Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как выстоял Ленинград


Улица Маяковского после бомбардировки. Ленинград, 1942 год.

Улица Маяковского после бомбардировки. Ленинград, 1942 год.

8 сентября в Петербурге отмечают 70-летие с начала блокады Ленинграда. В этот день жители блокадного города и ветераны будут участвовать во многих торжественно-траурных мероприятиях, в выставочном центре петербургского Союза художников откроется выставка "70 лет начала блокады Ленинграда".

Блокада Ленинграда началась 8 сентября 1941 года и продлилась до 27 января 1944 года - всего 872 дня. Немецкие войска группы "Север" вскоре после начала войны двинулись к Ленинграду, захвату которого придавалось большое стратегическое значение. В августе на подступах к городу шли тяжелые бои, железные дороги были перерезаны. В результате 2,5 миллиона жителей, в том числе 400 тысяч детей оказались запертыми в кольце блокады – самой трагической в истории человечества. Сегодня никто не может назвать точное число погибших от голода, холода, бомбежек и обстрелов: в разных источниках эти цифры колеблются от 400 тысяч до 1,5 миллиона человек.

Историк Густав Богуславский приехал в Ленинград из Москвы 22 июня 1941 года, сразу после школьного выпускного вечера. Через полтора месяца ему удалось уехать, и все же он считает себя навсегда связанным с блокадой:

- Я не могу забыть ни строки Ахматовой о том, что мой город – это город славы и беды, ни строки Ольги Берггольц о том, что Ленинград стал мерой чести и мерой любви. Человеческая история ни в древние, ни в новые века не знает события, которое могло бы сравниться по глубине трагизма и по величию подвига огромной массы людей с блокадой Ленинграда. Подвига вынужденного, но историей оправданного...

Как и большинство ленинградцев, вряд ли думала об историческом оправдании своих страданий глава петербургской организации "Жители блокадного Ленинграда" Ирина Скрипачева. Когда вокруг города сомкнулось кольцо, Ирине было 10 лет. Отец погиб в финскую войну, мама поднимала ее одна:

- Мама работала в госпитале на Невском, 176. Прежде всего, вспоминаю ужас, дикий страх. Можно было помешаться - мы жили между Смольным и Московским вокзалом, все время бомбежки. Одна тревога заканчивается – начинается следующая. Затем – ноябрь; страшнее голодной смерти ничего нет, никакие бомбежки не сравнятся. Остался только страх, чтобы не умерла мамочка, чтобы не остаться одной. Был снег, мороз, в Заячьем переулке жила ее тетя. И вот мама - она лежала, не вставала - дала мне записку: "Отнеси тете". По дороге я ее прочитала: "Тетя Настя, если есть что-нибудь, дай, у меня открылся кровавый понос". А это фактически был приговор. Благодаря небу и тому, кто там, она выжила...

Тетя дала каракулевую шубу, ее обменяли на небольшой кусок голой свиной шкуры, с которой давно соскребли все сало. Эту шкуру мама Ирины Борисовны долго варила... И благодаря ей встала на ноги.

* * *
8 сентября 2011 года на Пискаревское кладбище собрались блокадники и ветераны. Позже в Музее обороны Ленинграда пройдет концерт в память о погибших ленинградцах. Вечером у стен Петропавловской крепости прозвучит Седьмая симфония Шостаковича. Концерт пройдет и в филармонии, а в Петербургском Союзе художников откроется выставка "70 лет начала блокады Ленинграда".

К сожалению, в последнее время памятные даты, связанные с войной, омрачены скандалами вокруг программы по предоставлению жилья ветеранам. Весной и летом много споров было вокруг пресловутого "ценза оседлости", который не позволяет предоставлять жилье человеку, не прожившему в городе 10 лет. В мае 2011 года три ветерана выиграли в городском суде иск, оспаривавший данное решение городских властей. Но уже в июле Верховный суд удовлетворил кассацию городской прокуратуры и отменил решение горсуда.

Против отмены ценза оседлости выступали многие депутаты, в том числе глава фракции "Единой России" в городском Законодательном собрании Вячеслав Макаров. Мотивировка: на всех ветеранов у города не хватит средств. Интересно, что не только коммунисты и справедливороссы, но и глава петербургского отделения "Единой России" Дмитрий Юрьев с этим не согласен:

- В год семидесятилетия начала блокады как-то особенно нелепо мотивировать предоставление или непредоставление жилья блокадникам какими-то прагматичными основаниями - наличием или отсутствием денег, ценза оседлости и т. д. Можно понять представителей администрации, действующих в рамках своих возможностей. Но мы не имеем никакого права оправдывать узкий предел этих возможностей. Мы обязаны сделать для ветеранов и то, что можем, и то, что не можем. Находясь на краю смерти, они не спрашивали у нас, своих потомков, где мы будем прописаны, и исходя из каких ресурсов совести мы будем ограничивать их право на жилье в старости...

* * *
Возможно, бытовые проблемы ветеранов связаны с отношением общества к своей истории. Почему мы до сих пор не знаем, сколько людей на самом деле погибло в блокаду?

- Количество погибших во время войны в целом тоже точно не знаем, - подчеркивает Густав Богуславский. - И дело не в том, что трудно подсчитать. Мы, наверное, не хотим этой правды. Нам слишком трудно пережить, что страна-победитель потеряла почти вчетверо больше, чем наш враг...

Вместе с тем, Густав Богуславский уверен, что невозможно рациональным образом объяснить, как истощенный город выстоял против столь сильного врага.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG