Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Главный редактор сайта «Хартия-97» Наталья Радина об Алесе Беляцком и о репрессиях в Беларуси


Ирина Лагунина: Белорусская журналистка, редактор оппозиционного портала «Хартия-97» Наталья Радина попросила политического убежища в Литве. Это решение она приняла после полутора месяцев, проведенных в тюрьме белорусского КГБ, из-за угроз и невозможности работать на родине. Сделала она это несмотря на то, что на прошлой неделе стало известно: органы юстиции Литвы и Польши передали белорусским властям информацию о банковских счетах правозащитника Алеся Беляцкого, что послужило основанием для его ареста и предъявления ему обвинения в уклонении от уплаты налогов в особо крупных размерах.
Рассказывает наш вильнюсский корреспондент Ирина Петерс.

Ирина Петерс: После закрытия в декабре прошлого года в Минске сайта «Хартия-97» его редактор Наталья Радина подверглась репрессиям – это угрозы, аресты, допросы, конфискации и тому подобное. Поняв, что не только работать, но и просто в безопасности существовать на родине ей не дадут, она покинула Белоруссию – и это отдельная детективная история, когда Наталья тайно с помощью друзей оказалась в России, потом - в лагере для беженцев в Голландии, и теперь – в Литве.

Наталья Радина: Я была арестована 19 декабря в день президентских выборов в Белоруссии. Была на площади, работала исключительно журналистом, освещала события, передавала в он-лайн режиме, что происходит, в это время меня избили. Когда спецназ пошел на мирно протестующих людей, просто упала под ноги спецназовцев и получила несколько ударов их ботинками по телу. Если бы меня какой-то мужчина не вытащил из-под их ног, меня могли там просто убить. Я смогла уйти с площади, вернулась в редакцию и стала сообщать, писать у себя на сайте, что происходило в Минске в этот день. В 4 утра в офис моей организации ворвались спецназ в черных масках, сломали железные двери, арестовали меня и отвезли в тюрьму КГБ. Как и все кандидаты в президенты, члены их избирательных штабов, другие правозащитники, журналисты, я была обвинена в организации так называемых массовых беспорядков. Сегодня абсолютно очевидно, что не было в Минске никаких массовых беспорядков, была провокация спецслужб. Был мирный протест десятков тысяч белорусов против фальсификации итогов выборов. В тюрьме КГБ я провела полтора месяца. За два дня до рассмотрения Евросоюзом вопроса об экономических санкциях против Белоруссии меня освободили, потому что было очень много протестов. Для того, чтобы пустить пыль в глаза Европе, нужно было освободить несколько человек, среди них была и я. Но мне не разрешили жить в Минске, выслали из столицы Белоруссии и отправили за триста километров в город Кобрин к моим родителям. Два месяца я продолжала исполнять обязанности редактора из этого города. После каждой критической статьи в дом моих родителей приезжала машина, меня забирали и увозили в КГБ, где мне говорили: еще одно неосторожное слово, и ты вернешься в тюрьму. После двух месяцев такой жизни я убежала из Белоруссии. В этой стране похищают, убивают, арестовывают людей. В тюрьмы после 19 декабря были брошены десятки ведущих политиков, правозащитников, журналистов. Кандидаты в президенты получили сроки от пяти до шести лет только за то, что они пошли на выборы.

Ирина Петерс: Появление Натальи Радиной в Вильнюсе совпало с событием, также связанным с Белоруссией. Это скандал с выдачей Минску литовским Минюстом конфиденциальной банковской информации, касающейся известного белорусского правозащитника Алеся Беляцкого. В результате чего он оказался за решеткой, ему грозит заключение до семи лет – как указано белорусскими властями, «за уклонение от уплаты налогов в больших размерах».
Литовские официальные лица всячески стараются загладить вину за это перед белорусским оппозиционным сообществом, называя случившееся прискорбным инцидентом.
Вот что думает об этом Наталья Радина, которой самой довелось воспользоваться помощью белорусского правозащитного центра «Весна», возглавляемого Беляцким.

Наталья Радина: Это не обогащение, не финансирование государственного переворота, о чем могли говорить белорусские спецслужбы – это поддержка гражданского общества. Алесь Беляцкий не преступник – это известный правозащитник, который помогал семьям политических заключенных в Белоруссии, помогал всем репрессированным и очень многим, тысячам людей. Центр "Весна" был закрыт властями еще в начале 2000 годов исключительно за свою правозащитную деятельность. Власти перекрыли все возможности существования центра легально. Точно так же, как они за годы правления уничтожили все независимые газеты фактически, у нас нет независимого телевидения, нет независимого радио. У нас невозможна легальная работа неправительственных организаций, тем более, которые занимаются защитой прав человека. И поэтому легально открыть счета центра "Весна" в Белоруссии было невозможно, им все время отказывали абсолютно по надуманным основаниям.
В первый же день, когда меня арестовали, у меня был адвокат. Правозащитный центр "Весна" оплатил его услуги. Мои родители обычные пенсионеры, пенсия моей мамы, которая работала всю жизнь, составляет 50 долларов. Какого адвоката она могла нанять на эти деньги? Точно так же правозащитный центр "Весна" оказывал помощь семьям репрессированных, давал деньги на передачи в тюрьмы, оплачивал штрафы незаконно осужденных на акции протеста.

Ирина Петерс: Работающая в Литве, где сейчас зарегистрирован сайт «Хартия-97», и ожидающая ответа на свое прошение о предоставлении политического убежища, Наталья Радина откровенна в оценках и не осторожничает, несмотря на свой неопределенный гражданский статус. Она критикует действия литовских политиков, достается от неё даже президенту страны Дале Грибаускайте, которая встречалась с Александром Лукашенко.

Наталья Радина: Как человек, который подвергается репрессиям, как независимый журналист я имею право оценить Далю Грибаускайте, которую я безмерно уважаю. Женщина, которая стала президентом, заслуживает самого большого уважения. Но есть просто конкретные шаги, которые касаются моей страны. Я считаю, что я имею право высказать свое мнение. Никто с Лукашенко до этого не встречался и была прервана его международная изоляция. Очень многие белорусы были просто обижены, увидев это. Как можно подавать руку человеку, который издевается над собственным народом? Я безмерно благодарна Литве, я попросила именно здесь политического убежища, несмотря на этот скандал. Но, простите, вести себя как мышь под веником я не буду.

Ирина Петерс: Литовский МИД обратился в Департамент миграции с просьбой рассмотреть прошение журналистки Радиной как можно скорее. «Сайт «Хартия-97», – заявил министр иностранных дел Литвы Аудронюс Ажубалис, – является глашатаем демократических перемен в Белоруссии. Литва последовательно поддерживает белорусских оппозиционеров, а досадное происшествие с Алесем Беляцким обязывает нас усилить эту поддержку».
За процедурой предоставления политического убежища в Литве следят несколько инстанций, в том числе - Институт прав человека.
Говорит его директор Генрикас Мицкявичюс.

Генрикас Мицкявичюс: Были такие просьбы, скажем, бывший председатель парламента Щарецкий получил статус политического беженца. Был случай несколько лет тому назад с председателем Христианской демократической партии Белоруссии Янковским, который был задержан при переходе границы, была долгая процедура, был запрос из Белоруссии выдать его, Литва отказала, и он был выслан обратно в Бельгию. Есть и другие случаи. То есть практика существует, действительно оппозиционеры могут надеяться, что Литовское государство их защитит, если они преследуются. Были просьбы из России. Самая известная – это бывший мэр Москвы или его супруга пытались получить то ли статус политического убежища, то ли гуманитарную охрану, но они не получили.
Процедура политическая изначально, за этим стоит политическая позиция. Помогаем людям, которые борются за свободу и демократию в других странах и за это их там преследуют. Потом срабатывает чисто административный механизм, исследуются все обстоятельства, потом принимается решение. Если человек недоволен, ему отказывается, он имеет право обратиться в суд. Тогда принимается решение.

Ирина Петерс: Наталья Радина в Литве дает много интервью, эмоционально реагирует на критику и не жалеет резких слов в адрес Александра Лукашенко. Общаясь с читателями литовского портала Delfi, она, в частности, сказала: «В Белоруссии оппозиция – это Лукашенко. Который душит свой народ. Мы – не оппозиция, а граждане, которые хотят жить в свободной, демократической стране». Журналистка предложила пожить в Белоруссии читательнице из Литвы, которая спрашивала: «Если все так плохо, как вы говорите, почему у белорусов ведутся уборочные работы, нет пустующих земель, кругом чисто, ухожено, в магазинах, пусть дорого, но все есть?» «Да, – ответила Наталья, – в Белоруссии внешне - чистота и порядок, мы же европейская нация, и всегда умели хорошо вести хозяйство в любых условиях, даже послевоенных. Но все это – пыль в глаза, реальное экономическое положение белорусов сегодня плачевное. К сожалению, при этой власти оно будет только ухудшаться. Все, что вы видите – фасад, который строился на деньги России. Реальных реформ в стране Лукашенко не проводил, и белорусского экономического чуда не существует».

Наталья Радина: Насколько тяжело уезжать из своей страны раз и навсегда. Я надеюсь, что ситуация в Белоруссии изменится, и я смогу вернуться. Но никто мне такой уверенности не дает – это очень тяжело. Литовцы сегодня ездят в другие страны, где они могут больше заработать, но они всегда знают, что у них есть родина, на которую они в любой момент вернутся. В белорусском случае миграция долгосрочная. Нет независимых судов, нет независимого парламента, уничтожается вся независимая пресса, бросают в тюрьмы любых недовольных. Людей за критику Лукашенко обычных, не оппозиционеров, могут исключать из университетов, увольнять с работы. То есть массовый террор, который длится на протяжении 17 лет – это все сказывается на людях. Мало того, что общество запугано, происходит внутренняя миграция, человек уходит в свою внутреннюю жизнь, говорит: меня ничего не интересует, ни политика, ничего, я не хочу ничего знать. Я хочу думать о том, как мне заработать для того, чтобы прожить и прокормить своих детей. Если я заинтересуюсь чем-то, то сразу же лишусь всего, что имею, я попаду в тюрьму, меня могут убить, похитить и тому подобное. Такая ситуация, это может быть с любым народом, не только с белорусским.

Ирина Петерс: Интернет литовский полон советов: уезжайте из Литвы, а то вдруг вас тоже по простоте душевной выдадут.

Наталья Радина: Вы знаете, я не чувствую здесь никакой опасности. Время Лукашенко давно ушло, пора начинать новую жизнь.

Ирина Петерс: Опальной на родине белорусской журналистке Наталье Радиной принадлежит и такой призыв к литовцам: «Не забывайте, что всего 20 лет назад вы сами боролись за свою свободу и демократию. Если не можете понять сегодняшнюю ситуацию в Белоруссии, вспомните, какими вы были тогда».

Ирина Лагунина: С Натальей Радиной беседовала наш корреспондент в Вильнюсе Ирина Петерс. В среду суд в Минске на закрытом заседании отклонил жалобу адвоката на арест белорусского правозащитника Алеся Беляцкого.
XS
SM
MD
LG