Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как прошли выборы Валентины Матвиенко в МО "Красненькая речка" и "Петровский"


Валентина Матвиенко

Валентина Матвиенко

Виктор Резунков: Вчера, 21 августа, в двух муниципальных округах Петербурга – «Петровский» и «Красненькая речка» - прошли выборы, на которых уверенно, получив более 90% голосов, победила губернатор Валентина Матвиенко. «С советским счетом», - как сегодня грустно шутят журналисты. Наблюдателей от оппозиции на эти выборы не допустили, так как в списках кандидатов от оппозиции никого не было. Поэтому за тем, как проходило голосование, наблюдали журналисты от «Новой газеты», газеты «Лиги избирательниц», газеты партии «Справедливая Россия» и, разумеется, журналисты, представляющие самые разные средства массовой информации страны. Именно они зафиксировали многочисленные нарушения на прошедших выборах, что позволило петербургской оппозиции признать их нелегитимными. И именно журналисты оказались в эпицентрах многочисленных скандалов. Их выгоняли с участков, не допускали наблюдать за подсчетом голосов, не давали знакомиться с протоколами голосования и многое другое.
Как же проходили эти выборы? Можно ли вообще это мероприятие назвать выборами? Во всем этом мы сегодня и попытаемся разобраться.
В Петербургской студии Радио Свобода в гостях - внештатные корреспонденты «Новой газеты», наблюдатели на прошедших выборах Людмила Дубовая, писатель Виталий Щигельский и член политсовета Петербургской организации Движения «Солидарность» Иосиф Скаковский. Иосиф является одним из создателей сети независимых наблюдателей и журналистов на избирательных участках двух этих округов.
Иосиф, расскажите нам, пожалуйста, как получилось, что основными наблюдателями на этих выборах стали журналисты. И как вам удалось на каждом участке 2-3 наблюдателей, журналистов представить?

Иосиф Скаковский: Виктор, вы справедливо сказали, что прошедшие вчера выборы были назначены втайне от населения и от политических организаций. Поэтому никакие оппозиционные политические организации не имели возможности в этих выборах участвовать. И этим решались две задачи. Во-первых, не было альтернативных кандидатов. Во-вторых, они не могли послать своих наблюдателей, раз не было кандидатов. Единственным способом для оппозиционных политических и общественных организаций контролировать выборы было присутствие журналистов. И мы очень благодарны «Новой газете», «Лиге избирательниц» за то, что они помогли нам это осуществить. С помощью активистов «Солидарности», ПАРНАСа, «Лиги избирательниц», с помощью консультантов от «Яблока» и так далее нам удалось закрыть все избирательные участки. На большинстве избирательных участков у нас было по два представителя прессы, а на некоторых даже три. И это правильно, потому что первых начали выгонять через 4 часа, вторых – через 6. И только благодаря этому кое-кому удалось досидеть до момента закрытия избирательных участков и начала подсчета.

Виктор Резунков: Вот такое единодушие оппозиции. Все-таки сумели договориться.
Я прочитаю выдержки из средств массовой информации о том, как и что делали с журналистами на этих выборах. «Фонтанка» сообщает: «Журналиста Илью Шмакова, близкого к партии «Справедливая Россия», удалили с избирательного участка 565, находящегося в школе № 377, расположенной в МО «Речка Красненькая». Как утверждают в избирательной комиссии, он снимал на видеокамеру личные данные проголосовавших».
Также «Фонтанка.Ру» сообщает: «Корреспондента «Ленты.Ру» выдворили из помещения для голосования в МО «Речка Красненькая». Это помещение, где располагаются участки для голосования 562 и 563. Правонарушение, за которое пострадал корреспондент, заключается в том, что он сидел на полу в коридоре между избирательными участками».
«Газета.Ru» сообщает: «Корреспондента «Газеты.Ru» Екатерину Винокурову отказываются допустить к протоколам голосования на избирательном участке в округе «Петровский». Инцидент произошел на избирательном участке на улице Красных Курсантов. После того как корреспондент «Газеты.Ru» попыталась побеседовать с избирателями на участке, к ней подошли сотрудники комиссии и предложили зарегистрироваться как журналисту. При этом Винокуровой сказали, что без регистрации ее не допустят до протоколов голосования после закрытия избирательных участков. Когда корреспондент «Газеты.Ru» спросила, на каком основании комиссия выдвигает такие требования, ее завели в одну из комнат на участке и дали ей телефон «некого Виктора Наумовича», который объяснил решение комиссии, ссылаясь на приложение к закону о гарантированных избирательных правах».
Люда, вас тоже ведь выдворили...

Людмила Дубовая: Да, меня удалили с избирательного участка. Я была в округе «Петровский».

Виктор Резунков: Самый скандальный округ, от которого Валентина Матвиенко теперь и идет в Совет Федерации.

Людмила Дубовая: Тот самый участок 1349, о котором пишет Екатерина Винокурова. Она была с нами на участке. Это участок на Красных Курсантов. Где-то в 12 часов ко мне подошла председатель участковой комиссии Рогулина Галина Аркадьевна и сказала, что удаляет меня с участка. Разумеется, я спросила, на каком основании. Оказывается, некие наблюдатели написали на меня заявление, что я якобы считаю голоса избирателей. На вопрос «каким образом я могу считать голоса избирателей, если бюллетени еще в избирательной урне?» мне не было дано вразумительного ответа. Тогда я поинтересовалась, какие именно наблюдатели написали на меня это заявление. Ну, к чести одного из них, он сам сказал, что он один из подписавших это заявление. Это был Леонтьев Николай Георгиевич, представитель кандидата в депутаты Горбунова. Он честно сказал, что он подписал это заявление.

Виктор Резунков: Виталий, вы работали в округе «Красненькая речка».

Виталий Щигельский: Да, 337-ая школа, участок 567. Я работал в паре с Павлом Меньшутиным, у него достаточно серьезный опыт и как журналиста, и как человека, который занимался вопросами выборов. И неоднократно присутствовал в качестве наблюдателя от прессы.

Виктор Резунков: Он тоже от «Новой газеты».

Виталий Щигельский: Поразило в первую очередь то, что так называемые наблюдатели с правом совещательного голоса, которые в своем подавляющем большинстве были от «Единой России» и от местной администрации, они наделены достаточно серьезными полномочиями в плане проверки реестров...

Виктор Резунков: То есть гораздо большими, чем журналисты.

Виталий Щигельский: Да. Приблизительно соотношение наших возможностей 1 к 10. Но за все время голосования никто из них не задал ни одного острого вопроса, они не подошли к урне, не пожелали с выездной урной походить по квартирам. Когда мы сами попытались аналогичные действия проводить, мы всегда встречали отпор. Павла не пустили в обход по квартирам. Технология была простая. В лифт заходил представитель комиссии и два полицейских. Естественно, места ему не хватило. А когда же он поднимался по лестнице пешком, полицейские не пускали его в квартиру под предлогом того, что это ему не положено. Хотя он, как представитель СМИ, имеет на это право.

Виктор Резунков: «БалтИнфо» сообщает: «Избирательная комиссия округа «Красненькая речка» отказалась принять жалобу от журналистов по поводу нарушений. Об этом корреспонденту «БалтИнфо» сообщил представитель отделения «Солидарности» в Петербурге Владимир Волхонский. По словам Волхонского, речь в жалобе шла о том, что журналистам отказали в возможности пойти вместе с представителями участковой комиссии на «домашнее» голосование с выносной урной. Председатель избирательной комиссии округа «Красненькая речка» Сергей Пономарев, в свою очередь, пояснил корреспонденту «БалтИнфо», что избирательная комиссия не может принимать жалобы от журналистов-наблюдателей от средств массовой информации: в законе об этом не говорится. Что касается жалоб от средств массовой информации на действия комиссии (например, запрета фотографировать), то, отметил Пономарев, с точки зрения комиссии, журналисты были сами не правы. Например, фотографировали бюллетень, опускаемый в урну. «Мы не можем проверить фотографии каждого журналиста, чтобы выяснить, видно ли на бюллетене, за кого голосовал человек и нарушена ли таким образом тайна волеизъявления. У нас есть масса других обязанностей», - пояснил Пономарев».

Иосиф Скаковский: Это чрезвычайно любопытный момент. Все мы с советских времен помним, что фотография человека, опускающего бюллетень в урну, - это основная фотография с избирательного участка. А что еще фотографировать?! Как только журналист доставал фотоаппарат – это было предлогом его выдворить. Правда, иногда это было не просто предлогом. Иногда журналисту удавалось зафиксировать очень важные вещи. Вы слышали, что выдворили за то, что фотографировал личные данные. Так журналист ведь объясняет, что он зафиксировал тот момент, когда члены избирательной комиссии сами расписывались за избирателей, которые на участок не пришли. Вот это грубейшее нарушение и пытался зафиксировать журналист, за что его тут же выставили с избирательного участка. И вот таких изгнаний было чрезвычайно много.

Виктор Резунков: Того, как проходили выборы, подвели итоги представители петербургской оппозиции: «Лига избирательниц», Движение «Солидарность», Ассоциация «Голос», партии «Яблоко» и ПАРНАС. И вот какие основные нарушения были, об этом сообщается в их открытом письме: «Наблюдателей допустили на некоторые избирательные участки лишь через полчаса после его открытия; избирательные комиссии отказывались принимать и рассматривать жалобы на нарушения закона; наблюдателей безо всяких причин удаляли с избирательных участков (в округе Петровский удалили всех), чтобы они не смогли увидеть, как будут подсчитывать голоса избирателей; голосовавшим в округе Петровский курсантам военного училища, приведенным на участок строем, выдавали сразу по три избирательных бюллетеня (один такой случай удалось зафиксировать); три автобуса повезли избирателей от избирательных участков на бесплатную экскурсию в Павловск; около избирательных участков проводились многочисленные эстрадные шоу, раздавались подарки; в течение дня двери в избирательные комиссии обоих муниципальных образований были наглухо закрыты, а горизбирком и вовсе не работал».

Людмила Дубовая: Я могу сказать по своему участку, что мы пришли туда втроем – Андрей Горин и Станислав Мазаев от «Лиги избирательниц» и я от «Новой газеты». Поскольку я подала документы первой, меня зарегистрировали сразу, правда, позвонив куда-то наверх и посовещавшись с начальством. Ну, не без этого.

Виктор Резунков: Наверное, Виктору Наумовичу.

Людмила Дубовая: Нет, было женское имя и отчество. Виктор Наумович появился потом. После меня подал документы Андрей Горин, ему сказали, что от одного издания – один человек. Он сказал, что «Лига избирательниц» - это другое издание. На что председатель комиссии махнула рукой и сказала: «Да это все одно и то же. И вообще, может быть, у вас удостоверения все липовые, и вы сейчас еще сотню их из кармана достанете».

Виктор Резунков: А удостоверения были с печатями, было все официально.

Людмила Дубовая: Естественно, с печатями, с подписями. После чего то же самое произошло со Станиславом Мазаевым. Они поехали разбираться в ИКМО и вернулись на избирательный участок к 10 часам утра. Два часа они потеряли, но все-таки их после этого зарегистрировали и допустили. Но под конец дня голосования только Станислав Мазаев остался на избирательном участке. Меня удалили где-то часов в 12, а где-то после четырех удалили с участка и Андрея Горина за то, что он что-то не то сфотографировал. В общем, была какая-то темная история, что он поехал с переносной урной и что-то сфотографировал.

Виктор Резунков: А правда, что такое большое количество курсантов Можайской военно-космической академии пришло в штатском, они пришли с самого утра...

Людмила Дубовая: Это было на другом участке, не на нашем. Это было на Малой Разночинной. Но те ребята, которые там присутствовали, говорили, что это права. Я не видела, это не наш участок. Они шли не то что большим строем, большими группами, говорят, они шли группками человек по пять. Действительно, в штатском, группками человек по пять они приходили на участок. И там была высокая явка.

Виктор Резунков: И вот что еще интересно. В округе «Петровский», где я вчера был, я заметил, что практически нигде нет никакой информации. Раньше были какие-то листовки, альтернативные кандидаты вывешивали какую-то информацию. Но там даже не было информации о том, где проходит голосование. Ко мне подходили люди, я провел двух или трех пенсионеров, которые спрашивали: «А где здесь голосуют? Нам позвонили из Союза пенсионеров и сказали голосовать, но не сказали, куда прийти».

