Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беслан не перестает ждать расследования


Одна из акций в память о трагедии в Беслане

Одна из акций в память о трагедии в Беслане

Семь лет назад террористами была захвачена бесланская школа №1. Штурм школы через несколько дней привел к гибели сотен людей, большинство из которых – дети. Расследование теракта до сих пор не завершено. Почему?

Это самый главный вопрос, который жители Беслана задают федеральным властям на протяжении всех этих семи лет. Следствие началось 1 сентября 2004 года, в день захвата школы. Работали две парламентские комиссии – Федерального собрания и парламента Северной Осетии. Каждая из них сделала свои выводы, которые отличаются друг от друга. Материалов собрано очень много, но следствие продолжает свою рутинную работу. И сегодня общественные организации "Матери Беслана" и "Голос Беслана" ставят перед собой две цели: добиться от федерального центра, чтобы расследование наконец-то закончилось, а также принятия закона о социальных гарантиях жертвам терактов.

Что касается первого вопроса, то у всех экспертов есть четкое понимание того, что жители Беслана, пострадавшие от теракта, сами уже все знают о теракте: кто напал, почему власти не шли на переговоры, почему произошло то, что произошло – внезапный штурм вместо освобождения заложников. Эти выводы были подкреплены, в частности, парламентариями Северной Осетии, которые установили, что по школе 3 сентября стреляли из огнеметов, и именно огнеметы стали причиной пожара в спортзале. И именно в первые минуты этого пожара погибло большинство заложников. Кроме того, далеко не все террористы были уничтожены – трое из них были захвачены и находились какое-то время в подвалах районного УФСБ в Беслане (это тоже установили депутаты из Северной Осетии). Все эти вопросы были поставлены перед следствием, но ответов на них не получено. "Матери Беслана" также хотят знать: будут ли наказаны чиновники, допустившие проникновение террористов в школу, а затем устроившие штурм, который повлек гибель детей.

Федеральные власти делают все, чтобы люди забыли об этой трагедии. Делается все, чтобы спустить этот процесс на тормозах. Все началось с парламентской комиссии Торшина, которая признала главными виновниками трагедии членов бандформирования Хучбарова, и в какой-то степени возложила ответственность на руководство Северной Осетии. Действия федерального руководства были полностью оправданы. Поэтому "Матери Беслана" хотят напомнить миру о том, что никто из настоящих виновников трагедии не назван и не наказан. Более того, как утверждает эта общественная организация, фактические руководители штаба по освобождению заложников – заместители руководителя ФСБ – были после операции в Беслане награждены. Трагедия замалчивается, и все списывается на погибших – Масхадова, Басаева и других чеченцев.

Когда Северную Осетию возглавил Таймураз Мамсуров (а он тоже из пострадавших, его дети были в школе в заложниках), руководство республики заняло по вопросу Беслана более жесткую позицию, не соглашаясь с Кремлем по многим ключевым вопросам. И сам Мамсуров, и вице-спикер парламента Станислав Кесаев неоднократно давали понять, что знают гораздо больше, чем об этом публично говорят представители Кремля. Станислав Кесаев неоднократно подчеркивал, что собраны достоверные материалы, которые прольют свет на очень многие вопросы.

Но так получилось (по задумке Кремля, как считают многие наблюдатели) на время работы парламентской комиссии Северной Осетии в республику прислали группу сотрудников Генпрокуратуры во главе с Владимиром Колесниковым, которая якобы занималась расследованием теракта, а на самом деле открывала уголовные дела на должностных лиц в руководстве Северной Осетии. На тех, кто пытался узнать правду о трагедии и имел такие возможности. Под следствие попали глава администрации президента Северной Осетии, министр финансов, бывший премьер-министр. Нашелся повод – неправильное финансирование футбольной команды "Алания". В Беслане этим очень возмущались: людей прислали расследовать теракт, а они изучают финансовую документацию "Алании"…

Все шло к тому, что общественное негодование "Матерей Беслана" и "Голоса Беслана" могло вот-вот выплеснуться за пределы города и Северной Осетии и привести к непредсказуемым последствиям, но силовые структуры (в частности, Генеральная прокуратура) сделали все, чтобы чиновники в руководстве Северной Осетии, которые обладают авторитетом и влиянием, смогли успокоить "Матерей Беслана" и объяснить им, что нужного результата можно добиться без акций протеста, а благодаря следствию. Как оказалось, это не так, людей просто в очередной раз обманули.

Сейчас перед пострадавшими стоит еще одна проблема – социальная помощь. В первые дни и недели после теракта бесланцам помогал весь мир: во многих странах прошли марафоны и другие благотворительные мероприятия. Было собрано, по приблизительным оценкам, более 30 миллионов долларов, и бесланцы почувствовали эту помощь. Но затем стало ясно, что многие люди, особенно дети, приобрели во время трагедии очень тяжелые хронические заболевания, стали инвалидами. Благотворительные марафоны не могут длиться вечно, и сегодня многие бесланцы опять вынуждены чуть ли не с протянутой рукой идти по миру, просить средства на лечение своих детей. Поэтому "Матери Беслана" ставят вопрос очень жестко: государство допустило теракт, государство не смогло защитить заложников, и теперь государство просто обязано обеспечить им нормальную жизнь.

* * *
Траурные мероприятия в бывшей школе номер 1 Беслана не сильно отличаются от порядка их проведения в предыдущие годы. С раннего утра во дворе школы звучит траурная музыка. Единственное отличие церемонии в том, что она началась с православной заупокойной литии. А 3 сентября будет совершена божественная литургия.

В предыдущие годы церемония не имела столь выраженных христианских значений, хотя крест в центре спортзала стоит уже с 2006 года. Накануне годовщины во дворе разрушенной школы состоялось открытие памятной плиты в честь сотрудника спецназа ФСБ Россия Дмитрия Разумовского. Плита установлена в том месте, где 3 сентября 2004 года и погиб спецназовец, спасая заложников. Своим ощущениями накануне тяжелой траурной даты поделилась сопредседатель комитета "Матери Беслана" Анетта Гадиева, бывшая заложница, потерявшая в теракте 8-летнюю дочь:

– Чувство боли, разочарования, вины. И чувство того, что это уже история, все меньше и меньше людей об этом помнят, да и вообще хотят вспоминать, наверное. А нам тогда казалось, что перевернется мир. А он не перевернулся.

Официальное расследование теракта в Беслане все еще не закончено, а причины его продления больше не объясняются потерпевшим. В этот раз следствие продлено до ноября этого года. Единственный выход для себя и всех недовольных ходом расследования Анетта Гадиева видит в давлении на верховную власть:

– Пока у власти будут те люди, при которых произошел теракт, наверное, мы вряд ли чего добьемся. Но если у власти ни о чем не спрашивать, то она не будет и отвечать.

В июне 2011 года состоялась встреча представителей потерпевших при теракте с президентом России Дмитрием Медведевым, на которой президент пообещал оживить расследование. Однако по прошествии трех месяцев ничего не изменилось.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG