Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Волонтеры против полиции: в России потерянных детей никто не ищет


Волонтеры против полиции: в России потерянных детей никто не ищет. Согласно статистике НКО, каждый день в России пропадает 48 детей, из них 4 не находятся никогда. МЧС по закону не имеет полномочий заниматься розыском "потеряшек", в полиции не хватает средств и сил, а порой и желания. Многодневными поисками занимаются волонтеры и родственники пропавшего ребенка. Что сделать, чтобы переломить печальную статистику?

Об этом в программе "Третий сектор" говорят старший оперуполномоченный территориального отделения МВД России Александр Хохлов, администратор Международного центра Содружества волонтеров "Поиск пропавших детей" Дмитрий Второв, координатор поискового отряда "Лиза АЛЕРТ" Григорий Сергеев и волонтер Ирина Воробьева.

В программе "Третий сектор" от 10 сентября 2011 года:

По данным общественных организаций, каждый день в России пропадают 48 детей, из них четыре не находятся никогда.
Цифра сопоставима с количеством детей, погибших на пожарах и при ДТП. Волонтеры обвинили полиции в саботаже. Они утверждают, что поиском пропавших детей занимаются только добровольцы. Что на это отвечают сотрудники полиции?


Старший оперуполномоченный территориального отделения МВД России "Коньково" Александр Хохлов: У нас времени практически нет, потому что, сами знаете, преступность растет, людей не хватает заниматься поиском преступников и раскрытием преступлений. И зачастую заниматься поисками пропавшего ребенка нет сил и средств. Это хорошо, если на первоначальном этапе добросовестный сотрудник сразу проявил свою инициативу, по горячим следам определил круг общения подростка, провел ряд бесед с родителями, со знакомыми. Потому что все равно кто-то да знает, куда и из-за чего мог подросток уйти. Благодаря инициативе самого сотрудника, можно найти подростка или установить примерное местонахождение.

Кристина Горелик: Единая база данных "потеряшек" есть в полиции?

Старший оперуполномоченный территориального отделения МВД России "Коньково" Александр Хохлов: Как таковой единой базы данных по потерявшимся нет. Банки данных формируются по территориальным отделам, проводится статистика, ведется запись. У нас есть данные по трудным подросткам: кто уходил, когда уходил, куда, в какие года, круг их общения. Затем эти данные мы направляем в окружной отдел.

Руководитель поискового отрядя «Лиза АЛЕРТ» Григорий Сергеев: В 90% случаев действия сотрудников полиции, мягко говоря, недостаточны. Возможно, виновата система, возможно, виноваты люди на местах: "не моя проблема", проще замолчать – такой подход. Но факт остается фактом: действия волонтеров намного более энергичны и скоординированы, несут реальную пользу, чем действия сотрудников полиции.
Часто мы сталкиваемся с проблемой кражи детей в одном регионе для того, чтобы эксплуатировать их труд в другом регионе. Такая проблема существует и она очень актуальна. И для того, чтобы решать такие вопросы, необходимо, чтобы информация распространялась очень быстро. А у нас есть факты, когда в соседнем с местом пропажи посту ДПС через месяц не было ориентировок на пропавшего ребенка. То есть его могли вывозить, возить туда, сюда, обратно. И в случае остановки машины никто бы ничего не заподозрил. А речь идет о том, что ребенка украли! И такие ситуации случаются. В Москве, где все близко к идеалу, по мнению многих, в реальности оказывается так, что кроме нас, волонтеров, информированием разных отделений полиции о том, что случилось, никто не занимается. Грубо говоря, информацию о ребенке по линейным отделам, по вокзалам разносим мы. Это серьезная проблема, ее надо в срочном порядке решать.

Волонтер Ирина Воробьева: В данный момент у меня ощущение, что этой проблемы в России в принципе не существует. Ужас заключается в том, что пропажа детей ни для кого не является чрезвычайной ситуацией кроме волонтеров и родителей, у которых происходит эта трагедия.

Что касается МЧС. Я сама этим вопросом интересовалась, как журналист "Эха Москвы". Они выезжают на место, только если их привлекает полиция. Не прописано у них нигде, что они должны заниматься поиском людей. К тому же, мы недавно выяснили, что по закону пропажа ребенка не является чрезвычайной ситуацией.
У МЧС нет оборудования для поиска детей, потому что они не специализируются на этом. У них по закону не должно быть навигаторов, например. Хотя нам начальники МЧС говорят: нет, что вы, каждый отдел, каждая группа, у них и навигаторы, и компасы, есть все новейшее оборудование. Это просто банальная неправда. Мы общаемся со спасателями на низовом уровне, они хотят помочь, хотят спасти, но когда они в лес приезжают на розыск, у них же нет ничего. Это ужас.

Кристина Горелик: Есть у вас в полиции навигаторы с компасами?

Старший оперуполномоченный территориального отделения МВД России "Коньково" Александр Хохлов: Нет. Сейчас у нас идет реорганизация системы, поэтому, как говорится, уже наверху все решено, кто, что и какие должности будет занимать. Соответственно, я думаю, технические средства должны будут выделяться. А пока остается желать лучшего.

Кристина Горелик: Часто волонтеров подключаете к поискам детей непосредственно вы сами?

Старший оперуполномоченный территориального отделения МВД России "Коньково" Александр Хохлов: Нечасто. Забывчивость бывает. Иногда получается, что за ненадобностью, бывает, подросток находится. Если подросток не находится, данное взаимодействие по субординации перелагается на окружное управление розыска, куда передается материал, когда заводится дело. То есть сотрудники связываются непосредственно с различными службами, в том числе с волонтерами. По крайней мере, обязаны это делать.

Руководитель поискового отрядя «Лиза АЛЕРТ» Григорий Сергеев: Пропавших детей очень много, пропадают они по-разному, находятся тоже по-разному. В том случае, если волонтеры занимаются поисками, большая часть, конечно, находится. Но статистика в любом случае печальная. Можно сказать, что несмотря на официальную статистику, в реальности чуть ли не 30% пропавших детей находятся либо погибшими, либо не находятся. Цифра огромная. Если попробовать поднять статистику хотя бы по одному региону, приближенную к реальности, то цифра будет настолько ужасающая, что можно сказать, что она сопоставима с количеством детей, погибших на пожарах и при ДТП. Это фактически катастрофа, только этой катастрофой занимаются только добровольцы. Что касается, как мы ищем, мы стараемся искать как можно скорее, стараемся привлекать как можно больше людей. Почему об этом надо говорить? Потому что добровольцев всегда не хватает. Мы проводим регулярные учения, обучение волонтеров, ориентирование на местности и другое. Обо всем этом можно узнать на наших сайтах: "Лиза Алерт.орг" и "Поиск детей.ру".

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG