Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Не спорт, а поножовщина в пивной


Валерий Карпин, главный тренер московского "Спартака"

Валерий Карпин, главный тренер московского "Спартака"

Прокол спортивного комментатора. Спорт без чести и достоинства. Профсоюзный футбол и футбольные профсоюзы. Эти темы привлекли внимание российских блогеров, пишущих о спорте.

Ярослав Котышов в колонке на сайте "Лента.Ру" подмечает, что в России матерятся. Дома и на улице, в магазинах и кафе, на вокзалах и в аэропортах. Матерятся дворники и чиновники, дальнобойщики и профессора лингвистики. Про сантехников я молчу, ведь они и сами могут за себя сказать – разумеется, матом. Матерятся взрослые и дети, мужчины и женщины, и если вы думаете, что это не так – мне кажется, вы живете в другой стране.

Футболисты и тренеры, понятно, тоже матерятся. О том, что некоторые из них в этом смысле мало чем отличаются от сантехников, было известно и раньше, но теперь многоэтажные обороты хорошо слышны в прямом эфире. Благодаря обилию микрофонов вокруг поля, высказывания особенно красноречивых игроков и тренеров стали элементом телетрансляции.

Жертвами современных технологий, однако, стали не только участники матчей, но и комментаторы. Многие спортивные соревнования "Россия 2" транслирует одновременно по телевизору и на портале Sportbox.Ru и, когда телезрителям показывают рекламу, те, кто смотрит интернет-трансляцию, зачастую слышат "технические" беседы комментаторов.

Надо сказать, что эти диалоги чаще всего оказываются совсем безобидными, и мат в них проскакивает на удивление редко. Когда такое все-таки случается, комментаторы на пару дней становятся героями спортивного рунета, но большого внимания эти истории обычно не привлекают.

С Дмитрием Губерниевым получилось иначе. Комментатора угораздило высказаться о вратаре "Зенита" Вячеславе Малафееве в перерыве матча "Спартак" – ЦСКА, который смотрели более-менее все, и многие – именно в интернете. И началось.

Диву даешься, насколько в сознании российских обывателей укоренилось драматическое различие между окружающей реальностью и тем, что показывают по телевизору
Если не слушать саму запись, а просто почитать новости о реакции голкипера и клуба, может показаться, что Губерниев использовал в адрес Малафеева весь набор доступных выражений. В действительности, сами матерные слова использовались как связки, а по существу комментатор не сказал ничего особенно оскорбительного, если не считать слова "говно". А это слово, применительно к российскому футболу, кажется характеристикой почти нейтральной и в целом беспристрастной.

Реакция на тираду Губерниева получилась намного более эмоциональной, чем сами высказывания комментатора. Поиск по блогам выдает характерный набор выражений: "Это отвратительно", "с сегодняшнего дня ненавижу Губерниева", "кошмар", ну и самое трогательное: "Губерниев – пидар". Автор последнего высказывания, очевидно, не осознает анекдотичности своего положения, ведь у таких людей нет чувства юмора.

Забавно, когда Губерниева осуждают болельщики, на каждом втором матче хором скандирущие кричалки, в которых судей, футболистов и тренеров называют отнюдь не только "говном". Еще смешнее, когда комментатора ругают журналисты. В пресс-центрах в перерывах матчей я видел людей, разговаривающих исключительно матом, но никого вокруг это почему-то особенно не смущало.

Диву даешься, насколько в сознании российских обывателей укоренилось драматическое различие между окружающей реальностью и тем, что показывают по телевизору. То есть человек может материться через слово и при этом искренне поражаться, когда слышит мат в эфире. И не видеть в этом никакого противоречия.

Интересно, те, кто ругает Губерниева, действительно считают, что спортивный комментатор даже в личной беседе должен употреблять фразы исключительно из лексикона выпускниц института благородных девиц? Что, правда, вы уверены? Ну п****ц.

* * *

Блогер "Пять-три два" на сайте Sports.Ru полагает, что в России процветает "Спорт без чести и достоинства".

Московский "Спартак" официально пожелал Игорю Акинфееву здоровья. Но почему-то мне кажется, что это как раз не тот случай, когда лучше поздно, чем никогда. Заявление опоздало безбожно. И мало того, основным его лейтмотивом было не здоровье вратаря, а то, что Веллитон – хороший.

Мне, честно говоря, совершенно до лампочки, что думает о личных качествах Веллитона руководство "Спартака". Но вот слова поддержки Акинфееву выглядят сейчас как те самые крокодильи слёзы после съедения жертвы. Которые, как известно из зоологии, не являются свидетельством душевных переживаний рептилии, а всего лишь частью его обмена веществ.

Ежу понятно, что заявление это сделано лишь с одной целью – ещё раз прикрыть собственную пятую точку. Вернее, не собственную, а пятую точку Веллитона, на которую бразилец упал, и, по словам Валерия Карпина, едва не травмировал себе позвоночник.

А прикрывать есть из-за чего. Можно всё что угодно говорить о данном столкновении, но надо помнить, что оно у Веллитона не первое, не второе и не пятое. И вот ведь какая интересная вещь – в каждом из этих случаев форвард явно не успевал, но шёл до конца. И при этом до конца он шёл не на мяч, а на вратаря. И что интересно, всякий раз с последствиями не для себя, а для вратаря.

С Веллитоном, повторяю, всё ясно. Никакие дисквалификации его не остановят. Если у человека отсутствует представление о спортивной чести, тут уж ничего не попишешь.

Вопрос не в нём, а в команде, которую он представляет. Команде, которая нешуточно опозорилась не столько поступком форварда, сколько последующей реакцией на него.

Вот говорят, Роман Бабаев повёл себя некрасиво. Согласен, гендиректору ЦСКА не стоило говорить подобных вещей, хотя под его определением Веллитона я готов подписаться. Однако гендиректор ЦСКА не был игроком европейского уровня и членом сборной страны. А вот Валерий Карпин был. И его зажигательная речь на пресс-конференции в стиле "А чё? А кто такой Акинфеев? А чё он такой дерзкий?" – это, безусловно, позор.

Разумеется, часть красно-белой торсиды радостно взревела от восторга. И если Карпин поставил для себя цель стать кумиром маргиналов, то он на верном пути. В любом ином случае подобное заявление – настоящий суицид.

Помимо отстаивания интересов "наших", есть ещё и неписанный (нефурсенковский) кодекс чести спортсмена, который требует уважать соперника. Тем более в подобной экстраординарной ситуации.

Мне страшно подумать, что стало бы с Веллитоном, если бы он имел неосторожность проделать подобный трюк с вратарём команды самого Валерия Карпина в бытность того игроком. И чем отличается жёсткая игра от грязи, Карпин прекрасно знает.

Однако на посту главного тренера "Спартака" Валерий Георгиевич стал терять лучшие качества, присущие ему как настоящему спортсмену. И это очень грустно.

Как грустно и то, что сам "Спартак" стремительно по менталитету своему стал превращаться в местечковый коллектив. Руководитель именно местечкового коллектива закатывает немотивированные истерики, подобные устроенной Леонидом Федуном после матча с ЦСКА. То, что простительно людям, сидящим на трибунах, не подобает клубному боссу.
Помимо отстаивания интересов "наших", есть ещё и неписанный (нефурсенковский) кодекс чести спортсмена, который требует уважать соперника

Но дело не только в этом. Сама команда явила яркий местечковости, сначала бездарно провалившись в матче с "Легией" и лишившись евросезона, а затем устроив корриду в матче с армейцами. Да прояви спартаковцы хоть треть жажды борьбы, явленной в дерби, в матче с поляками, и Лига Европы была бы у них в кармане.

Однако "Спартак" проявил себя как настоящий середняк, для которого важно засветиться в игре с лидером, а на остальные матчи можно и вовсе наплевать. А уж про Европу и говорить нечего – зачем нужна эта обуза, верно?


Для вот такого "Спартака", местечкового, для которого не важна собственная репутация, который устами клубного босса объявляется жертвой "судейского заговора", Веллитон – то, что надо.

Но оставим Карпину и Федуну разбираться во внутренних проблемах "Спартака". Я ещё хочу сказать о внешней составляющей, о том, какие мы сами, люди, приходящие на трибуны.

Вот игрок команды соперника получает тяжёлую травму. И что обычно несётся с трибун? Радостное "уноси, уноси"! Это проявление чего? Духа спортивной борьбы? Или яркое свидетельство отсутствия достаточного количества серого вещества в голове?

Мы приходим смотреть яркий, бескомпромиссный матч. Мы хотим победы, но хотим её над сильным и достойным соперником. И разве добавит радости этой победе тот факт, что ключевой игрок соперника получил травму?

Если послушать "Лужники" – то да, несомненно. Когда Акинфеева понесли на носилках с поля, переполненные красно-белые сектора отреагировали на это такой овацией, будто "Спартак" только что выиграл Лигу чемпионов. Потом некоторые зрители с этих секторов звонили на "Радио Спорт" и гневно возмущались: Акиннфеев показывал нам непристойные жесты!

Ужас, конечно. Но вот беда – не было у травмированного вратаря с собой такого зеркала, чтобы показать трибунам, до чего же они отвратительно выглядят в этот момент в своём животном ликовании. Воистину, повезло старику Пьеру де Кубертену, что он не дожил до подобного торжества высоких спортивных принципов.

Повторяю – не только спартаковцам свойственно подобное животное проявление низменных чувств. Просто в данной ситуации это было очень показательно. И потом, когда мы начинаем требовать проявления высоких качеств от спортсменов, неплохо бы вспомнить, что мы сами из себя представляем.

У нас на носу два важнейших матча сборной. И в сухом остатке мы имеем тот уже неоспоримый факт, что сборная осталась без основного вратаря. Совершенно определённо, очков ей это не добавит. Я очень надеюсь, что Малафеев справится. А ещё очень надеюсь, что в своей жажде победы мы не будем ждать от Павла Погребняка или Александра Кержакова нанесения травмы вратарю сборной Ирландии.

А если, не дай Бог, это всё-таки произойдёт, то трибунам, яростно болеющим за Россию, хватит достоинства проводить выбывшего из строя соперника аплодисментами.

Спорт появился для того, чтобы пробудить в человеке его лучшие качества, а не низменные инстинкты. Иначе это уже не спорт, а поножовщина в пивной.

* * *

Александр Горбунов в блоге на сайте издания "Спорт день за днем" пишет о роли профсоюзных организаций в современном футболе.

Российский чемпионат продолжается, путь "Жемчужины", не исключено, придется пройти "Томи" и, быть может, по завершении второго круга еще одному-двум клубам премьер-лиги и первого дивизиона. Профсоюзные организации в ситуации эти (да и в другие тоже) не вмешиваются. Их, между тем, – организаций – в футболе России становится все больше и больше.

Прежде чем попросить у Самюэля Это’О футболки "Анжи" для себя и своих сыновей, опытный в политике президент Камеруна так напутствовал звездного посланца в российскую премьер-лигу: "Ты, Самми, в первые дни не торопись, оглядись, послушай, что люди говорят, и только потом принимай решение о том, в какой профсоюз вступать. Тебя будут прессовать все три. Да-да, у них в футболе три профсоюза – страна огромная, дюжину-другую Камерунов, а то и больше, можно разместить на ее территории. Прессовать будут, потому что один процент взносов от зарплаты, тем более – твоей, на дороге не валяется. Ни при каких обстоятельствах не забывай, Самми, – пусть даже наступит день, когда тебе не на что будет купить гамбургер в уличном киоске, – слова вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина: "Профсоюзы – школа коммунизма".

Неизвестно, встречали во "Внуково-3" чартер с Это’О представители российских футбольных профсоюзов или же не поспели к событию, по антуражу напоминавшему прибытие в Грозный Руда Гуллита. Известно лишь, что профсоюзные лидеры занимаются пока привычным для бюрократических организаций выбором: с кем дружить и против кого дружить на данном историческом этапе.

После того как российское футбольное профсоюзное сообщество стали представлять сразу две антагонистично настроенные одна к другой группировки, никому и в голову не могло прийти, что появится еще одна. Одну группировку приняли в международную организацию – Федерацию профессиональных футболистов, другую приютил под своим крылышком Российской футбольный союз, для которого первая группировка – словно заноза, приобретенная в результате непрекращающегося ерзания по неотполированной лавочке. Пока обе группы выясняют, какая из них для футбола важнее и главнее, объявилась еще одна профсоюзная бригада. Состоялась учредительная конференция футбольного профсоюза, назвавшего себя Межрегиональным. Название, судя по всему, временное. Действительно, ну что такое – межрегиональный? Непонятно и отдает политикой. В ближайшее время новичка ждет переименование в Российский футбольный профсоюз.

Профсоюз футболистов и тренеров, тот самый, что имеет выход на международную арену, возглавляет Владимир Леонченко, бывший футболист, давно превратившийся в функционера. Общероссийский профсоюз футболистов, приголубленный РФС, пребывает под началом Вагиза Хидиятуллина, лет двадцать, наверное, назад примкнувшего к профсоюзному движению. Президентом новой организации стал Александр Тарханов. И если появление третьего профсоюза, сразу объявившего о том, что он намерен работать в связке с хидиятуллинской организацией, понятно и объяснимо (дополнительная для РФС сила, чтобы справиться с непослушными
В России, впрочем, все возможно, и появление в Книге рекордов Гиннеса специалиста, одновременно работающего главным тренером клуба и профсоюзным боссом, вряд ли кого удивит

леонченковцами; "Мы, – уже донеслось из "стана номер 3", – хотим быть профсоюзом, который оказывает помощь РФС"), то фамилия его руководителя, признаться, удивила. Александр Тарханов – по-прежнему практикующий тренер, без работы оставшийся, надо полагать, на короткое время: нет сомнений в том, что он уже получает стоящие предложения и тем более будет получать их осенью. И что же, возглавив, скажем, команду А (в премьер-лиге ли, в первом дивизионе – значения не имеет), он не выпустит из рук профсоюзный руль? Выпустит. В России, впрочем, все возможно, и появление в Книге рекордов Гиннеса специалиста, одновременно работающего главным тренером клуба и профсоюзным боссом, вряд ли кого удивит.

Если пиво, как известно из бессмертного произведения, "отпускается только членам профсоюза", и все российские футболисты, кого только на сей счет ни пытали въедливые интервьюеры, в один голос говорят, что, когда им хочется выпить пивка, они бегут в ларек только за иностранным продуктом, то трансферные окна открываются и закрываются в полном соответствии с регламентом ФИФА – конторы, ко всем вместе взятым тред-юнионам относящейся скептически.

Летнее исключением не стало. Игроки, дважды в год пребывающие в режиме ожидания открытия-закрытия окошек, делятся на несколько категорий. Одним не терпится поменять клуб внутри страны и стать, скажем, очередным вратарем московского "Спартака", прошедшим через ярославский "Шинник". Другие горят желанием отправиться за границу, но их туда никто не зовет – мини-бум на русских, проявившийся было после Евро-2008, исчез столь же мгновенно, как и возник. Третьи стремятся вернуться из-за рубежа домой, но не всем хватает жирковской воли перебраться из западного далёка в родные пенаты и не всем – это в скобках – предлагают такую, как Юрию Жиркову, компенсацию за сам факт возвращения. Четвертые сообщают о готовности немедленно оставить свои клубы и отправиться в Россию за "северной надбавкой", к которой теперь агенты игроков с удовольствием приплюсовывают то, что Валерий Карпин назвал "надбавкой махачкалинской".

Существует еще одна, пятая группа футболистов, которые, как кажется окружающим, ни за какие коврижки не собираются сниматься с насиженного годами места, однако с неменьшим трепетом, нежели представители первых четырех, ожидают начала трансферного сезона. Они старательно собирают информацию о финансовых возможностях российских клубов и неназойливо, обычно это происходит за неделю до закрытия окна, принимаются легонько шантажировать своих руководителей, вбрасывая в прессу информацию о якобы поступающих им сладких предложениях. Они, конечно, на эти предложения не зарятся, никуда уходить не собираются, но надо бы, толсто намекают, и дома, – раз так складывается, – прибавить. Те, кто будто бы зовет, сулят семь миллионов евро в год, здесь сейчас полтора, вот до трех-четырех и желательно было бы приподнять.

Сложно, разумеется, назвать имя первого мастера, придумавшего вместе с агентами простой способ выкачивания дополнительных средств из работодателя. Да и не российское это, не сомневаюсь, изобретение. Скорее всего, выросло оно из общепринятой в мировом футболе практики, когда какому-либо игроку внезапно приписывают интерес, якобы проявляемый к нему сразу несколькими клубами, и этот нехитрый маневр, даже несмотря на то, что все о нем знают, автоматически поднимает цену на футболиста и заставляет задуматься клуб, которому он принадлежит.

А можно и не вбрасывать информацию в прессу, с которой, стоит заметить, старательно работают нынче – через собственных пресс-атташе (раньше таковых в природе не было, а сейчас появились – умелые дозировщики слухов, выбирающие, кому, когда и что сказать, а с кем вообще не иметь дела) и знакомых репортеров – почти все мало-мальски известные футболисты. Можно поступить гораздо проще. В лифте отеля, например, сообщить в присутствии своего агента клубному руководителю о том, что не исключена в самое ближайшее время возможность перехода, скажем, в "Спартак". Сообщить, выйти из лифта, поужинать, в середине следующего дня получить новый контракт с заметно улучшенными финансовыми условиями, и спустя короткое время перебраться не в "Спартак", а в Лондон, оперируя при подписании тамошнего соглашения документом, фактически выбитым в лифте.
XS
SM
MD
LG