Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Олег Сарана – о роли президента Медведева в жизни рыболовов-любителей


Проблемы рыболовов-любителей не должны оставить равнодушными российских лидеров. На снимке (слева направо): премьер-министр Владимир Путин и президент Дмитрий Медведев рыбачат на Волге)

Проблемы рыболовов-любителей не должны оставить равнодушными российских лидеров. На снимке (слева направо): премьер-министр Владимир Путин и президент Дмитрий Медведев рыбачат на Волге)

Президент России Дмитрий Медведев продлил срок публичного обсуждения законопроекта "О любительском и спортивном рыболовстве" на один месяц.

Обсуждаемый законопроект закрепляет положения, согласно которым реки и озера могут быть отданы в пользование предпринимателям и коммерческим структурам на срок до 25 лет. Рыболовы-любители называют это приватизацией водоемов и выступают против законопроекта. В 2011 году митинги протеста против закона о рыболовстве прошли во многих городах России.

Один из учредителей российского Союза рыболовов, астраханский журналист Олег Сарана получил возможность напрямую довести до сведения Дмитрия Медведева протесты рыболовов-любителей. О встрече с президентом РФ и перспективах любительского рыболовства он рассказал в эфире Радио Свобода:

– Тот закон, который сейчас вынесен на обсуждение, рыбаков не устраивает и мы пытаемся со всех трибун об этом заявлять. 26 августа в Астрахани должно пройти совещание с участием федеральных чиновников – по поводу нового законопроекта и закона о любительском и спортивном рыболовстве.

– Интересно: чиновники очень серьезно, во всех средствах массовой информации продавливают закон именно в таком виде и у многих рыболовов сложилось впечатление, что уже все давно решено. А тут вдруг выясняется, что не все решено, что внутри идет какая-то борьба.

– Вы, когда говорите про чиновников, которые оказывают давление, вероятно, имеете в виду чиновников Росрыболовства во главе с [Андреем] Крайним? В этом я с вами согласен: они используют все ресурсы, и административные, и финансовые, чтобы протолкнуть свою точку зрения. Главный камень преткновения - это рыбопромысловые участки (РПУ). Как я сказал Дмитрию Анатольевичу Медведеву, это завуалированная форма приватизации российских водоемов.

– Кто же заинтересован, чтобы чиновники не победили? Почему президент говорит какие-то другие вещи?

– Я не могу сказать, кто в чем заинтересован. Но, наверное, здесь не последнюю роль играют предстоящие выборы.

– Правда ли, что на встрече с президентом Медведевым вы предложили введение фиш-карты с годовым взносом в 500 рублей?

– Я сказал буквально следующее: "Дмитрий Анатольевич, я сейчас не могу говорить за всех рыбаков, но, по моему мнению, если 25 миллионов рыбаков (Крайний сидел рядом, он сказал: "да, есть такая цифра - 25 миллионов") раз в год заплатят 500 рублей, то мы соберем 12,5 миллиардов. Никакие арендаторы рыбопромысловых участков такие деньги в год казне принести не могут". И если мы будем уверены, что эти деньги пойдут на воспроизводство и на рыбохозяйственные нужды, то, я думаю, особого протеста это у рыбаков не вызовет. И самое главное - только при условии полной отмены РПУ. Я еще раз подчеркиваю: это мое личное мнение.

По Астраханской области я могу сказать, что самые лакомые с точки зрения любительской рыбалки места уже отданы под РПУ. Хорошие места остались, но их не так много. Если пройдет новая редакция закона, то их совсем не останется. Река - это такая штука, что в каких-то местах хорошо рыба ловится, а какие-то просто неинтересны с точки зрения любительского рыболовства. Интересные места практически все, я думаю, уйдут под рыбопромысловые участки. Есть очень много желающих прихватить этот ресурс и качать из него деньги: выиграли люди конкурс, заплатили какие-то деньги - от 50 до миллиона рублей, и в течение 25 лет снимают ренту.

Договор о передаче РПУ в пользование отдельному предпринимателю коррупционен по сути. Человек, который взял этот участок, может хорошо вести свой бизнес только в случае теплых отношений с контролирующими органами. Вы же понимаете, что если у меня хорошие отношения с контролирующими органами, значит, у меня все будет вась-вась. А если поменяется начальник, я с ним поругаюсь, то этот договор легко очень расторгнуть, – подчеркивает Олег Сарана. Он надеется, что эти аргументы все-таки будут учтены российской властью.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG