Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - об аресте подозреваемого в организации убийства Политковской


В деле об убийстве обозревателя "Новой газеты" Анны Политковской произошли серьезные подвижки: задержан предполагаемый организатор этого преступления. Речь идет о подполковнике милиции в отставке Дмитрие Павлюченкове, бывшем начальнике 4 отдела оперативно-поискового управления ГУВД города Москвы. Эту информацию 24 августа подтвердил официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин. "У следствия есть сведения и о предполагаемом заказчике преступления, однако пока предавать гласности эту информацию следствие считает преждевременным", - сказал он.

Новые обстоятельства в деле об убийстве Анны Политковской обсуждаем с адвокатом потерпевших Анной Ставицкой и заместителем главного редактора "Новой газеты" Сергеем Соколовым.


Владимир Кара-Мурза: Басманный районный суд Москвы рассмотрит ходатайство об аресте экс-милиционера Дмитрия Павлюченкова в рамках уголовного дела об убийстве журналистки Анны Политковской 25 августа. Ранее сообщалось, что подозреваемый в организации данного преступления - подполковник милиции Павлюченков - за денежное вознаграждение получил заказ на организацию убийства Политковской и создал преступную группу, в которую вошли трое братьев Махмудовых и другие лица. Затем Павлюченков, будучи в то время начальником отделения 4-го отдела оперативно-поискового управления ГУВД Москвы, занимающегося наружным наблюдением, поручил своим подчиненным наблюдать за журналисткой с целью выяснить маршруты и время ее ежедневных передвижений по городу. В последующем Павлюченков приобрел оружие, разработал план и определил роль каждого из соучастников при подготовке и совершении убийства. Полученная Павлюченковым информация и орудие убийства были переданы непосредственному исполнителю убийства Рустаму Махмудову. Убийство было совершено 7 октября 2006 года. По подозрению в совершении данного преступления были задержаны бывшие сотрудники правоохранительных органов Павел Рягузов и Сергей Хаджикурбанов, а также братья Джабраил и Ибрагим Махмудовы.
20 февраля 2009 года Московский окружной военный суд вынес оправдательный приговор всем четверым обвиняемым по этому делу. 25 июня Верховный суд его отменил. Предполагаемый непосредственный исполнитель убийства Рустам Махмудов задержан 31 мая этого года сотрудниками Федеральной службой безопасности и Министерства внутренних дел России на территории Чеченской Республики. Ему уже предъявлено обвинение.
Новые обстоятельства в деле об убийстве Анны Политковской обсуждаем с адвокатом Анной Ставицкой, представителем потерпевших, и Сергеем Соколовым, заместителем главного редактора "Новой газеты". Насколько достоверной выглядит обнародованная версия убийства Анны Степановны?

Сергей Соколов: Прежде я хочу немножко поправить заставку, поскольку Павлу Рягузову не было предъявлено обвинение в убийстве Анны Политковской, он проходил по другому эпизоду, с этим делом не связанным. Сначала подозревался, но потом эти обвинения с него сняли. То есть он был на скамье подсудимых, но в убийстве не обвинялся. Что касается самой версии, нам она кажется вполне оправданной. Мало того, для нас этот арест не был неожиданностью и был долгожданным событием, поскольку мы, как могли, приближали этот час.

Владимир Кара-Мурза: Стала ли для вас неожиданностью нынешняя версия трагедии?

Анна Ставицкая: Как уже сказал Сергей Соколов, для нас не был неожиданностью этот арест. И как он правильно сказал, даже этот арест был нами ожидаем. Сергей не сказал, что "Новая газета" проводила свое собственное независимое расследование и в ходе этого расследования мы пришли к выводу о том, что Павлюченков может быть причастен к совершению этого преступления. И следствие, собрав какие-то свои доказательства и так же используя те доказательства, которые были предоставлены нами, все же пришло к выводу о необходимости его ареста. Что вчера, собственно говоря, и осуществилось.

Владимир Кара-Мурза: А что вообще представляет из себя Дмитрий Павлюченков и в какой роли он выступал на процессе 2009 года?

Сергей Соколов: Здесь действительно вопрос развернутый. Что он из себя представлял? В принципе это высокопоставленный офицер, бывший теперь офицер московского ГУВД. На момент преступления, которое ему инкриминируют, он был действующим сотрудником. И то подразделение, в котором он возглавлял отдел, это считается секретным подразделением ГУВД, поскольку все работающие там люди находятся под специальным грифом и под специальной программой засекречивания. Это люди, которые ведут наружное наблюдение, прослушку, то есть такие, что называется, внутренние разведчики. И соответственно, когда господин Павлюченков получал заказ и организовывал незаконное наружное наблюдение за Анной Политковской, он воспользовался своими служебными полномочиями. Он использовал своих сотрудников, свою технику и возможности. Тем более, что тогда это было сделать очень просто, поскольку сотрудники, которых привлекали на такие левые работы, особых вопросов не задавали. Была такса сто долларов в час за проведение наружного наблюдения, чем активно пользовались и коммерсанты, и мужья с рогами и так далее. То есть это была отлаженная бизнес-схема, в рамках этой бизнес-схемы Павлюченков еще включил вопрос обеспечения убийства журналиста. Я глубоко уверен, что многие из тех людей, которые следили за Политковской, а это были профессионалы высокой пробы, просто не знали, чем они занимаются, и особых вопросов не задавали, потому что им это было неинтересно.
Кроме того есть основания предполагать, что господин Павлюченков не единственный раз таким способом использовал свои служебные полномочия и возможности. Если внимательно покопаться, то можно найти и иные преступления, и иные может быть и заказы. Тем более, что подозрения возникли с самого начала. Я в свое время давал показания в суде, говорил о так называемом втором кольце наблюдения за Анной Политковской. Когда я говорил об этом, я имел в виду именно те обстоятельства, которые сейчас стали публичными. Действительно в самом начале расследования, ближе к первому заседанию суда Павлюченков появился в роли свидетеля. Я предполагаю, что это было очень грамотно выверенный и изощренный ход человека, который прекрасно все понимает про раскрытие преступления, про следственные методы и так далее. Потому что подозревались люди, которые, конечно, никогда не будут говорить следствию ничего. Подозревались родственники, братья Махмудовы, предполагаемым киллером считался их третий брат. Еще одна фигура, которая так или иначе в этом деле, их дядя, криминальный авторитет. Естественно, эти люди никогда не стали бы давать показания друг на друга или на кого бы то ни было еще.
С другой стороны, подозревался целый ряд сотрудников спецслужб и правоохранительных органов, которые тоже не склонны разговаривать. И соответственно, единственный, кто стал говорить, когда почувствовал, что внимание следствия к нему обращено – это был Павлюченков, который очень хитро сдал всех своих товарищей и друзей, получил статус свидетеля и государственную защиту. При том, когда он давал эти показания, он не врал, действительно, то, что он говорит, потом было подтверждено и объективными данными следствия, и показателями свидетелей, и сейчас продолжает подтверждаться. Однако единственное, о чем он умолчал, о том, что он сам делал в этом преступлении. Вот так он стал свидетелем. Я предполагаю, что сомнения были не только у нас о его роли, но и у следствия, которое тоже работало в этом направлении, и в итоге сомнения были подкреплены вчерашним задержанием господина Павлюченкова.

Владимир Кара-Мурза: Как вам кажется, если следствие имеет дело с таким искушенным противником, который, судя по всему, профессионально будет выстраивать тактику обороны, насколько непросто будет потянуть всю преступную цепочку?

Анна Ставицкая: Вы знаете, я могу ответить на этот вопрос так, что следствие, если бы оно было не столь лениво и неповоротливо, я могу это говорить, потому что я высказываю свою точку зрения, может быть отличную от Сергея Соколова, который более хвалит следствие, чем ругает. Но я полагаю, что следствие не такое глупое и такое же умное как и сам Павлюченков, если говорить о том, что Павлюченков умный. Соответственно, следствие в том случае, если бы активно работало по делу, то уже на тот момент, когда дело передавалось в суд, оно должно было установить, что Павлюченков, который дает показания в качестве свидетеля, совершенно не такой ангел божий, как из себя представляет, а что имеются данные о том, что он так же причастен к совершению этого преступления. У стороны потерпевших достаточно была активная позиция относительно расследования этого дела. И в тот момент, когда следствие было закончено и мы приступили к ознакомлению с материалами дела, мы заявили ходатайство о том, что преждевременно такое дело сырое передавать в суд, потому как не установлено то, другое, пятое, двадцатое, и с нашей точки зрения следствие обязано было это установить. Но следствие себя считает очень умным, ему не нужны какие-то рекомендации каких-то потерпевших. Поэтому следствие, чихнув на наше ходатайство, передало дело в суд. В суде у нас так же была жесткая позиция, и мы так же говорили о том, что необходимо дело отдать следствию для проведения дополнительного расследования. Но суд так же стал рассматривать это дело. И как всем известно, дело закончилось вынесением оправдательного приговора.
Это я все для чего говорю? Говорю я это для того, что если бы следствие еще тогда, на той стадии работало бы активно и оценивало то, что уже у них было, то возможно на тот момент Павлюченков был бы не свидетелем обвинения, который в суде дал, кстати, достаточно вялые показания, а уже тогда был бы на скамье подсудимых. И сегодня мы бы с вами обсуждали не то, что Павлюченкова задержали, тогда, когда его необходимо было задержать еще давно, и не восхвалили следствие, что оно сделало наконец то, что должно было сделать несколько лет назад, а возможно уже обсуждали, что это преступление раскрыто и известны все фигуранты по этому делу.

Владимир Кара-Мурза: Лев Пономарев, исполнительный директор движения "За права человека", испытал чувство настороженности, узнав детали новой версии.

Лев Пономарев: Я доверяю мнению своих друзей из "Новой газеты", которые говорят, что это заметное продвижение вперед. Но с другой стороны надо отметить несколько моментов. Во-первых, мне непонятна очередная утечка из следствия о том, что точно человек назвал уже заказчика. Он еще не задержан, заказчик, и поэтому это может выглядеть как предупреждение заказчику. Уже так было, когда утечка была из следствия, и один из братьев эмигрировал, исчез из России. Поэтому здесь мне кажется крайне странным, что следствием было заявлено, что обеспечен выход на заказчика. Второе: даже если все соответствует действительности, я при этой политической власти, которая сейчас существует, учитывая большую вовлеченность сотрудников ФСБ, что мы уже знаем из судебных заседаний, в подготовку убийства, я не верю что будет выход на реального заказчика.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG