Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Смешанные единоборства


Сирийский президент Башар Асад с ливийским лидером Муамаром Каддафи

Сирийский президент Башар Асад с ливийским лидером Муамаром Каддафи

В российской блогосфере вновь обострился национальный вопрос. Поводом стало уголовное разбирательство в связи с дракой в ночном клубе между чемпионом мира по смешанным единоборствам Расулом Мирзаевым и 19-летним москвичом Иваном Агафоновым, в результате которой Агафонов умер, не приходя в сознание. Мирзаев явился с повинной и был задержан, однако через несколько дней его по ходатайству Федерации самбо, а также депутатов Госдумы и Народного собрания Дагестана отпустили под залог в 5 миллионов рублейт (позже это решение отменил Мосгорсуд). В блогосфере ходят слухи, что обвинение Мирзаеву будет основано не на статье "умышленное убийство" (наказание до 15 лет), а "убийство по неосторожности" (до двух лет). Пользователь eimage считаeт, что такой ход дела приведет к повторению событий на Манежной площади:

Выходит, наша с вами жизнь не стоит больше пяти миллионов. Ну а удар, вооруженного до зубов единоборствами человека, абсолютно не владеющего собой, - это, всего лишь, "убийство по неосторожности".
Шёл-шёл, нечаянно рукой задел - и убил.
Как было давно замечено, проблема России не в Кавказе, а в продажных правоохранительных органах.
Так что новая Манежка в ближайшее время меня совсем не удивит. Ну а обвинять в этом нужно будет судью Замоскворецкого суда, разжигающего межнациональную рознь.

Пользователь kmartynov считает, что национальная окраска конфликта случайна и только уводит от сути проблемы:

История с Мирзаевым очень плохая, и как симптом тяжелой болезни далеко выходит за рамки предмета отдельного судебного разбирательства. То, что известно о гибели студента Агафонова из открытых источников, сводится к тому, что он погиб не вследствие удара Мирзаева, но после него – после того, как ударился затылком о твердый предмет. Следовательно, согласно букве закона Мирзаева нужно судить по статье "Причинение смерти по неосторожности", которая наказывается максимальным сроком в два года лишения свободы. И конечно, если бы на месте Мирзаева был русский самбист, ударивший "чурку", голоса разделились бы в прямо противоположном русле: те, кто сейчас призывает к казни Мирзаева, защищали бы нашего спортсмена, а те, кто готов ставить вопрос о смягчении наказания сегодня, требовали бы привлекать русского за экстремизм.
Это – еще одно свидетельство деградации общества, в котором мы живем. В нем правовые нормы вообще ничего не значат перед лицом идеологической, классовой и национальной ненависти. Никто не думает о том, как сохранить мир. Единственное, что заботит всех – это защита "своих". Кого-то в большей, кого-то в меньшей степени.

***
Среди противоречивых сообщений, поступающих из Ливии, в новостном блоге BBC появилось и такое:

Хани Соуфракс, представитель повстанческого Национального переходного совета в Каире, заявил BBC: "поступает много сообщений, что сторонники Каддафи принимают разные наркотики, в том числе галлюциногенные".

Сообщение, которое может показаться изящной шуткой, начинаешь воспринимать серьезно, столкнувшись с обилием рассуждений об устройстве личности, способном обеспечить совершаемые Каддафи и его кланом действия. В блоге arabist.net Иссандр аль-Амрани рассказывает следующую историю – он услышал ее от приятеля, работавшего в египетской компании, которая имела отделение в Ливии, а вместе с отделением – и своего человека в окружении ливийского лидера, без чего бизнес был невозможен:

Этот человек (назовем его Саид) сотрудничал с Каддафи с давних пор – в 70-е годы он сыграл ключевую роль в подавлении восстания в Бенгази, закончившегося повешением нескольких студентов на фонарях. Политической власти у него не было, но к Каддафи он был по-прежнему вхож. В феврале, когда нынешнее восстание в Бенгази уже началось, Саид отправился к Каддафи с визитом под тем предлогом, что его сын только что женился и нужно было представить его жену старому другу. Все трое явились в один из особняков Каддафи, где присутствовало все его обычное окружение, в том числе и сын Хамис. Саид заговорил о том, что на фоне восстаний в арабском мире хорошо бы обратить особое внимание на происходящее в Бенгази. Хамиса эти слова привели в ярость. Он встал и заорал на Саида, обзывая его предателем и слабаком. Ничто не могло поколебать режим его отца. Саид робко заметил, что он просто рассуждает, от чего Хамис разозлился еще больше. Пререкания обострялись, пока он не вынул пистолет и не застрелил Саида в упор. Сын кинулся к повалившемуся на пол отцу, молодая жена закричала. Хамис обернулся и выпустил в них все оставшиеся патроны. Случай, конечно, замяли, но мораль ясна: преданность должна быть безоговорочной. Сомневаться и рассуждать недопустимо. Клан Каддафи будет отрицать реальность до самого конца.

Сходное рассуждение находим в блоге samefacts.com, где стэнфордский профессор психиатрии Кит Хамфриз ставит точный диагноз:

Страдающие нарциссизмом преступники – особая порода. Когда спрашиваешь обычного убийцу, почему он совершил преступление, он предлагает какое-то объяснение (например, "он меня толкнул – сам нарвался"). Нарциссы же просто не понимают вопроса: "В каком смысле зачем я его убил? А зачем я сижу на стуле?" Самые опасные из них осваивают нормальные реакции, если это способствует реализации их целей, но диктатором не нужно никем манипулировать, чтобы добиться своего, поэтому "маска нормальности" у них так и не появляется. И сыновья у них, соответственно, тоже не приобретают этих навыков. Если бы мы спросили Саддама или любого из его сыновей непосредственно перед казнью, как они представляют себе будущее, они бы без колебаний сказали, что победят. Каддафи и его сыновья – из той же породы. Полковник будет искренне верить в свою победу, пока его не вынесут из Триполи вперед ногами.

Собственно, к рассуждению о том, кого первого вынесут вперед ногами, часто и сводятся разговоры об арабских восстаниях в западных блогах. Вот один из комментариев на сайте Guardian – в ответ на вопрос о том, способны ли западные санкции повлиять на режим сирийского президента Башара Асада:

Если судить по Ираку, то санкции только помогают режиму. Их было слишком легко обойти. Население продолжало нищать, а Саддаму и приспешникам всего хватало. Если в Сирии дело пойдет так же, то репрессии против населения, конечно, прекратятся – просто потому, что народу нечего станет есть и сил бунтовать ни у кого не останется.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG