Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Востоковед Владимир Исаев – о Сирии Башара Асада


Президентская армия должна уйти с улиц, тогда, возможно, у Асада будет шанс остаться президентом

Президентская армия должна уйти с улиц, тогда, возможно, у Асада будет шанс остаться президентом

После очередных вооруженных столкновений между правительственными войсками и противниками действующего в Сирии режима президент страны Башар Асад пообещал прекратить репрессии против митингующих и наладить с ними конструктивный диалог.

Российский арабист, заместитель директора Института востоковедения Владимир Исаев в интервью Радио Свобода прокомментировал заявление Асада о прекращении вооруженных репрессий против оппозиции.

Речь идет о том, что Асад уже решил свои задачи и ему больше не нужно применять армию? Или он уступает давлению международного сообщества? Или, может быть, третий вариант – он нашел какие-то другие способы решения внутриполитического кризиса?

– По-моему, можно говорить обо всех трех упомянутых вами причинах, но есть одна очень важная деталь: Сирия фактически оказывается во все большей изоляции от своих арабских соседей, и это не может ни тревожить сирийский режим, который всегда развивался в достаточно тесном сотрудничестве с арабскими странами. Именно эта изоляция, на мой взгляд, во многом и подвигла Асада показать всему миру и арабскому региону, что его режим меняет тактику действий. Я хотел бы обратить внимание на то, что до этого момента сирийские власти все время опаздывали с различного рода реформами. Сейчас, на мой взгляд, мы видим попытку опередить события – убрать армию с улиц.

– Программа реформ, которые Башар Асад обещает провести, поможет ему сохранить власть?

– Зависит от того, как поведет себя оппозиция. Примерно полтора месяца назад произошло следующее: сразу после объявления об амнистии и многопартийности под одним из городов погибли 120 солдат, которых просто расстреляли в тот момент, когда колонна шла маршем по дороге. То есть для того, чтобы Асад сохранил за собой власть, нужно, чтобы, с одной стороны, оппозиция не применяла оружие, и, с другой стороны, чтобы режим пошел на более серьезные реформы. Например, разрешил въезд оппозиционерам, которые находятся за пределами Сирии – а они сильны настолько, что даже собирают съезды за рубежом, например, в Москве, где достаточно много сирийцев. Конечно, нужно объявить дополнительную амнистию тем, кто уже был задержан службами безопасности и полиции. Кроме того, нужно объявить какой-то переходный период и разрешить оппозиции создавать партии. То есть постепенно подводить страну к тому, чтобы ее граждане действительно могли свободно выражать свои чаяния.

– Жертвами репрессий со стороны режима Асада стали уже тысячи человек. В том случае, если Асад выполнит свое обещание, он сможет остаться партнером по переговорам для международного сообщества, или Рубикон пройден, Запад будет требовать его ухода?

– Пока он не объявлен персоной нон грата, как, например, его ливийский коллега, о котором четко сказано, что он нелегитимен. Если Асад удержится у власти и действительно прекратит силовые разгоны демонстраций – иными словами, если он перестанет множить количество убитых (по подсчетам оппозиции, погибли уже около 2600 человек) – то шансы остаться у власти у него есть. Международное сообщество достаточно цинично, лишние сложности в арабском мире, который и так бурлит, доставляя массу неприятностей политического и экономического характера, ему сейчас не нужны. Поэтому, я думаю, с Асадом вполне могут возобновить договоры о сотрудничестве, скажем, те же самые международные финансовые компании, которые исходят из того, что если есть выгода, то надо работать.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG