Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Довлатов и премия его имени


Сергей Довлатов. Нью-Йорк, 1989 г. Фото Н.Аловерт

Сергей Довлатов. Нью-Йорк, 1989 г. Фото Н.Аловерт

1 сентября в Санкт-Петербурге началась Международная конференция "Вторые Довлатовские чтения", которая открыла юбилейные мероприятие, посвященные 70-летию писателя Сергея Довлатова.

В конференции принимает участие писатель, обозреватель Радио Свобода Иван Толстой.

Вторые Довлатовские чтения происходят через 13 лет после первых. И за это время, конечно, накопилось очень много и докладчиков, и тем для всевозможных докладов. Но, как известно, графоманы бывают не только среди писателей, но и среди литературоведов. Поэтому назвать эту конференцию зажигательной в каждую свою минуту невозможно. Наверное, этого и не стоит требовать. Но есть некоторые доклады, который действительно ее украшают.

Здесь собрались люди, профессионально изучающие Довлатова, публикующие его и комментирующие. Например, профессор Петербургского университета Игорь Сухих построил свой доклад вокруг проблем комментирования Довлатова. А проблемы эти существуют, потому что Довлатов – писатель, еще недавно живший и в Петербурге, и в Ленинграде, и в Нью-Йорке. И многие герои его произведений живы. Вот как, например, написать в комментарии о человеке, живущим и здравствующим, который в одном из довлатовских рассказов называется своим настоящим именем, и там сказано, что он болен триппером?! Проверять ли эту информацию, оставлять ли ее без комментариев и тем самым соглашаться с тем, что написал Довлатов, – а может быть писать запрос в кожно-венерологический диспансер... Ответа на этот вопрос нет.

Татьяна Никольская рассказывала о влиянии писателя 20-х и 30-х годов, ленинградского прозаика Константина Вагинова на довлатовское окружение и о том, что вагиновские словечки, ситуации, герои отразились в прозе 60-х, 70-х и 80-х годов. Александр Генис, приехавший из Нью-Йорка, рассказывал о работе Довлатова в газете "Новый американец" и на Радио Свобода.

Но помимо выступлений на конференции есть и другие события – не только доклады, но и всевозможные презентации. К Довлатовским чтениям выпущено несколько книг. Например, это сборник писем Сергея Довлатова самым разным лицам – и родственникам, и писателям. Сборник этот отличается от той книги, которая называлась "Сквозь джунгли безумной жизни", вышедшей несколько лет назад в Петербурге. В новом издании оно сокращенное и дополненное одновременно. В новом издании нет писем Довлатова к Людмиле Штерн. Они исключены по просьбе вдовы писателя Елены. Нет еще некоторых писем, но зато появился корпус переписки Довлатова с Виктором Некрасовым, а также еще некоторая эпистолярия. Вышли и 4 тома, во всяком случае, два точно продаются и два, кажется, совсем на подходе, – "Комментированный Довлатов". Это несколько его всем известных сборников рассказов, которые прокомментированы Игорем Сухих.

Параллельно также проходит несколько выставок. Одна из них открыта в редакции журнала "Звезда", где проходил первый день Довлатовских чтений и 3 сентября, в его день рождения пройдет третий. Это выставка фотопортретов "Довлатов и его окружение" работы Нины Аловерт, известного балетного фотографа и фотолетописца русского Нью-Йорка 70-х-80-х годов. В Ахматовском музее, где Довлатовские чтения были продолжены 2 сентября, открыта выставка "Нью-Йорк Сергея Довлатова" с огромными воспроизведениями полос еженедельника "Новый американец", в котором были довлатовские фотографии, рисунки, колонки редактора и другие статьи. Сделан впечатляющий и очень большого масштаба монтаж.

3 сентября, в день рождения Довлатова, будет показан новый документальный фильм российско-американского режиссера-документалиста Сергея Коковкина.

Мой доклад посвящен полуанекдотической-полууголовной истории похищения редакционного портфеля газеты "Новый американец" в 1981 году, через полтора года после того, как начала выходить газета Довлатова, Петра Вайля и Александра Гениса. Это история похищения редакционного портфеля и немедленного выпуска новой газеты под названием "Новый свет". По-существу, друзья просто уперли готовый номер и буквально через несколько дней выпустили его под другим названием. Оставшиеся в редакции "Нового американца" журналисты вынуждены были немедленно формировать новые номера и продолжать выпуск газеты под прежним названием "Новый американец". Это была авантюра, и ее участники-организаторы никогда не скрывали, что это авантюра, что они пошли на настоящее правонарушение, в течение 8 недель выпуская "Новый свет", который мало кто видел, – а в России тем более.

Я, разумеется, не первый, кто поднял подшивки этих газет и рассказываю, что же тогда произошло, что наполняло страницы "Нового света". Я сопоставляю два еженедельника и показываю, насколько они перекликались, насколько отталкивались друг от друга, чему было отдано предпочтение и т. д. Если говорить в двух словах, "Новый американец", то есть брошенный еженедельник, немедленно сделал разворот в сторону Солженицына. А "Новый свет", то есть газета, которую Вайль, Генис и Довлатов создали на обломках "Нового американца", выбрала Синявского. Вот, собственно, между этими двумя полюсами и проходила та энергетическая, литературная и эстетическая дуга и напряжение, которые и представляют, на мой взгляд, интерес к этой теме.

3 сентября были объявлены лауреаты довлатовской премии, которая ежегодно присуждается редакцией журнала "Звезда".
Довлатовская премия была учреждена еще в 1995 году. И присуждалась она за лучший рассказ автору, либо живущему в Петербурге, либо напечатавшемуся здесь. В этом году премиальные условия были изменены. Конкурс стал всероссийским. Вручается приз за достижения в прозе 2010-2011 года, денежное выражение премии – 100 тыс. рублей.

Довлатовская премия традиционно вручается в день рождения писателя – 3 сентября. В этом году отмечается 70-летие со дня его появления на свет. Вручение премии в этот раз прошло в рамках 3-дневной конференции по творчеству Довлатова. Научная и праздничная части были организованы Союзом писателей Санкт-Петербурга, редакцией журнала "Звезда" и Фондом Бориса Ельцина.

В жюри премии в этот раз вошли Андрей Арьев, Александр Генис, Валерий Попов, Елена Скульская и Татьяна Толстая. Они отобрали из сотни претендентов шестерых – Андрея Аствацатурова, Лору Белоиван, Игоря Голубенцева, Эдуарда Кочергина, Владимира Сорокина и автор (а может быть авторесса) под самоустраняющимся псевдонимом "Фигль-Мигль".

Некоторая интрига развилась вокруг самого достойного, имя которого почти у всех было различным. Двое судей – Александр Генис и Татьяна Толстая – страстно отстаивали кандидатуру писательницы из Владивостока Лоры Белоиван, которую они публично, еще до объявления победителя, назвали "несправедливо отклоненной", раскрыв тем самым существующий конфликт в жюри. Татьяна Толстая поклялась всеми доступными ей способами продвигать талантливую писательницу и пророчила ей яркое будущее.

Хвалебные слова звучали и в адрес двух очень популярных молодых питерских прозаиков Андрея Аствацатурова и Игоря Голубенцева. Бесспорной казалась и кандидатура Владимира Сорокина, но оказалось, что не в Петербурге или не у данного жюри, хотя Александр Генис ратовал за сорокинскую "Метель" не меньше, чем за Лору Белоиван.

Все-таки победителем вышли не те и не другие, а петербургский художник и прозаик Эдуард Кочергин, автор прославленной "Ангеловой куклы", сборник рассказов из приключенческой жизни самого автора. Повествовательная манера Кочергина – некий гибрид Довлатова и Варлама Шаламова. Драматургичность кочергинских построений и редчайший дар диалогов героев сделали писателя несомненной звездой последних лет. В этот раз премия Кочергину была присуждена за его последнюю книгу "Крещеные крестами" с подзаголовком "Записки на коленях".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG