Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вся королевская рать


Рекламная тумба "Правого дела" в Нижнем Новгороде.

Рекламная тумба "Правого дела" в Нижнем Новгороде.

В российской блогосфере обсуждают манифест партии "Правое дело" - вернее, обсуждают невозможность его обсуждать. Начал дискуссию глава партии Михаил Прохоров, обратившись к пользователям принадлежащего ему портала Snob.ru:

Хотелось, чтобы будущая программа партии была результатом не закрытых внутрипартийных дискуссий, а именно широкого и открытого обсуждения. Собственно, ради такого обсуждения и был выпущен манифест. И по тем же причинам я обращаюсь к участникам проекта "Сноб". В проекте участвуют сотни профессионалов и интеллектуалов, чье мнение, взгляды, идеи чрезвычайно ценны.

Особого энтузиазма в интернет-сообществе прямое обращение политика не вызывало. Прохорову отвечает Евгений Скуратовский:

Обсуждать можно конкретную программу действий, а не декларацию, что "мы - партия действия!" А так могу добавить еще один лозунг, которого нет в Манифесте: "Люди, будьте бдительны!"

По словам пользователя Ашота Марьяна, комментировать манифест ему мешает то, что сам статус Прохорова как политика не вполне очевиден:

Прохорова выставляют этаким кандидатом на вакансию, который приходит, весь такой нарядный и симпатичный, всем говорит комплименты, хвастается прошлыми достижениями, а на вопрос, что конкретно он умеет и как собирается решать поставленные задачи, - клянется заниматься только конкретными делами, опять широко улыбается, говорит всем комплименты, хвастается прошлыми заслугами в совсем другой сфере и ни слова по существу... Если предположить, что партии обещали голоса путем подтасовок из Кремля, то эта неуклюжая предвыборная кампания не способна создать даже видимость поддержки партии в обществе.

Причины политической апатии россиян анализирует блогер портала Slon.ru Андрей Мирошниченко:

Версия о том, что реанимация "Правого дела" – кремлевский проект, выглядит убедительной. Ситуация чем-то напоминает аппаратную альтернативу 96-го, когда за Ельцина боролись силовики, предлагавшие отмену выборов, и "демократы", отстоявшие политический путь, хотя и с отечественными перекосами. Как ни странно, сегодня управляемые партии составляют альтернативу управляемому голосованию (впрочем, не отменяя его). Для победы властям вполне хватило бы кондовой работы на участках. Но они хотят контролировать настроения, пытаются строить для этого все более сложные модели. Даже если это симуляция, она все равно усложняет систему с уровня махинаций до уровня манипуляций. В махинациях-то мало кто может соперничать с властелинами урн. А манипуляции – это уже площадка для конкуренции.
Одна из побочных задач новой партии – канализировать в Думу избытки согласованных. Причем под новыми и почти альтернативными знаменами. Стало быть, расширяется сеть приемных пунктов, появляются дополнительные фильтры, что хоть немного, да приоткрывает форточку для проникновения в систему новых качеств. Системные различия между партийными манипуляциями и избирательными махинациями есть, они огромны. Но, кажется, общество настолько устало от управляемой демократии в любом ее обличье, что пренебрегает нудными политическими нюансами и предъявляет претензии этического и эстетического характера.

***
Активным участником венгерской политики стал в конце августа Святой Иштван – первый король и креститель Венгрии, правивший страной в начале XI века. День Св. Иштвана, 20 августа, отмечают в Венгрии как государственный праздник, и в речах членов правящей консервативной партии ФИДЕС зазвучали интерпретации политического завещания первого монарха. Объяснение неожиданно вспыхнувшей любви к далекому прошлому предлагает в своем блоге историк и жесткий оппонент правящей партии Ива Балог:

С посланием к венгерскому правительству обратился сам святой Иштван, воспользовавшись заместителем премьер-министра Тибором Наврачичем в качестве медиума. Что же на этот раз посоветовал первый король Венгрии? Он предупредил премьер-министра Виктора Орбана, что Венгрии лучше бы не искать друзей на востоке. Не будет от этого добра. Толкователь св. Иштвана Тибор Наврачич сообщил во время торжественного выступления в Веспреме, что величие первого короля не в том, что тот основал венгерское государство, а в том, что "смело и решительно связал будущее Венгрии с западным христианством и западной культурой". Не возьмусь оценивать все послания св. Иштвана, но смысл этого предельно ясен: Тибор Наврачич посредством нашего не слишком благодетельного первого короля предостерегает Виктора Орбана от полного разрыва с Западом и слишком близкой дружбы с Востоком. Это предельно понятное послание демонстрирует, что в партии ФИДЕС и даже внутри правительства появляются люди, не согласные с политическим курсом Орбана.

Против таких форм политической дискуссии, слишком уж напоминающих эзопов язык советских времен, возражает в своем блоге Петер Фёльд:

Святой Иштван никаких посланий нам не оставлял. Он умер много лет назад и понятия не имеет о том, что мы существуем. Он был человеком, королем Венгрии. Жил, как мог. Ел, пил, любил. Ну и правил, конечно. Издавал законы, как и подобает правителю. А от нас, живущих в XXI веке, требуется только одно: прекратить выступать с идиотическими речами по случаю национальных праздников.

Пока венгры пытаются расшифровать политические послания своего первого короля, американцы ищут черты успешной модели образования в биографии короля компьютерных технологий Стива Джобса. Сара Фиризен пишет в блоге 3quarksdaily:

Давайте примем печальную гипотезу о том, что Стив Джобс покинул свой пост навсегда. Что же теперь? Откуда появится следующий Стив Джобс? Индустрия явно нуждается в Стивах Джобсах, Америка в целом нуждается в них еще больше. Как сделать, чтобы появился не только следующий Стив Джобс, но и целое поколение, из которого их выйдет больше, чем из предыдущего? Я не знаю, но убеждена, что наше общество этим не занимается. Одна из самых популярных баек об основателе Apple рассказывает, что когда он бросил колледж и был уже не обязан слушать какие бы то ни было курсы, он стал учиться каллиграфии. То, чему его тогда научили, отразилось много лет спустя в оформлении первого Мака. А первый Мак, с его оформлением, навсегда изменил образ персонального компьютера. Мне приходилось слышать эту историю бессчетное количество раз. Почему же мы тогда отказываемся от уроков рисования в школе в пользу подготовки к стандартизированным тестам?

На вопрос о том, что будет, если ввести в школьные программы обязательный курс каллиграфии, способен ответить разве что Святой Иштван.

Этот и другие материалы читайте на интернет-странице информационной программы "Время Свободы".
XS
SM
MD
LG