Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Стоит ли Сербия перед выбором: либо Косово, либо Европа?


Ирина Лагунина: «Германия хочет видеть Сербию в составе Европейского союза, однако до этого Сербия должна урегулировать отношения с Косово», – заявила в Белграде во вторник канцлер Германии Ангела Меркель. В центре внимания её визита была европейская интеграция Сербии. 10 сентября Европейская комиссия завершает работу над докладом, на основании которого в декабре будет вынесено решение о том, какого прогресса достигли государства, желающие вступить в ЕС. Сербия ожидает, что в конце года получит не только статус кандидата в члены Евросоюза, но и дату начала переговоров о вступлении в ЕС. Однако Ангела Меркель сообщила, что до того как получить статус кандидата, Сербия должна выполнить ещё три условия:
Должны быть достигнуты положительные результаты в ходе начавшегося весной прямого диалога между Белградом и Приштиной.
Миссия ЕС в Косове (Еулекс) должна получить возможность действовать на всей территории края, в том числе и на севере, где сербы этого не допускают.
Должны быть ликвидированы параллельные сербские структуры администрации в Косове.
После длительного обсуждения косовской проблемы с Ангелой Меркель президент Сербии Борис Тадич на пресс-конференции заявил.

Борис Тадич: Сербия требует от европейских партнёров, чтобы ее оценивали по тем же критериям, как и все остальные государства. Сербия, конечно, сталкивается с очень специфичной проблемой, какой является Косово, но мы не питаем никаких иллюзий, что можем внести этот конфликт в Евросоюз. Поэтому мы хотим решать эту проблему с помощью диалога, мы не нуждаемся в том, чтобы нас подталкивали к этому – мы в этом сами активно заинтересованы. Я лично никогда не поддержу ни одно политическое решение, которое могло бы, если не завтра, то через пять или десять лет создавать новые кризисы в западных Балканах. Политика, которую я веду – политика примирения в юго-восточной Европе. Это политика демократической Сербии, однако, Сербия не признаёт независимость Косова. Сербия ищет компромиссные решения, и я уверен, что этот компромисс и прагматичное решение можно найти. Считаю, что политика, которая ставит Сербию перед выбором: “Косово или Европейский союз” является глубоко ошибочной, ультимативной и не соответствует европейским ценностям. При данных политических обстоятельствах нужно найти гибкое, творческое решение, которое не будет мешать нормальной жизни людей, не ущемит достоинство ни албанского, ни сербского народов.

Ирина Лагунина: О реакции в Белграде рассказывает Айя Куге:

Айя Куге: “Получила ли Сербия от Ангелы Меркель пощёчину, или лишь хорошие советы для ускорения европейской интеграции?” – такую дилемму теперь решают сербские аналитики. Тем временем в кругах сербского руководства эти три так называемые “косовские условия” воспринимают как совершенно новые и абсолютно несправедливые. Министр иностранных дел Сербии Вук Еремич оценивает встречу с канцлером Германии так.

Вук Еремич: Сближения позиций не произошло, но мы согласны в том, что необходимо сохранить мир и стабильность на территории Косова и решать проблемы путём диалога. Этот диалог существует и будет продолжен. Однако есть условия, которые мы можем принять, и есть такие, которые мы принять не можем.

Айя Куге: Полностью неприемлемым в Белграде считают третье условие – устранение так называемых сербских “параллельных структур”. Под этими параллельными структурами подразумеваются связанные исключительно с Сербией органы местного самоуправления в сербских анклавах, собственная, сербская, система образования и здравоохранения, сербские почты и сербские налоговые службы. С помощью этой собственной административной структуры сербы на границе Косова с Сербией живут так, как будто новое независимое косовское государство их не касается. Посол Сербии в Германии Иво Вискович первым из официальных лиц заявил для белградского радио Б92, что если перед Сербией будет поставлено условие отказаться от северных сербских анклав, то Белград его не примет.

Иво Вискович: В ходе 90-х годов албанцы в Косове имели такие же свои структуры, и никто от них не требовал упразднить их – даже тиран Милошевич (как они его называют, с чем лично я согласен) не пытался их силой упразднить. Ведь это крайне деликатная ситуация, которая может привести к очень серьёзным последствиям во внутреннем и международном плане. Такое условие руководство Сербии абсолютно не в состоянии принять и выполнить, и в данный момент это условие ни для кого в Белграде не приемлемо. А если нас поставят перед дилеммой “Косово или Европа”, мы вынуждены будем, к сожалению, сказать: нет, спасибо!

Айя Куге: А вот как на вопрос, что выбрать - Косово или Европу, отвечают граждане на улицах Белграда.

Гражданка: Это ведь мучение: не поймешь, что хуже. Не знаю, может быть лучше выбрать Европу, но с другой стороны мы, как народ, не созрели для Европы. А Косово – это давно оконченная история!

Гражданка: Косово, несомненно! К чему нам Евросоюз, все хотят бежать из Евросоюза! Каждый, кто вошёл в этот союз, пожалел. Мы должны быть умнее. Косово важнее – это наша земля.

Гражданин: И то, и другое! Думаю, что такого можно добиться разделом территории. Косово и так уже не совсем часть Сербии, а разделив ее, возможно, мы бы хоть что-то получили. Выбор тяжёлый.

Гражданин: Нельзя так ставить вопрос, нельзя требовать сделать такой выбор. Мы всё-таки европейский народ, поймите.

Гражданин: Для нас нет особой пользы от Европейского союза, да и от Косова ее тоже. Поэтому, по сути, мне всё равно.

Айя Куге: Член парламентской комиссии по европейской интеграции Сербии Ласло Варга, однако, считает искусственным вопрос “Либо Косово, либо Европа”.

Ласло Варга: Надеюсь, что вопрос не будет поставлен таким образом. В противном случае почти весь политический спектр Сербии откажется от европейской интеграции, а это была бы катастрофа. Мне кажется, что дилемма эта совершенно искусственная: если мы отречемся либо Европы, либо от Косова, то это не значит, что можем осуществить оставшуюся цель. То есть, если бы мы отказались от европейской интеграции, то это не означало бы, что наш шанс защитить территориальную целостность страны увеличится, и наоборот. Поэтому бы было хорошо избежать такой искусственной дилеммы.

Айя Куге: В последнее время значительно упала поддержка граждан вступления страны в Европейский союз – с более 75% на 52%. Одновременно, в течение последних двух месяцев от ведущих сербских политиков можно было услышать резкие слова в адрес Запада. Причем произносились они зачастую без особого повода. Сербский специалист по внешней политике Вьекослав Векарич это объясняет тем, что следующий год – год всеобщих выборов в Сербии.

Вьекослав Векарич: Очевидно, что игра на карту антизападных – антиевропейских и антиамериканских - чувств у нас в Сербии является очень прибыльной, и в данный момент она снова в цене. Такие чувства присущи обществу, они исторически связаны с Натовскими бомбардировками и потерей Косова. Политики часто этим манипулируют, разжигают их по мере надобности. Так и сейчас в Сербии. При этом больше всего беспокоит то, что ведущие представители политической элиты, которые хотя бы на словах придерживаются европейской ориентации, в предвыборный период ставят на антизападную карту, рассчитывая, что это позиция большинства населения.

Айя Куге: Другое мнение по вопросу резкой риторики в Белграде у председателя Внешнеполитического совета Министерства иностранных дел Сербии Сони Лихт.

Соня Лихт: Я считаю, что основной причиной для таких резких заявлений являются именно некоторые действия Европейского союза или отдельных его членов по отношению к Сербии. Например, некоторые европейские государства очень странно отреагировали, когда был арестован и отправлен из Белграда в Гаагу последний обвиняемый в военных преступлениях Горан Хаджич. Наши официальные лица ожидали, что получат хотя бы какое-то признание, но этого не случилось. Да, наш президент тогда подчеркнул, что это наше обязательство и нам важно, чтобы эта страница истории была закрыта. Однако всё-таки было бы естественно, если бы и другая сторона дала положительную оценку. Кстати, разве нам запрещено иметь собственное критическое мнение до того, как получить статус кандидата? Я считаю, что было бы лицемерием в ожидании статуса кандидата в ЕС сохранять полное молчание по поводу вопросов, с которыми мы отчасти не согласны или не согласны полностью.

Айя Куге: Несмотря на то, что после визита Ангелы Меркель, белградское руководство выглядит вышедшим из холодного душа, бывший посол Сербии в США Иван Вуячич уверен, что страна и так не скоро получит возможность вступить в Европейский союз, а до тех пор будут шансы наладить отношения, периодически ухудшающиеся из-за Косова.

Иван Вуячич: Ясно, что вступление в Европейский союз в наших интересах, и также всем ясно, что это произойдёт не скоро. Ожидалось, что для получения статуса кандидата и даты начала переговоров будут выдвинуты определённые условия, и мало вероятно, что нам эту дату сразу предложат. Но уже тот факт, что это является далекой перспективой, дает возможность заниматься некоторыми проблемами уже сегодня - прежде всего, кризисом вокруг Косова после начала переговоров между Белградом и Приштиной. В этом смысле я не вижу никакого большого поворота, ни большой драмы в нашей политике, и Европа остаётся нашим приоритетом.

Айя Куге: Однако в сербской общественности преобладают опасения, что если Европа действительно будет настаивать на том, чтобы Сербия признала косовскую независимость или хотя бы допустила присоединение северного сербского анклава к остальной, албанской части Косова – это было бы политическим самоубийством президента Бориса Тадича и его команды.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG