Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эколог Сурен Газарян – о "дворце Путина", даче Ткачева и олимпийской стройке


Дача губернатора Краснодарского края Ткачева. Фото с сайта "Экологическая вахта по Северному Кавказу"

Дача губернатора Краснодарского края Ткачева. Фото с сайта "Экологическая вахта по Северному Кавказу"

Эколог Виктор Чириков, приговоренный к пятнадцати суткам ареста, держит голодовку в спецприемнике МВД Туапсе. 27 августа Чириков и его товарищи были задержаны в Голубой бухте у дачи губернатора Краснодарского края Александра Ткачева.

Один из участников этой акции член совета Экологической вахты по Северному Кавказу Сурен Газарян рассказал РС о том, что волнует черноморских экологов: строительстве олимпийских объектов и роскошных особняков в природных заповедниках.

– Вы не в первый раз проводите акции у дачи Ткачева в поселке Бжид. Почему она заинтересовала экологов?

– Потому что мы увидели, что там происходят нарушения Лесного и Водного кодексов. Вокруг большого участка леса площадью около 10 гектаров расположен сплошной забор, и на берегу Черного моря он продолжается, там стена бетонная. Люди не могут пройти. А за забором вырублены два-три гектара пицундских сосен, которые занесены в Красную книгу. Все это сделано без положенных по закону проектов, общественных обсуждений, экологической экспертизы. И это вызов для общества: губернатор позволяет себе фактически уголовное преступление – вырубку краснокнижных видов.

– Когда это строительство началось?

– Еще в 2005 году. Но интенсивно в лесной фонд вторгаться и строить стены они стали в конце 2009 года. Сначала был огорожен колючей проволокой лес, потом начали строить капитальный забор и стены на берегу.

– А сам Ткачев там живет?

– Он там бывает. Говорят, что прилетает на вертолете. Сейчас захвачено 10 гектаров, а по выписке из государственного земельного кадастра Александру Николаевичу Ткачеву принадлежат 10 соток. Этот участок у него на правах аренды, он даже его в декларации указал. А вокруг этого участка 10 гектаров просто незаконно огорожены забором, такое поместье.

– И вам удалось туда проникнуть?

– Мы доплыли на матрасах. Не могут же они всё море огородить. Мы где-то час плавали, и не смогли они с нами ничего сделать. Они были очень злые, как рассказывают очевидцы.

А Виктор Чириков пытался пройти вдоль речки, по берегу выйти к морю, но его задержали сотрудники полиции, которые постоянно дежурят на этой даче. По закону вдоль речки общедоступная береговая полоса. Но там ждали сотрудники полиции и охрана этой дачи. "Альфа-Нева" называется. Один из охранников подбежал к Виктору, ударил его несколько раз. После этого сотрудники полиции набросились на Виктора, повалили его, надели наручники и вывели. Потом задержали еще двоих. Всех увезли в поселковое отделение полиции.

Меньше месяца назад, когда Путин и Медведев отдыхали в Сочи, к этому дворцу подходила яхта "Олимпия", которая принадлежит Владимиру Путину. С этой яхты кто-то посещал дворец
Мы сразу же приехали, была его жена, сын, но они отделение оцепили и никого не пропускали в дежурную часть. У нас не было никакой возможности с ними переговорить. Их увезли в Туапсе и в тот же день судили, дали 15 суток Чирикову и по пять суток двум другим людям. То есть там невозможно было ни адвоката им дать, свидетелей пригласить, суд был закрытый. Их привезли, завели и закрыли суд. Через два дня прошел апелляционный суд по такому же сценарию, адвоката не допустили, сказали ему, что суд будет завтра. Он пришел утром, ему сказали, что суд прошел вечером. То есть сделали так, чтобы ни свидетели, ни адвокат не смогли попасть на процесс. Теперь Виктор будет сидеть еще до 10 сентября. Он голодовку объявил.

– В феврале вы также пытались проникнуть на территорию "дворца Путина". Тогда после заявления бизнесмена Сергея Колесникова представители Путина от здания открестились, оно было якобы перепродано. Вас тогда задержали примерно таким же образом, как и сейчас Виктора Чирикова, и отобрали личные вещи. Вернули?

Фото из блога Сурена Газаряна
– Нет, вещи не вернули. Просто невозможно найти концов, куда наше заявление попало. Потому что в милиции говорят, что они его направили в следственный комитет, следственный комитет говорит, что они направили в военную прокуратуру, поскольку там сотрудники ФСО были задействованы. А военная прокуратура – закрытая структура, в которую непонятно как обращаться. В итоге вещи нам не вернули, и вообще по этому делу не идет никаких движений. А все, что связано с этим «дворцом», тут люди отслеживают. Меньше месяца назад, когда Путин и Медведев отдыхали в Сочи, к этому дворцу подходила яхта "Олимпия", которая принадлежит Владимиру Путину. С этой яхты кто-то посещал дворец, и потом этот же кто-то уехал из дворца. Мы это опубликовали, но никаких опровержений не последовало.

– А само строительство продолжается?

– Там идут отделочные работы. Мы в июне на берег этого дворца ходили, купались демонстративно и видели, что там шахту лифта доделывали, на берегу какие-то берегоукрепительные работы ведутся. Я думаю, что он практически закончен.

– На побережье еще есть объект, известный как "дача патриарха", да, наверное, немало таких зданий, принадлежащих людям, которые очень не хотели бы, чтобы об этой их недвижимости знали. Вы ведь даже устраивали "марш по украденному Черноморью".

– Это была инициатива движения "Открытый берег", но она окончилась примерно так же, как и большинство гражданских акций. После этого марша люди подошли к воротам «дачи патриарха» и потом пришли на пляж, начали купаться. Приехала милиция и арестовала Кирилла Гончарова из молодежного "Яблока" и Сергея Менжерицкого, лидера движения "Открытый берег". Они абсолютно ничего не нарушили, но им написали, что они не повиновались законным требованиям сотрудников полиции. Все эти марши власть жестко подавляет, они боятся, что их гнезда или поместья отнимут или хотя бы люди узнают, что за этими стенами скрывается.

– А много таких "гнезд"?

– Около десятка – это то, что мы знаем.

– Дача Ткачева, "дворец Путина" и "дача патриарха". Что еще?

– Дача Патрушева, дача Казанцева… Мы занимались только теми, которые непосредственно связаны с нарушением природоохранного законодательства. Там, где вырубается лес, ценные экосистемы страдают. Мы не ставили политических целей, наша цель – сохранение леса, сохранение моря. Это все началось с кампании по борьбе с резиденцией Медведева, которую хотели строить на Утрише прямо в центре заповедника. Гражданские активисты заблокировали это строительство, и до сих пор оно не началось, мы его сдерживаем. Там сейчас организовался экологический пост, люди постоянно живут и смотрят. Там уже начали строить дорогу и вырубили очень много краснокнижных деревьев. А если там начнут строить резиденцию, это будет катастрофа. Потому что это самый ценный участок заказника Большой Утриш, который вообще-то сделали заповедником, но это место под резиденцию вырезали. У "дворца Путина" уже вырублено порядка 6-7 гектаров пицундской сосны, которой на побережье не так много. И они своим забором закрыли один из самых крупнейших массивов пицундской сосны на побережье. То есть он теперь внутри поместья. И там могут делать, что угодно, туда люди пройти не могут, не говоря уже о контроле, просто физически проникнуть невозможно. Они там что-то строят, что-то рубят, и мы об этом ничего не знаем.

– Есть еще одна забота у вас – олимпийское строительство в Сочи. Наверное, по масштабу нарушений оно перехлестнуло любые дачи?

Спешка растет, срок близится, они не успевают. И сейчас они просто наплевали на все природоохранные ограничения и строят как попало. Там сотни гектаров лесов вырублено. Причем лесов уникальных для России. Это боль наша, и ничего мы с этим сделать не можем, потому что это личный проект Владимира Путина
– Да, конечно, это несравнимо по масштабу, и вообще это катастрофа экологическая. Все наши попытки хоть в какое-то цивилизованное русло ввести этот процесс строительства провалились. Спешка растет, срок близится, они не успевают. И сейчас они просто наплевали на все природоохранные ограничения и строят как попало. Но это по масштабам ни с чем не сравнимо, таких прецедентов нет, чтобы такое масштабное строительство велось в национальном парке. Там сотни гектаров лесов вырублено. Причем лесов уникальных для России. Это боль наша, и ничего мы с этим сделать не можем, потому что это личный проект Владимира Путина и никто не может его не только остановить, но даже как-то скорректировать.

– А что, помимо вырубки лесов?

– Загрязнение Мзымты. Полное разрушение экосистем. Там не только леса вырубаются, но там просто ландшафт полностью преобразован. Эта уникальная долина, где были девственные леса, чистая вода, а там сейчас прокладывают совмещенную дорогу Адлер – Красная поляна. И там просто ландшафт изменился, все в бетоне, в строительном мусоре. Из этих тоннелей вытекает непонятная жидкость. Недавно было загрязнение Мзымты какой-то пеной, которая на протяжении 30 километров покрыла реку толстым слоем, ее вынесло в море, и она еще море покрыла, несколько километров берега. Понятно, что все отдыхающие разбежались. Сейчас начались геологические проблемы, связанные со строительством. Повсеместно оползни идут. Где-то складируют грунт, который тоже оползает в национальный парк. Где-то постройки незаконные начинают рушиться. Там просто масштабная катастрофа, связанная с тем, что никакого единого плана не было и строится все этого до сих пор без единого менеджмента. Мы закладываем мину замедленного действия, потому что последствия будут позже, через 5-10 лет там просто будет катастрофа после всех этих вырубок, этих изменений русла. Трудно даже представить, что будет.

– Хоть кто-то из местных чиновников понимает, что все это ведет к катастрофе?

– Понимают все. Но политическая воля задействована, причем воля не президента, а председателя правительства. Потому что Медведев говорит правильные вещи. 28 июня было совещание неправительственных организаций, Медведев дал ряд поручений по Сочи. Ни одно из них до сих пор не выполнено. Понятно, что сочинский проект – это проект Владимира Путина, и никто не может его скорректировать. Мы общались с чиновниками сочинской администрации. Даже мэр города Пахомов все понимает. Но, к сожалению, от этих людей в данной ситуации ничего не зависит.

– Сурен, вы занимаетесь опасными расследованиями. Не страшно? Угрожали вам?

– Угрожали, но пока я не чувствую серьезной опасности, хотя семья немного опасается. У нас есть пример Жени Чириковой, которая мужественно борется с не менее коррупционным проектом, и мне на ее фоне грех жаловаться.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG