Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В конце августа 1990-го, только что утверждённый парламентом в качестве министра, я попросил моих помошников сшить трёхцветный флаг для открытия в сентябре павильона торговой выставки РСФСР в шведском городе Эребру. Это было вполне логично, так как трёхцветный флаг использовался в России сначала на торговых судах. Петровский триколор из технического шёлка размером 180х280 см принёс мне за день до поездки в Швецию начальник протокольного отдела МВЭС В.Миклошевич.

Вывесить российский флаг на экспозиции РСФСР в Швеции в сентябре 1990 года, естественно, так и не удалось - категорически против выступил «комиссар» (куратор от КПСС и КГБ), у которого было решающее слово. На выставке вывесили красный флаг с узкой синей полосой, рассположенной вдоль древка, в левом верхнем углу - серп и молот с пятиконечной звездой.

Вернувшись в Москву, я вывесил петровский триколор, которому почти через год суждено было стать официальным флагом России №1, на стене у себя в кабинете, в министерстве внешних экономических связей. Рассполагались мы тогда по адресу ул. Льва Толстого дом 5/1. Кроме того, я распорядился напечатать триколор на бланках и визитных карточках МВС. Вскоре я получил повестку из Генпрокуратуры СССР по поводу «..использования символики не установленного образца»...

19 октярября 1990 года на очередном заседании Совета Министров РСФСР я предложил вернуться к традиционной российской государстенной символике, а именно к трехцветному флагу и двуглавому орлу. И.С.Силаев и члены правительства, в большенстве своём, меня поддержали. В результате, 5 ноября 1990 г. по моей инициативе Правительство РСФСР приняло постановление «Об организации работы по созданию проектов Государственного флага и Государственного герба РСФСР». Для проведения этой работы была образована Правительственная комиссия (во главе её, по-моему, был Р.Г.Пихоя – руководитель архивной службы РСФСР), а затем и «круглый стол», в работе которого приняли участие историки, специалисты по геральдике, народные депутаты, художники.

Предложение о восстановлении бело-сине-красного полосатого флага практически не вызывало возражений. (Против была, кажется, только депутат от КПР бывшая женщина-космонавт Светлана Савицкая).

Итак, моё предложение, наконец, было принято и специалистами, и политиками. Дело оставалось за Верховным Советом, который должен был законодательно утвердить замену невыразительного флага РСФСР на исторический петровский триколор.

Все три бурные дня, когда разворачивались драматические события путча, я находился в «Белом Доме» - центре моего избирательного округа, помогая организовывать его оборону. Утром 22-го авгста 1991-го, в первый день победы, я приехал в «Белый дом» на внеочередную сессию Верховного Совета РСФСР.

Б.Ельцин меня заметил и сделал какой-то знак глазами – я подумал, что он здоровается и тоже кивнул. Когда заседание закончилось - увидел И.Силаева, который махнул рукой, чтобы я подошёл. Только направился к Иван Степановичу, как ко мне подбежала энергичная заведующая секретариатом Совмина РСФСР А.А.Захарова:

- Виктор Николаевич, поздравляю, Ваше предложение принято – в России новый флаг, триколор! Депутаты дружно за него проголосовали. Но, кроме этого, Ельцин распорядился впервые официально поднять новый флаг во время предстоящего победного митинга! А флаг-то ещё не сшили. Постановление есть, а флага нет! Понимаете?! Выручайте, одолжите свой флаг.
-Но флаг висит на стене в министерстве, на Льва Толстого.

В это время подошёл радостный, улыбающийся И.Силаев.
- По такому случаю, в знак уважения к первому российскому флагу, даю Вам машину Премьер-министра, свою «Чайку». Пусть флаг торжественно проедет по улицам пробедившей Москвы.

Но выехать из кольца баррикад, окружавших Дом правительства, было так же сложно, как и въехать. Машина встала намертво. Тогда пришлось вновь бросить клич, но на этот раз не «Все на строительство баррикад!», а наоборот: «На разборку баррикад».

Тем временем я позвонил в министерство, попросил сотрудников снять флаг со стены у меня в кабинете и отдать его В.Совченко – заместителю начальника хозяйственного управления Совмина РСФСР, который поехал в машине премьера.

Через полчаса «Чайка» с флагом помчалась обратно на Краснопресненскую набережную. Когда флаг уже передали рабочим на крыше «Белого дома», появилась новая проблема: флаг был сшит для выставочного павильона, не имелось ввиду поднимать его на улице на флагштоке – у него не было ни петель, ни кулисы. Пришлось срочно искать широкую тесьму и пришивать петли. Наконец всё было готово для тожественного момента, и митинг уже начался.

Во время митинга, в 12 часов, Президент объявил, что на сессии Верховного Совета РСФСР принято постановление «считать исторический флаг России официальным национальным флагом Российской Федерации». Раздался гром аплодисментов. Потом Борис Николаевич спросил:
- Поднимем российский флаг?
Последовало единодушное, радостное :
- Да-а-а!

Петровский триколор стал медленно подниматься на флагштоке «Белого дома». Трудно себе представить, что творилось на площади. Люди искренне радовались, кричали «ура», аплодировали, обнимались и плакали. Никогда я не видел такого народного единства, всплеска патриотизма и положительной энергии, такого воодушевления и надежд на лицах соотечественников. Это был настоящий момент истины...

Мой флаг венчал «Белый Дом» всего одни сутки, оказавшись слишком маленьким для такого грандиозного здания. Да и сшит он был не по стандартам, принятым в подобных случаях. Эти нормативы требуют особо прочной ткани, которая почти не обесцвечивается и мало изнашивается, противостоит дождю, солнцу и ветру. На следующий день, 23 августа именно такой стяг, флаг №2 был сшит хозяйственной службой Правительства РСФСР и поднят над «Белым Домом». В.Савченко сдержал своё слово и с благодарностью вернул мой триколор. (Как рассказала позже моя жена Оксана, которая стала хранителем «Музея российского флага», по международным правилам использованные флаги и гербы сотрудники соответствующих служб обязаны сжигать). Таким образом, затребовав флаг обратно, нам удалось сохранить его для истории новой России.

Во время путча президент Франции Ф.Митеран, с подачи тогдашнего посла СССР Ю.Дубинина, поддержал ГКЧП. Традиционно хорошие отношения между нашими странами были, к сожалению, испорчены. Для исправления нелепой ситуации во Францию в начале 1992 года послом был направлен Ю.Рыжов; торпредом - В.Ярошенко и представителем при ЮНЕСКО – М.Федотов. Так первый российский флаг оказался с нами во Франции.

Через 4 года, в 1995 году, во Франции и России был создан «Музей российского флага», основным экспонатом в котором был флаг №1, поднятый 22 августа 1991 года над Белым Домом. Музей провел в обеих странах около 60 патриотических выставок, семинаров, презентаций; издал несколько книг; снял 3 документальных фильма и т.д. Нам бескорыстно помогали многие добровольцы – потомки эмигрантов первой волны.

Но как только Президент Б.Ельцин ушёл в отставку началось давление и демонтаж всго, что так или иначе было связано с революционными событиями августа 1991 года. В торгпредстве особенно усердствовали «шестёрка» А.Махров – бывший завхоз и его бывший начальник – хронический акоголик Л.Охриц, который закончил свой жизненный путь в сумашедшем доме.

Музей с первым российским флагом практически репрессировали, выкинули из торпредства на улицу (хотя он арендовал около 1% свободных площадей). Экспонаты покидали в коробки (побили, покрошили, помяли) и «помогли вывезти». Так своеобразно в 2001 году люди, ненавидившие всё русское и православное, отметили 10-летний юбилей триколора новой России.

31 декабря 2010 года в результате поджога в Нантере, пригороде Парижа, полностью сгорело помещение, в котором размещались экспонаты Музея. К счастью, первый триколор Российской Федерации не сгорел, так как с другими наиболее ценными экспонатами находится все эти годы в хранилище французского банка.

Исторические реликвии так же как страны и люди, имеют свою уникальную, неповторимую историю. Удивительная история первого флага новой России продолжается.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG