Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что стало с Движением неприсоединения? 50-летний юбилей в Белграде

Ирина Лагунина: В столице Сербии Белграде прошла двухдневная юбилейная конференция государств-членов Движения неприсоединения, связанная с 50-летием этой организации. Её основали лидеры Югославии Иосип Броз Тито, Индии Джавахарлал Неру, Индонезии Сукарно и Египта Гамал Абдел Насер. На сегодняшний день движение включает 118 государств и ещё 20 стран имеют статус наблюдателей. Да, Движение неприсоединения больше не имеет такого политического значения, какое имело в 60-е и 70-е годы прошлого века, однако не стоит все-таки забывать, что в государствах-членах движения живет большинство населения земного шара. О нынешней встрече в Белграде рассказывает Айя Куге.

Айя Куге: Свой пятидесятилетний юбилей Движение Неприсоединения отпраздновало в Белграде относительно скромно, без больших торжеств и без финального документа встречи. Выступавшие представители лишь подтвердили приверженность изначальным принципам своей организации, установленным 50 лет назад: борьба за мир, безопасность, экономическое развитие и социальное равенство в мире. На самом деле, на белградской конференции и не было предусмотрено принятие какой-то официальной декларации, однако ожидалось, что неприсоединившиеся всё-таки, перед голосованием в ООН, выступят с призывом признать независимость Палестины, но и этого не произошло. Поэтому в белградской прессе конференция была воспринята как воспоминание о “славном прошлом титовской Югославии”, с которым нынешняя Сербия мало чем связана.
Наш собеседник – белградский учёный, доктор исторических наук Драган Богетич – один из редких специалистов в бывшей Югославии по вопросам Движения неприсоединения. О первой встрече этой организации, созданной по инициативе Иосипа Броз Тито 50 лет назад, Богетич рассказывает так:

Драган Богетич: Та, первая конференция была проведена после визитов Иосипа Броз Тито в Африку и Азию. В ходе трёх длинных поездок в страны этих континентов он пытался договориться с их лидерами о формировании этого движения. К инициативе Тито присоединился президент Египта Гамаль Абдель Насер, затем президент Индонезии Сукарно, а премьер-министр Индии Джавахарлал Неру вначале был сдержанным. Саммит в Белграде состоялся в сентябре 1961 года и был важен тем, что впервые на в одном месте собрались лидеры 25 неприсоединившихся стран, которые приняли специальную декларацию о том, на каких принципах должна быть основана политика такого движения, задуманного как альтернатива системе блоков. Это было время опасного обострения отношений между двумя сверхдержавами, и поэтому 50 лет назад в Белграде было принято решение отправить письмо новому президенту США Кеннеди и в СССР Хрущеву с требованием к обоим срочно встретиться и разрешить спорные вопросы. Белградский саммит был значителен тем, что неприсоединившиеся страны впервые выступили вместе, пытаясь разрешить международный кризис – позже именно это стало главной областью их деятельности.

Айя Куге: Однако с тех пор мир изменился. А изменилось ли в течение последних десятилетий само Движение неприсоединения?

Драган Богетич: На сегодняшний день движение тоже уже изменило своё лицо. После разрушения берлинской стены и распада двухполярной структуры международного сообщества в конце 80-х – начале 90-х годов, возник вопрос целесообразности существования движения неприсоединения. Этот вопрос поставили сами государства-члены движения, и организация впала в глубокий кризис. Ведь по сути до того его главные усилия были сосредоточены на сопротивлении конфронтации блоков и тенденциям «холодной войны». Кризис был преодолён на конференции лидеров и правительств неприсоединившихся государств именно в Белграде в 1989 году. Движение неприсоединения приняло новую программу. На Западе эту программу обычно называют перестройкой движения – по аналогии с политикой демократизации Горбачева в СССР. Главным приоритетом этой “перестройки” была борьба за изменение существующей международной экономической системы, за разрешение экономических проблем развивающихся стран. Эти проблемы оценивались как более серьезные, более застарелые и более глубокие, чем проблемы «холодной войны» и конфронтации блоков. Были выдвинуты совсем новые приоритеты, и практически сформировалось новое – экономическое движение, которое в первую очередь вело борьбу за преодоление пропасти между богатым севером и бедным югом и устранение всё чаще проявляющейся тенденции, когда богатые становятся все богаче, а бедные всё беднее.

Айя Куге: Однако такое впечатление, что Движение неприсоединения уже давно не имеет такого веса, какой оно имело 50 лет назад. Или это просто так кажется из Белграда – ведь после распада Социалистической Федеративной республики Югославии никто не вспоминал ни Иосипа Броз Тито, ни Движение неприсоединения – эта тема стала почти запретной. Ей, похоже, даже учёные не занимались.

Драган Богетич: На начальном периоде, пока Тито был ещё жив, значение движения неоправданно преувеличивалось. В Белграде хранится огромное количество литературы про Движение неприсоединения, однако её качество крайне проблематично, очень идеологизировано и больше вводит в заблуждение, чем открывает суть темы. После смерти Тито и событий в бывшей Югославии в 90-х годах, интерес к Движению неприсоединения полностью исчез. Несмотря на то, что в середине 80-х был открыт доступ к дипломатическому архиву, потом к архиву Иосипа Броз Тито и Архиву Югославии на эту тему, кажется, что все эти годы я являлся едва ли ни единственным историком, который изучал эти документы в попытках восстановить то временя. Оказалось, что факты не совпадают с литературой о прошлом. Например, когда речь идёт об отношениях главных лидеров неприсоединившихся стран, оказывается, что они были далеко от идилличных, что между ними было много споров - даже по основным вопросам Тито не был согласен ни с Неру, ни с Насером, ни с Сукарно.

Айя Куге: Участникам юбилейной конференции Движения неприсоединения показали документальный фильм, снятый в Белграде ровно 50 лет назад. Тот, первый саммит выглядел очень торжественно. На центральных улицах Белграда, ведущих к зданию парламента Югославии, собрались тысячи людей, которые скандировали Тито и его гостям. На дороге, ведущей из аэропорта – огромный лозунг: “Все люди земного шара хотят мира”. В зале парламента поставлен круглый стол, за ним лидеры стран Азии и Африки, а из Европы, кроме Югославии, Кипр. Участники первой конференции в Белграде посадили парк дружбы. Деревья в нем уже огромные. Факты говорят о том, что Белград почти год готовился к важному событию формирования Движения неприсоединившихся стран. Построено было около 40 новых улиц, проведена в центре реконструкция водопровода и канализации, уличного освещения в центре города, ремонт десятков ресторанов и кафе. И впервые в центре Белграда были сооружены электрические рекламные панно. А вот юбилейная конференция прошла относительно тихо, и белградцы в нем участия не принимали – не как 50 лет назад, когда гордились тем, что их город – центр Движения неприсоединения.
Напомню: наш собеседник доктор исторических наук из Института современной истории Сербии Драган Богетич.

Драган Богетич: Белград был символом борьбы этого движения за демократизацию международного сообщества. Белград был городом, в котором зародилась инициатива формирования движения, в Белграде прошёл первый саммит этих стран и, в конце концов, Белград внес свой вклад в преодоление кризиса. Это многие помнят по сей день – это можно было услышать от послов и министров, приехавших на встречу. Это большой капитал, от которого не надо отказываться.

Айя Куге: История историей, но также правда, что часть сербской общественности высказывала крайне негативное отношение к проведению в Белграде юбилейной конференции. С одной стороны, Сербия хочет вступить в Европейский союз, а с другой, заявляет о своей близости к этому движению. После распада Югославия была исключена из сообщества неприсоединившихся стран, а позже Сербия получила в этой организации статус наблюдателя.

Драган Богетич: Да, у нас, как в обществе, так и между политиками, велась бурная полемика по этому вопросу. Частично это результат непонимания природы этого движения и обязательств, проистекающих из статуса наблюдателя. Наряду с Сербией, статус наблюдателя из стран бывшей Югославии имеют также Босния и Герцеговина, Хорватия и Черногория. Такой статус подразумевает полное участие во всех дебатах и право выступать даже с политическими инициативами. Единственное право, которым наблюдатели не обладают, – это право голоса. Но с другой стороны, поскольку Сербия не является членом движения, на нее не распространяются никакие геостратегические обязательства это организации. Для неё важно то, что такой статус не противоречит белградским европейским инициативам и интеграции.

Айя Куге: Добавлю: статус наблюдателя в Движении неприсоединения имеют 20 стран, среди них Китай и Бразилия, а из Европы, кроме бывших республик Югославии – Венгрия, Испания, Финляндия. Не секрет, что Сербия снова начала сближаться со странами Африки и Азии, ожидая от них поддержку по вопросу независимости Косова. До сих пор из 118 государств-членов Движения неприсоединения, лишь 41 признали косовскую независимость. В Белграде подчёркивают, что проведение Конференции неприсоединившихся в столице Сербии важно для страны по символическим, политическим и экономическим причинам.

Драган Богетич: Конференция министров в Белграде организована как юбилейная. Но для Сербии это событие действительно больше обычного юбилея - это возможность обеспечить связь с очень крупным движением, с крупнейшей, после ООН, международной организацией, объединяющей 120 стран, в которых проживают две третьи человечества. Важно было установить контакты, лучше и ближе познакомиться с представителями этих государств. Ведь это – предварительное условие для сотрудничества. Эти страны представляют собой обширный рынок, кстати, менее требовательный, чем европейский, на котором Сербия могла бы продавать свои товары и найти важных партнёров для своей промышленности.

Айя Куге: Мы беседовали с белградским учёным, доктором исторических наук Драганом Богетичем. Гости разошлись. На могиле Йосипа Броз Тито остались свежие цветы, возложенные его почитателями из стран Азии, Африки и Латинской Америки. Любопытно, однако, что официальное посещение делегациями конференции могилы одного из четырёх основателей Движения неприсоединения организовано не было.
XS
SM
MD
LG