Людмила Дубовая: Было еще смешнее. Когда я приехала в ИКМО подавать жалобу на то, что меня удалили с участка, при мне, наверное, три или четыре человека пришли в ИКМО и спросили: «А где здесь голосуют?». То есть люди действительно не знали, куда идти. Мало того, очень многие, кто приходил на наш участок, кто всю жизнь голосовал на этом участке, жители соседних домов, им говорили, что теперь их участок находится на улице Новоладожской, а это довольно приличное расстояние. А люди в основном пожилые, им было тяжело туда идти. И они говорили: «Нет, мы уж пойдем домой, не будем связываться».

Иосиф Скаковский: Это очень важный момент. Особенно в «Петровском» были избиратели, которые были нужны и приведены, и были избиратели, не охваченные чем-то, которые были явно не нужны. И не только не было сделано ничего, чтобы их привести, но были созданы условия для того, чтобы они не пришли на выборы.

Виктор Резунков: Совсем другая ситуация сложилась в округе «Красненькая речка».

Виталий Щигельский: Там развернулась такая деятельность. Молодые люди у входа на участок под видом проведения «exit poll», который заключался в выдаче билетов на концерт группы «Песняры», а затем билеты закончились, и во второй половине дня приглашали на экскурсию в Павловск. Но делалось это не просто так, а по хитрой схеме, когда проголосовавший человек приносил определенный предмет магический, назовем его стикером, который обозначал (читая между строк) нужное голосование. Мы вызвали наряд полиции, зафиксировав эти действия, но полиция не обнаружила никаких нарушений в действиях молодых людей, поэтому все продолжалось до самого вечера.
Но основные вопросы у нас появились после 20 часов, когда приступили к подсчету голосов, когда начали вскрывать урны.

Виктор Резунков: А вы смотрели, как считают голоса?

Виталий Щигельский: Мы смотрели настолько издалека, что можно практически вычесть нашу работу. Дело в том, что некто господин Левин, который являлся куратором от ИКМО в округе «Красненькая речка», перед тем, как вскрывать урны, зачитал бумагу, в которой акцентировал, что мы имеем право наблюдать за подсчетом голосов, но поскольку ни расстояние, ни место проведения не учтено, он выбирает его сам. И выставил нас, наблюдателей, на расстояние от стола... Как Пушкина и Дантеса. Практически не было видно, что написано в бюллетенях, заполнены они или нет, даже фамилии невозможно было прочитать. Павел нашим коллегам, наблюдателям с совещательным голосом, показал эту бумагу и сказал: «Прочтите отсюда хоть слово, пожалуйста». Но почему-то они приняли сторону избирательной комиссии. Мы остались вдвоем. А вот за этот шаг нас чуть-чуть не выперли из избирательного участка. После этого нам оставалось только сидеть и смотреть, что происходит.
А следить за этим было довольно тяжело. Поскольку процедура сомнительная, когда сначала вскрываются урны переносные, они подсчитываются, складываются, а потом на них вываливается содержимое урны стационарной. То есть получается, что мы теряем статистику голосования вне избирательного участка. Это во-первых. Во-вторых, таким образом, как велся подсчет, можно было при желании любое количество бюллетеней оттуда вытащить и любое количество положить.

Виктор Резунков: Что, наверное, и было сделано.

Виталий Щигельский: Да. Потому что из 644 бюллетеней, которые были признаны действительными, в 640 была отмечена Матвиенко. То есть это 99,4%.

Виктор Резунков: Это фантастический результат!

Иосиф Скаковский: При этом количество выданных бюллетеней и обнаруженных разошлось на этом участке на 60 бюллетеней. То есть получается, что каждый десятый бюллетень выданный куда-то исчез.

Виктор Резунков: И давайте поговорим о результатах. Я хотел бы привести фантастические результаты и по явке, и по количеству избирателей. Только что появилось официальное сообщение Петербургского Центризбиркома о том, что в округе «Красненькая речка» за Валентину Матвиенко отдали свои голоса 94,5% избирателей, явка была около 30%. В округе «Петровский» 93,7% отдали свои голоса за Валентину Ивановну, а явка – около 36,5%. Фантастическая явка! В 2009 году, когда были муниципальные выборы, явка была 10% от силы. А мы знаем, что на муниципальные выборы приходит очень мало народа, тем более, август, выходной день – все на даче. А тут что-то невероятное – такое количество голосов! Как это можно объяснить?

Иосиф Скаковский: Давайте возьмем два участка. Один – это тот, о котором мы сейчас говорили, на котором куда-то исчез 61 бюллетень. Какое-то количество бюллетеней всегда избиратели уносят – 2-5. Но 60 – это каждый десятый. Такого не бывает! Куда делся каждый десятый бюллетень?..
Посмотрим другой избирательный участок – 566 на Ленинском, 110, «Красненькая речка». Наблюдатели фиксируют количество пришедших. В результате оказывается, что, по данным избирательной комиссии, их на 40 человек больше, чем зафиксировали наблюдатели. Затем начинается подсчет голосов. Председатель комиссии (страна должна знать своих «героев») господин Гринев объявляет каждый бюллетень. Все правильно, грамотно делает. Наши наблюдатели ставят «птички». У них за Матвиенко проголосовали 369. Председатель избирательной комиссии объявляет – 472. Это 100 с лишним голосов. А все вместе – порядка 30% пришедших на голосование. Таким образом, мы получим результаты Северной Осетии с более 100% голосования за «Единую Россию» очень скоро.

Виктор Резунков: Федор из Санкт-Петербурга пишет: «Это позор и мерзость! Правящий режим гнусно промолчал по поводу юбилея августовских событий, однако хватило наглости славить ГКЧП, провести выборы в духе Брежнева и Туркмении, хватило времени славно встретить Ким Чен Ира».
Я хотел бы привести общие настроения в отношении Валентины Матвиенко, которые у нас царят. «Фонтанка.Ру» опубликовала данные соцопроса, который проведен Левада-Центром. Они в июле провели опрос среди населения, в котором приняли участие 500 горожан в возрасте от 18 лет. «Ответы на вопрос: «Какое впечатление создает у вас деятельность губернатора Валентины Матвиенко?», - были разбиты по годам: апрель-2008, январь-2010, декабрь-2010, июль-2011. Ответ «среднее» - в июле 42%, «хорошее» и «очень хорошее» - 18%, «плохое» и «очень плохое» - 34%. При этом сотрудники Центра выявили достаточно низкий уровень доверия к действующей власти. На вопрос «кому из политиков Санкт-Петербурга вы больше всего доверяете?» 52% петербуржцев затруднились с ответом, 27% заявили, что не доверяют никому. Так, российскому премьеру Владимиру Путину доверяют в Петербурге 6% опрошенных, Валентине Матвиенко - 5%, депутату Госдумы Оксане Дмитриевой - 3%, спикеру ЗакСа Вадиму Тюльпанову - 3%». И на фоне этих настроений Валентина Матвиенко получает почти 100% во время голосования.
Сергей, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Куда так спешат наши господа Тюльпановы, Милоновы? Ведь через три, максимум пять месяцев им придется свои потные шмотки выносить из ЗакСа. А поставленный ими человек будет хозяйничать в городе еще лет 10.

Иосиф Скаковский: В этом-то все дело. Ни господин Тюльпанов, ни Милонов не собираются «уносить свои шмотки из ЗакСа». Они готовы любыми способами сохранить свои места. И чем больше проходит времени, тем на большие фальсификации для этого приходится идти и туже «гайки закручивать». А когда резьба сорвется и какие последствия будут – это другой разговор.

Виталий Щигельский: Замена одной личности на другую без смены системы бессмысленна. Самый простой пример – это Москва. Посмотрите на деятельность Собянина, он не снял ни одной одиозной фигуры, несколько постов освободил. И не факт, что это освобождение было сделано не для каких-то «своих» людей. История с плиткой, не подешевела коммерческая недвижимость – все эти вещи говорят о том, что, войдя в эту структуру, он стал всего лишь ее частью.

Виктор Резунков: Георг из Петербурга, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Мне кажется, самое интересное, что можно сделать наблюдателям (а я знаю, что коллега Скаковский обладает некими аналитическими способностями) – просто проанализировать те методы, с которыми мы в полной мере, безусловно, столкнемся в декабре этого года и в марте следующего года. Противостоять им, я думаю, невозможно в силу целого ряда обстоятельств, но знать их надо для будущего.

Иосиф Скаковский: Наш сегодняшний разговор - это первая попытка анализа, определения тех путей, которыми осуществляются фальсификации. И как бы это ни было трудно, надо искать возможности противостоять этому.

Виктор Резунков: Валентин из Рязани, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Как известно, выборы состоят из двух моментов – предварительная подготовка к выборам, когда происходит агитация, и технический момент – опускание в урну бюллетеней. Последние события показывают, что технический процесс голосования сложно проконтролировать оппозиции. Так на него и не надо делать ставку. Необходимо делать ставку на предварительную агитацию населения перед голосованием.

Виталий Щигельский: Я ходил в течение нескольких дней с представителями «Солидарности» и ПАРНАСа по округу «Петровский». Работа проводилась достаточно плотно и активно, была приличная агитационная и просветительская литература: «Путин. Итоги», достаточно яркая и красочная листовка с «подвигами» Валентины Ивановны Матвиенко. Конечно, побеседовать удавалось не со всеми людьми, но порядка 90% опрошенных респондентов выражали желание голосовать против всех. Если же смотреть теперь результаты по участку, на котором я находился как представитель прессы, там таких бюллетеней было всего 8. И конечно, слабо верится в такое количество. Невозможно себе представить, чтобы люди из-за билета на концерт кардинально изменили свое мнение. Просто мы имеем дело с крупномасштабными фальсификациями, как вбросом, так и выбросом, потому что часть бюллетеней у нас пропала.

Людмила Дубовая: Я не досидела до подведения итогов, поэтому по своему участку я не знаю данных. Надо спросить их у Станислава, который там до конца оставался. Но из округа «Красненькая речка» мне называли цифры – 15 и 16 бюллетеней по двум участкам, то есть в 2 раза больше, чем сейчас озвучил Виталий, были испорчены именно так, как мы предлагали – проголосовали против всех, бюллетень перечеркнут, поставлены галочки за всех кандидатов. Как мы предлагали в нашей листовке, в других агитационных материалах. А это уже где-то около 2%, и это, наверное, неслучайный результат.

Виктор Резунков: Большинство людей, которых вы опросили, которые заявили, что они против всех, зная, что такой графы нет, они, во-первых, не идут на выборы, а во-вторых, не верят в то, что даже если они за кого-то проголосуют, именно этот человек станет их избранником.
Сергей из Ленинградской области, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. А почему бы оппозиции через суд не добиться вечного хранения бюллетеней. Прошли выборы, но остался след. Сейчас уже ничего не сделаешь. Фантастические фальсификации, как вы говорите. Обычные фальсификации. А что дальше?

Иосиф Скаковский: Я Сергея повеселю. Даже в тех случаях, когда бюллетени не уничтожаются, их каким-то неведомым путем съедают крысы. В округе «Красненькая речка» у нас есть опыт того, как крысы съедали бюллетени, чтобы их не удалось пересчитать.

Виктор Резунков: Я приведу мнение лидера партии «Справедливая Россия», которое публикует сегодня «Росбалт». Вот что говорит Сергей Миронов: «Эти выборы стали фарсом и позорищем. Только в Советском Союзе такие проценты получали. Совершенно очевидно, что в условиях, когда ни одного стороннего наблюдателя, ни журналистов при подсчете голосов не было - их просто выгнали всех без исключения, оставив только наблюдателей от «Единой России», и нарисовали именно такой стопроцентный результат». По его словам, совершенно очевидно, что этот результат не соответствует реальному волеизъявлению граждан. По мнению Миронова, людей заманивали на избирательные участки, обещая им какие-то экскурсии и билеты, и все это иначе как подкупом избирателей не назовешь».
Как сообщает «Интерфакс»: «Председатель Высшего совета ЛДПР и руководитель ее парламентской фракции в Госдуме Игорь Лебедев заявил, что результат, полученный губернатором Петербурга Валентиной Матвиенко на муниципальных выборах, не характерен для стран с развитой демократией. «Ни в одной нормальной, цивилизованной стране выборы не могут окончиться с результатом, где почти 100-процентную поддержку получает один из участников этих выборов». По его словам, в ЛДПР скептически относятся к данным выборам, речь в данном случае даже не идет о конкретной ситуации, связанной с выдвижением Матвиенко – «весь этот избирательный процесс напоминает фарс». Как он заметил, вряд ли кто будет оспаривать результаты, полученные Матвиенко на муниципальных выборах. Она станет депутатом, будет выбрана в Совет Федерации и, как ожидается, займет место спикера. Но, добавил парламентарий, «не оставляет положительного следа такой результат на выборах. Это больше похоже на цирк».

Иосиф Скаковский: Понятно, почему так реагирует Миронов, понятно, почему так реагирует ЛДПР, которая в Питере была своеобразной базой Матвиенко. Все думают о грядущих выборах думских, и все понимают, что если это будет проходить так же, то никому ничего не светит.

Виктор Резунков: А вот у меня двойственное впечатление от результатов. У меня такое ощущение, что если даже принять, что это были реальные результаты, которые Матвиенко получила, то это свидетельствует о том, что большинство петербуржцев как раз хотят, чтобы она поскорее ушла из Питера в Москву, и они готовы проголосовать хоть за черта, извиняюсь, только чтобы это произошло. И зачем нужны были такие подтасовки и такие огромные проценты?

Людмила Дубовая: Такое мнение «давайте проголосуем за Матвиенко, чтобы она побыстрее ушла» у многих действительно существовало. Еще когда не знали, где будет баллотироваться Матвиенко, моя знакомая, которая живет в одном из предполагаемых округов, сказала: «Я ее ненавижу. Но, наверное, пойду и за нее проголосую, чтобы только ее убрали из города». И очень многие рассуждали именно так. Мне говорили: «Ребята, а почему вы против нее агитируете? Зачем вы так стараетесь? Да пусть она уберется из города!».
И про большой процент. Это тот вопрос, который мы все задаем друг другу – зачем?

Виктор Резунков: Ведь на муниципальных выборах вообще не надо никакого процента. Сколько пришло, сколько проголосовало, сосчитали по количеству голосов, никаких процентных уровней нет.

Людмила Дубовая: Она и так очень хорошо набрала. И кроме какой-то неадекватности, объяснить больше нечем.

Иосиф Скаковский: И на который есть очень плохой ответ. По тем цифрам, которые мы называли, Матвиенко свои 55-60% набирала запросто.

Виктор Резунков: И без всяких фальсификаций. «Ведомости» пишут: «Казалось бы, в таких условиях избирательную кампанию можно было организовать на высочайшем уровне. Избиркомы могли бы смело приглашать отечественных и зарубежных наблюдателей и журналистов для контроля за процедурой выборов и подсчета голосов в каждую школу, больницу и воинскую часть». Сокрушительная победа Матвиенко все равно была бы обеспечена.

Иосиф Скаковский: Да. И тогда остается один ответ. Задача была – продемонстрировать оппозиции, населению города, обществу: что захотим, то и нарисуем. Наглая демонстрация силы. Другого объяснения, к сожалению, я этому не вижу. И это пугает больше всего. Против лома нет приема. Но общество знает и то, что против лома нет приема, кроме лома. Ведь другая сторона тоже может взяться за лом. Эти действия ничего, кроме ответного насилия в тех или иных формах, не провоцирует.

Виталий Щигельский: Я согласен с коллегами. Но я считаю, что еще фактор лояльности здесь сыграл свою роль. И Милонов, и Тюльпанов после ухода Матвиенко остаются в подвешенном состоянии. И конечно, им необходимо, чтобы она замолвила за них словечко, чтобы они не остались без работы, а может быть, какое-то местопребывание иное себе обрели.
Мне кажется, что данные результатов выборов – это все-таки результаты вброса. Потому что население у нас не такое глупое, как принято считать. Может быть, в дальнейшей тактике стоит с личностей перенести внимание на плохое функционирование системы.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG