Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
5 сентября в 11 часов вечера в программе Александра Гениса – Америка в канун 10-летия налета. Вехи новой России: Довлатов – Аксенов. Пираты Сомали.

Первая жертва террора - логика. Террор ни о чем не спрашивает. Он не ищет виновных. Для него все равны и равно бесправны. Снимая вопрос вины, террор заражает своих жертв безразличием к личности: мы для него все на одно лицо, террору все равно, кого убивать. Погибшие люди для террора не в счет, ибо они - ничего не стоящая начинка символа. Поэтому, накануне десятилетия беды, может быть, лучшим ответом на вызов террора - поименно вспомнить людей, чью судьбу определила роковая дата – 9-11.

ГАРРИ ВАЙЗЕР: Я кричал людям на лестнице, что меня обожгло пожаром, просил их пропустить меня. Они оборачивались с выражением досады на лицах. Но когда они видели меня, выражение менялось на сочувствие или ужас. В какой-то момент я увидел большой лоскут кожи, свисающий у меня с руки. Больше я на свое тело не смотрел.

БРАЙАН БЕРДВЕЛЛ: Я пересек траекторию самолета по пути в туалет. От прямого удара меня отделили всего несколько секунд. В момент удара я вышел из хорошо освещенного коридора в море огня, клубов удушливого черного дыма, физической и душевной боли, которым, казалось, не будет конца. Первым ощущением была боль от ожогов. Мое тело было обожжено на 60-65 процентов. Я знал, что пришел мой смертный час, вспоминал о том, как попрощался утром с моей женой Мел и сыном Мэттом и понимал, что видел их в последний раз.

КРЕЙГ СИНКОК: Сердце у меня замерло. Я почувствовал, что Шерил в опасности. Я побежал к Пентагону через Арлингтонское кладбище. Я провел у Пентагона весь остаток дня, до половины двенадцатого ночи, работал, молился и надеялся. И только утром мне официально сообщили, что Шерил значится в списке пропавших без вести.

А также сегодня в 23 часа мск в программе
"Поверх барьеров. Американский час":

Вехи новой России: Довлатов, Аксенов, джаз.


Даже больше американской прозы Довлатов любил джаз. В газетном тексте, который еще никогда не переиздавался, он писал: " Джаз - это мы сами в лучшие наши часы. То есть когда в нас соседствуют душевный подъем, бесстрашие и откровенность". Довлатов любил джаз потому, что он сам занимался искусством, согласным впустить в себя хаос, искусством, которое не исключает, а переплавляет ошибку, искусством, успех в котором определяют честность и дерзость.

Довлатов не успел к новой России, Аксенов успел покорить и ее. Самый яростный западник новой литературы, он прекрасно чувствовал себя за границей, смешно писал о ней. Запад для Аксенова был не географическим, не политическим, а поколенческим понятием. В его ранних книгах гулял молодежный интернационал, который в доносах назывался космополитическим.

Книга о сомалийских пиратах

Прежние разрозненные банды стали организациями с жесткой структурой и иерархией. Новое поколение пиратов превратилось из рыбаков-мстителей в циничных, холодных и безжалостных налётчиков, склонных к жестокости, легко применяющих пытки и вообще любое насилие. Их группы состоят из непосредственных участников вооруженной атаки, мотористов, переводчика и бухгалтера.
XS
SM
MD
LG