Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Тимашева: В библиотеке, которую для нас собирает Илья Смирнов, очередное прибавление на полке ''Религия''. Сергей Самыгин, Анастасия Матецкая, Евгений Эгильский, ''Новые религиозные движения. Современные нетрадиционные религии и эзотерические учения'', издательство ''КноРус''. Только про ''новые нетрадиционные'' культы у нас, дай Бог памяти, уже третья по счёту книга. Явный религиозный уклон характерен не только для научной литературы, но и для художественной, для кино- и театральных фестивалей , даже для рок-музыки. Как-то это все не слишком соответствует представлению о современном обществе как о ''секулярном'' (49). ''Три дня я гналась за вами … Чтобы сказать, как вы мне безразличны''.

Илья Смирнов: Я бы добавил, что значительная часть как бы антирелигиозных выступлений носит иррациональный характер, то есть, если использовать ''широкое'' определение религии, это не мировоззренческий конфликт между объективным знанием и догмами, а конкурентная борьба между сторонниками разных догм.

Марина Тимашева: Давайте с самого начала определимся с понятиями. Что за определения Вы имеете в виду? Какое из них ''широкое'', какое ''узкое''?

Илья Смирнов: Разные формулировки, что есть религия в узком смысле, имеют в основе два принципиальных пункта. Первое. Вера в сверхъестественное. Второе. Культовые действия, то есть действия, с помощью которых можно вступить в контакт со сверхъестественными силами и обеспечить себе их благосклонность.
Религию в широком смысле хорошо определил Лев Николаевич Толстой:'''установление отношения человека к бесконечному существованию, которому он чувствует себя причастным и из которого он выводит руководство своей деятельности…''

Марина Тимашева: А какое определение предпочитают авторы сегодняшней нашей книги?

Илья Смирнов: Да, в сущности, никакое. Но для начала давайте скажем о новом учебнике – а это учебное пособие для вузов – какие-то добрые слова. Есть здесь одна глава, третья по счету, называется ''Эзотерика и внеконфессиональная религиозность'', а на самом деле представляет собой обзор тех мошеннических приемов, с помощью которых руководители сект обрабатывают людей и подчиняют их сознание и собственность своим коммерческим интересам.
''То, на что Кастанеда и тибетские йоги тратили годы, может стать реальным за считанные недели благодаря новейшим технологическим разработкам института осознаваемых сновидений и портативных приборов для обучения осознаваемому сновидению, которые будут вашим личным тренером, вы можете стать мастером-сновидцем'' (116).
В общем, полезная глава.

Марина Тимашева: Вспоминаются телепередачи про суррогаты и тухлятину в продовольственных магазинах: ''граждане, будьте бдительны!''

Илья Смирнов: Но заметьте, что терминология: ''мошеннический'', ''суррогат'', ''тухлятина'' для нашего учебного пособия совершенно не характерны.

Марина Тимашева: Они и впрямь звучат не академически.

Илья Смирнов: ''Тухлятина'', наверное, не академически, а ''мошенничество'' и ''суррогат'' - чем Вам не нравится? ''Усилитель вкуса, идентичный натуральному'' называется суррогат. Как еще это можно назвать? А вообще-то строгий академизм предполагает точность терминологии. В этом плане характерно, что учебное пособие для студентов, в котором подробно обсуждаются тонкости, какие движения ''религиозные'', какие ''парарелигиозные'' (96), не содержит внятного определения, что такое религия.

Марина Тимашева: Вообще нет определения?

Илья Смирнов: Ровно посередине книги – попытка определить. На мой взгляд, неубедительная. ''Определяющий признак религии'' – ''деление мира на сферу сакрального и сферу профанного''. Я не понимаю, что это значит. Где происходит деление – в сознании отдельного человека? В общественной практике? И что значит ''сакральное''? Для солдата ''сакральна'' его присяга, боевое знамя. За это в Великую Отечественную отдавали жизнь убежденные атеисты. Для любого человека ''сакральны'' могилы близких. И так далее. Не должно в научной литературе определение состоять из метафор с расплывающимся смыслом.
Соответственно, встает вопрос о жанровой принадлежности.
Учебное пособие, по идее, дает студенту информацию. В данном случае она сведена даже не к минимуму, а к ''нанотехнологии''. Отдельные параграфы посвящены только трем организациям (из десятков только важнейших): Движение Сатьи Саи Бабы, движение Нью Эйдж, Протестантизм (62 -72).

Марина Тимашева: А причем тут протестанты? Разве они ''новые''?

Илья Смирнов: Не знаю. Вижу только, что экономия на конкретном материале резко отличает нашу сегодняшнюю книгу, например, от ''Сектоведения'' Александра Леонидовича Дворкина – Вы вправе не соглашаться с его выводами, но у него представлен обширный фактический материал по 41 организации.

Марина Тимашева: Простите, но чему же тогда посвящена книга?

Илья Смирнов: В разных главах и разными словами упорно проводится важнейшая для авторов, может быть, где-то даже сакральная установка. Чтобы потом не обвинили, что я ее извратил, приведу дословные цитаты.
''Не использовать без особой необходимости и дополнительных пояснений те термины, которые приобрели в настоящее время явно оскорбительный оттенок, т.е. ''секта'' и ''культ''
Во-вторых, такие термины, как ''тоталитарная секта'' и деструктивный культ'', вообще не должны присутствовать в научном религиоведении'' (84)
''слово ''секта'' в нашей обиходной речи – это практически ругательство. Но есть еще, так сказать, и более крепкое ругательство – ''тоталитарная секта''… Многие по своему неведению считают его чуть ли не научным термином. Но на деле оно ни малейшего отношения к науке не имеет'' (75)
''Широкое распространение получил ярлык ''тоталитарная секта'', который ''приклеивался'' и представителями РПЦ и СМИ тем религиозным группам, которые выглядели наиболее непривычно. Широкое распространение получила теория промывки мозгов и зомбирования неофитов, производимых ''сектантами''. Эта теория… не имеет научного статуса'' (35)
Сектанты – в кавычках, это же у нас ''ярлык''. Что касается научного статуса – вот, для сравнения, интервью порталу "Интерфакс-Религия" директора государственного научного Центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского, доктора медицинских наук Татьяны Борисовны Дмитриевой

''- В чем опасность тоталитарных сект для психического здоровья человека?

- Тоталитарные секты используют свою методологию - как управлять людьми, как на них воздействовать, а этим вопросом, как известно, зачастую занимаются не только из добрых побуждений. Сектанты привлекают очень многих с проблемами в психике, с комплексами, стараясь этих людей себе подчинить. Такое агрессивное начало приводит к разрушению личности другого человека.

- Приходилось ли специалистам Вашего Центра сталкиваться с людьми, пострадавшими от сектантов?

…Допустим, была абсолютно благополучная семья, но произошли какие-то неурядицы, которые сделали человека немного более уязвимым и внушаемым… И вдруг появляется добрый слушатель, который подскажет и как тебе поступать, и как жить стоит, и ради чего вообще стоит жить, и постепенно за приятной беседой все дальше продвигаются эти отношения, и человека, по сути, вытаскивают из семьи, доказывают, что семья вообще не нужна, не нужна квартира, дача, другая собственность...''

Другой авторитетнейший специалист - по исламу –Игнатенко Александр Александрович на радио ''Свобода'' говорил о ваххабизме так: ''одно из направлений, сектантских направлений в исламе, которое называется ваххабизм'' Или его же формулировка: ''Появилась секта (иного слова здесь не подберешь), которая доказывала свое правоверие не глубоким знанием Корана и Сунны, не какими-то благими деяниями, не благочестием и аскетизмом, а очень просто – провозглашением неправоверия всех других мусульман''. Одна из самых известных его статей на эту актуальную тему имела подзаголовок ''Еретическое течение в Исламе''
Получается, профессора А.А. Игнатенко тоже надо исключить из науки. А кто тогда останется? Смотрим в конце. Список литературы. Там не нашлось места даже для Сергея Александровича Токарева – классика отечественного религиоведения. Зато представлены ПЯТЬ сочинений М. Элиаде. Мы его обсуждали в связи, извините, с историей румынского фашизма. Просвещайтесь, дорогие студенты. А потом в ксенофобских настроениях среди молодежи будем обвинять РПЦ. Еще один источник знаний – П.С. Гуревич, чьим невероятным открытиям в области зоо-культурологии и “минотарного театроведения” у нас был посвящен фельетон Взгляды некоторых оппонентов в списке литературы тоже представлены, но оригинальным образом. В отдельной подборке ''Сочинения конфессиональных авторов, посвященные критике НРД'' (новых религиозных движений). То есть, Элиаде – настоящая наука, а Дворкин – ''конфессиональный'' суррогат. Забавным образом в ''конфессиональную'' подборку попал учебник ''Социология религии''. Видимо, его автор профессор Гараджа Виктор Иванович тоже кандидат на исключение.

Марина Тимашева: С каких же позиций производится это разделение на ''чистых'' и ''нечистых''?

Илья Смирнов: Как видно из приведенных нами цитат, главная задача пособия – утвердить в сознании подрастающего поколения, что никаких сект не существует в принципе. Традиционное вероучение, которое опирается на великую традицию философской мысли и художественного творчества – и сек… простите, нетрадиционное движение Грабового. Всё равноправно и равночестно. Церковь ХУ11 века, рядом с которой я вырос и с детства (вполне атеистического) воспринимал как самое красивое здание в мире – и тайные тренировочные базы ''Аум Синрикё'', где молодежь учили убивать. Тоже никакого принципиального отличия.

Марина Тимашева: Вам могут возразить, что ''секулярная'' наука должна быть безоценочной и отстраненной (89)…

Илья Смирнов: Не может быть никакой науки о человеке, отстраненной от человеческой морали. Разница между нормальной религией и тоталитарной сектой существует объективно. Это не оценочное суждение, а факт. Представьте, Вы убежденный пацифист, то есть Вы против любого насилия, армии, огнестрельного оружия. Все равно вы не можете не отличать настоящего фронтовика от уголовника Фокса, который украл чужую форму и награды. Сбербанк объективно отличается от гражданина в наколках, который предложил быстренько поменять валюту. И нормальный шоколад отличается от суррогатных ''батончиков'' - даже для тех, кто равнодушен к сладкому.
Тут-то и возникает как бы наука, которая объясняет нам, что реальность – это всего лишь наши ''обывательские стереотипы''. А подлинный смысл вещей открывается через игру в слова.
Кто в этом заинтересован?
Ответ находим, например, у профессора А.А. Игнатенко. ''Самая главная причина нежелания ваххабитов называться ваххабитами состоит в том, что тогда имплицитно будут признаны обвинения, выдвигаемые мусульманами против ваххабитов, - в том, что ваххабиты в рамках ислама являются еретиками (в исламской терминологии мубтади‘а), то есть людьми, которые следуют особому религиозному учению, разработанному конкретным человеком (Мухаммадом Ибн-Абд-аль-Ваххабом) в конкретный период времени (XVIII в.) и не существовавшему прежде в таком виде и с таким содержанием. Арабское слово ересь (бид‘а) происходит от бада‘а, вводить новое, и означает порицаемое, отвергаемое новшество. В том, что такого рода обвинения в адрес ваххабитов со стороны мусульман сопровождают их с момента возникновения движения, можно убедиться, прочитав Предисловие к упомянутой выше "Книге единобожия" Ибн-Абд-аль-Ваххаба (стр. 17 и сл.).
Поэтому ваххабиты не называют себя ваххабитами и именуют себя либо просто мусульманами (муслимун), либо единобожниками (муваххидун), либо салафитами, "последователями благодетельных предков" (салафийюн)''.


И эти претензии – мы просто верующие, просто мусульмане, не хуже других – поддерживает ''секулярная'' наука.
Но есть и более широкий контекст. Заметьте, что в разных областях по одной и той же схеме утверждается равноправие нормы и патологии. Нельзя обижать наркобизнес, именуя его клиентов ''наркоманами''. Они теперь ''наркопотребители''. Просто потребители. Один потребляет кефир, другой метадон. На вкус и цвет товарищей нет. И проститутка – не проститутка, а ''работница сексуальных услуг''. И т.д. Ни с какой наукой все это рядом не лежало. Это промывание мозгов. Идеологическая кампания, которую некоторые ''конфессиональные авторы'' могли бы даже назвать религиозной.

Марина Тимашева: Познакомившись с пособием по светскому религиоведению ''Новые религиозные движения. Современные нетрадиционные религии и эзотерические учения'', Илья Смирнов пришел к выводу, что оно может рассматриваться и как религиозное. В широком смысле.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG