фейсбук" с "Твиттером"!), в случае массовых беспорядков. Критики говорят: Британия может уподобиться Египту Мубарака. Китай аплодирует таким намерениям. Иран злорадствует.

Еще несколько недель назад было невозможно представить себе жестких судебных приговоров, которые сегодня выносятся погромщикам и мародерам. 18 месяцев тюрьмы, например, получил молодой человек за соучастие в краже телевизора. Особенно важный прецедент установил судья, приговоривший к четырем годам заключения двух юношей, призывавших (безуспешно) в "Фейсбуке" к беспорядкам в своих городах. Впервые столь суровое наказание назначено в Британии – не за физическое деяние, а за слово в интернете.

Этот приговор вызвал бурную дискуссию, показав, что страна вовсе не готова автоматически отказываться от приоритета прав человека. Но при этом большинство британцев требует провести более четкую линию между свободой индивидуума и ответственностью за возможные последствия своих действий – и даже слов.

Дэвид Кэмерон провозгласил "контрнаступление" против "медленного морального коллапса" и обещает "объявить войну" молодежным бандам. Но лидер лейбористкой оппозиции Эдвард Милибэнд предупреждает против "скоропалительных действий", создающих видимость решения глубоких и сложных социальных проблем. Обеспокоены и партнеры консерваторов по правительству – либерал-демократы. Им кажется, что отбирать у провинившихся семей социальные пособия – значит, получить результат, обратный желаемому.

Нарастание общественных споров показывает, что Великобритания постепенно выходит из состояния шока возвращается в свое нормальное состояние. Гражданское общество, конечно же, выживет. Но Британии предстоит сильно измениться, в очередной раз изобрести себя заново.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG