Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о бесланской трагедии


Жертвами трагедии в Беслане стали 334 человека, больше половины из них - дети

Жертвами трагедии в Беслане стали 334 человека, больше половины из них - дети

В "Гранях времени": кинодокументалист Владимир Синельников и спецкорр "Новой газеты" Елена Милашина.

В Беслане с четверга, 1 сентября, в седьмую годовщину захвата школы террористами начались траурные мероприятия. С самого утра к зданию школы люди начали приносить цветы, венки и бутылки с водой - чтобы напомнить о мучениях заложников, которым в течение трех дней не давали пить. В траурных мероприятиях принял участие президент Северной Осетии Таймураз Мамсуров, дети которого тоже были в заложниках. 3 сентября - в день штурма школы - церемония пройдет на мемориальном кладбище "Город ангелов", где похоронены погибшие.


Владимир Кара-Мурза: Исполняется 7 лет бесланской трагедии. 1 сентября 2004 года группа террористов захватила 1128 заложников в школе североосетинского города Беслана. В результате теракта погибли 186 детей и 148 взрослых. Ранения получили 728 бесланцев и 55 сотрудников силовых структур. При штурме здания школы были убиты 12 работников спецслужб и один местный житель, помогавший освобождать заложников. Большинство боевиков было убито в ходе штурма. Единственный задержанный террорист Нурпаши Кулаев осужден пожизненно. Пострадавшие и родственники погибших на протяжении семи лет не добились ответа на поставленные ими вопросы: почему стало возможным беспрепятственное проникновение террористов на территорию республики и захват ими школы? Почему не велись переговоры, а также по чьей команде велась стрельба из танков, огнеметов и гранатометов по школе, переполненной заложниками? 2 сентября в 15.00 на пересечении улиц Сигова и Мира в Беслане пройдет церемония открытия архитектурно-скульптурной композиции "Добрые ангелы мира", а в 20.00 пройдет просмотр слайдов во дворе школы и зажгутся памятные свечи. 3 сентября во дворе школы пройдет заупокойная панихида по погибшим. Кто в ответе за трагедию Беслана? Об этом мы беседуем с кинодокументалистом Владимиром Синельниковым, автором фильма "На краю" из цикла "Третья мировая началась" и Еленой Милашиной, спецкором "Новой газеты". Мы знаем, что в рамках этих траурных мероприятий должна была состояться премьера вашего фильма "На краю". Почему этого не случится?

Владимир Синельников: Мы сняли этот фильм, в котором кроме пленок, которые дали нам все, есть и наши собственные пленки, которые мы снимали там. И тогда не было такого величественного комплекса на
Нас попросили прислать фильм заранее, мы прислали фильм заранее. И руководство республики, не хочу называть фамилию этого человека, который принял это решение – это один из элиты руководства республики, сказал, что, наверное, не стоит ворошить прошлое, не стоит, чтобы люди переживали еще раз

кладбище, где погребены несчастные дети. Тогда это были деревянные кресты и свежие могилы. Это все есть в нашей картине. Мы предложили руководству республики завтра, 2 числа, показать этот фильм и показать последний фильм нашего цикла "Третья мировая началась" о борьбе с международным терроризмом. Нас попросили прислать фильм заранее, мы прислали фильм заранее. И руководство республики, не хочу называть фамилию этого человека, который принял это решение – это один из элиты руководства республики, сказал, что, наверное, не стоит ворошить прошлое, не стоит, чтобы люди переживали еще раз. Не будем показывать. Но приезжайте, будете вместе с нами. Мы поблагодарили за это, выразили глубокое сочувствие родственникам погибших детей, и отказались приехать. Потому что вот этот поступок не показать то, чем должна стыдиться власть, он свидетельствует о том, что правды еще ждать придется еще 7 лет или сколько – понять не могу. Я убежден, что то, что сегодня не названы те люди, которые не дали указание, чтобы вспыхнула крыша и чтобы загорелась школа, пока эти люди не будут названы, а имена их знают все, но чтобы назвали эти имена, до этих пор картину в Беслане не увидят.

Владимир Кара-Мурза: Ответов на какие вопросы до сих пор боится власть?

Елена Милашина: Их так много по Беслану на самом деле. Потому что за это время, за 7 лет, что прошло с момента трагедии, с самого начала, с самого первого дня до сегодняшнего дня власть предоставляет обществу неправдивую информацию об этом теракте. Ситуация в данном случае
...у следствия, у всей страны, которая смотрит и получает информацию о Беслане с экранов телевидения, совсем другой теракт в представлении, он очень упрощен, он доведен до черно-белой картинки, когда виноваты только террористы, а власть ни причем

уникальна. Потому что потерпевший Беслан и вообще бесланский теракт один из самых изученных, расследованных терактов, где практически все обстоятельства трагедии поминутно установлены. И у потерпевших в Беслане своя картина, которая аргументирована реальностью, фактами, а у следствия, у всей страны, которая смотрит и получает информацию о Беслане с экранов телевидения, совсем другой теракт в представлении, он очень упрощен, он доведен до черно-белой картинки, когда виноваты только террористы, а власть ни причем. Но с самого начала, с момента возникновения террористов таких, как Басаев в нашей стране, до момента их прихода в Беслан, до возможностей беспрепятственного захвата школы, власть несет за это ответственность. А все, что касается первого, второго, третьего сентября, статистикой установлено железно, что от рук террористов погибло гораздо меньше заложников, чем от тех, кто должен был их спасать. Вопросов огромное количество.
Самый главный на самом деле вопрос, конечно же, их несколько. Первый: почему скрывали количество заложников с самого начала, хотя в первые часы власть знала, какое количество заложников находится в школе, что их не меньше тысячи. Второй вопрос: почему не велись переговоры, не были выполнены требования террористов? Потому что помимо политических требований, которые были заявлены, были еще требования привести переговорщиков, с которыми они хотели бы говорить. Эти переговорщики известны – это Дзасохов, это Зязиков, который возможно не был бы переговорщиком, террористы хотели с ним поквитаться, мы этого не знаем, это Рушайло или Рошаль, здесь нет единства в мнениях, и четвертый человек – это Аслаханов, который стал четвертым переговорщиком, которого потребовали террористы. Он об этом сам говорил 3 сентября. Я свидетель, у меня осталась магнитофонная запись, когда после штурма школы он вышел к журналистам и сказал, что 1 сентября связался с террористами, они ему назвали количество заложников – 1200 человек. Все три дня говорили о 350 заложниках официально. Этих четырех человек террористы потребовали к переговорам. Это было первое и единственное требование, которое дошло от террористов, остальное было изложено на бумаге, которую вынес Аушев. Выносил ли он эту бумагу – тоже неизвестно, потому что Руслан Аушев так и не пришел в суд, когда был суд над единственным вышившим террористом Кунгаевым, не дал своих показаний. Ему не дали их дать, не дали вызвать потерпевших генералов ФСБ, которые руководили на самом деле штурмов – это Тихонов, Проничев, Анисимов, те люди, которые реально управляли ситуацией, которые сделали все, чтобы уничтожить террористов и практически ничего не было сделано, чтобы спасти заложников. Вот это самый главный вопрос для людей. Потому что шансы спасти заложников всегда есть, если с ними вести переговоры – это раз. Здесь мог принять участие в переговорах сам Масхадов, по крайней мере, Закаев. Было получено согласие Закаева, я с Закаевым тоже говорила, говорила с Литвиненко, который передал мне за два месяца до своей гибели в Лондоне запись переговоров Аушева и Закаева. Можно было их вовлечь в эту ситуацию, попытаться спасти хотя бы детей. Этого сделано не было. Вот этого простить не могут, это требуют признать. К сожалению, власть не только не признает, она просто издевается над потерпевшими все 7 лет, издевается просто, я бы сказала, цинично, потому что издеваются над ними первые лица государства, и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев теперь пошел по этой дороге. Они встречаются с потерпевшими, они дают надежду и ничего.

Владимир Кара-Мурза: Валерий Борщев, бывший депутат Государственной думы, член Московской Хельсинкской группы, напоминает о малоизвестных страницах бесланской истории.

Валерий Борщев: Мы прекрасно знаем, что были проведены переговоры с Масхадовым, что он был готов приехать в Беслан, он был готов поговорить с террористами. И вполне возможно, что он остановил бы их злодейство, и трагедии бы не было. Во всяком случае, такая возможность была. Так вот это посчитали самым страшным, самым недопустимым. Уж лучше, решили, пусть погибнут дети, чем мы вступим в переговор с нашим врагом – с Масхадовым. Это серьезный был выбор перед властью, перед правительством, перед Путиным, перед всеми: или спасти детей, пойти на компромисс, пойти на переговоры с врагом, или, не уступая ничем врагу, пожертвовать жизнью этих малышей.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG