Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Макаров - педофил, а столица Польши - Аушвиц


Владимир Макаров, осужденный на 13 лет за педофилию. Кадр из программы "Вести"

Владимир Макаров, осужденный на 13 лет за педофилию. Кадр из программы "Вести"

В российской сети обсуждают дело Владимира Макарова, которого Таганский суд Москвы приговорил к 13 годам за изнасилование 8-летней дочери. Настороженность вызвана тем, что следствие не представило никаких доказательств его вины. Год назад, когда дочка Макарова попала в больницу с ушибом позвоночника, ей сделали анализ мочи, в котором обнаружились "неподвижные сперматозоиды". Ни осмотр девочки, ни экспертиза ДНК факта изнасилования не подтвердили. Отрицают его и сама девочка, и ее мать. Несколько независимых экспертиз, проведенных по инициативе семьи, никаких отклонений у ребенка не нашли. Рассказывает знакомый семьи пользователь портала Сноб.ру Денис Гуцко:

Ничто из вышеперечисленного не стало для следствия доводом для признания Макарова невиновным. Упорство Татьяны, отстаивающей невиновность мужа, интерпретировалось в самых скабрезных выражениях.
– Вам не надоело? – сказал ей как-то сотрудник СК, пребывая в хорошем настроении. – Вы же понимаете, что он сядет, иначе нас тут всех поувольняют. А с такой статьёй, как у вашего мужа, в тюрьме и месяца не живут. Начинайте уже устраивать личную жизнь.
Один из адвокатов, от услуг которого ввиду его полной бесполезности Тане пришлось отказаться, сказал ей проще и прямей:
– Зачем вы вообще начали сопротивляться? Подождали бы два-три месяца, вам бы назвали сумму – небольшую, тысяч в триста – и он бы спокойно вышел. А теперь всё, они разозлились…

Блогер портала inliberty.ru Станислав Львовский пытается понять, что стоит за нежеланием суда разобраться в деле:

В том, что Макаров невиновен, убеждены все — его жена, друзья семьи, журналисты, в том числе журналисты рептильного Первого канала. Вина его очевидна только для суда, который, кажется, в этой ситуации действует вполне независимо (впрочем, в том, что суд действительно считает Макарова виновным, я тоже сомневаюсь). Всем известно, сколько в России выносится оправдательных приговоров. Доля их колеблется вокруг 1%. Все понимают, что показатель этот ни с чем не сообразен — любой специалист объяснит, что процент ошибки даже в более формализованных системах, чем российское правосудие, — выше. Приговор Макарову — яркое свидетельство того, что выдаваемая обществом и государством санкция на насилие в отношении тех или иных групп в ситуации, когда общество жаждет насилия, — неизбежно расширяется, захватывая не только невиновных, но и вообще непричастных. Пора забыть — и надолго — слова «суд разберется». Наша судебная система не занята производством правосудия. Впрочем, и карательной ее называть неправильно. Беда в том, что она по большей части — за вычетом дел, связанных с отъемом собственности или откровенно заказных политических, — не является ничьим инструментом. Это такая сошедшая с ума опасная машина, которую отдельные люди научились использовать в своих целях, — но только до тех пор, пока они сами случайно не сунут руку куда не надо, — тогда их тоже затянет вовнутрь.

***
Восточная Европа, где злобу дня нередко составляют проблемы, давно преодоленные цивилизованным миром, жителям Западной Европы и Британских островов часто кажется отсталой. Британский писатель и журналист Род Лиддл предлагает в блогах Spectator иной взгляд на проблему:

Когда участника одной из британских телефонных викторин попросили назвать столицу Польши, он без тени сомнения ответил: "Аушвиц". Не знаю, какой процент британцев подписался бы под этим ответом, но думаю, что немалый. Проблема в том, что мы вообще ничего не знаем о поляках, которые работают в нашей стране. Несмотря на то, что польское правительство в изгнании располагалось именно в Лондоне и огромное количество польских летчиков служило во время войны в британских ВВС, мы не можем назвать столицу их государства. Все это стало очевидно на прошлой неделе, когда по решению суда польский рабочий получил 2,250 фунтов компенсации за то, что коллеги-британцы обзывали его "Боратом". Борат – герой комедии Саши Барона Коэна, и по сценарию происходит из Казахстана, столица которого находится в двух тысячах миль от Варшавы. Одна из главных черт Бората – бешеный антисемитизм, вот только в Казахстане никакого особого антисемитизма не замечено. В отличие от Польши – если верить тем, кто вышел живыми из вышеупомянутого лагеря, а также эсэсовцам, его охранявшим (эти сведения, Ваша честь, я почерпнул из трудов Гитты Серени и Примо Леви). Так что, быть может, коллеги этого польского парня были не так уж неправы – с геополитической точки зрения. В любом случае, не кажется ли вам, что было бы приятнее, если бы присущий нам мягкий расизм основывался на стереотипах, имеющих хоть какое-то отношение к реальности?

В последнее время феномен, о котором пишет Лиддл, дает о себе знать скорее в Венгрии, чем в Польше. Очередной антисемитский скандал вызвала статья писателя и сценариста Акоша Кертеса, опубликованная в конце августа на американском венгроязычном портале "Глас народа". Кертес отмечает «генетическую сервильность» венгров, которые не находят в себе сил бороться с правым правительством Виктора Орбана, не готовы взять на себя ответственность за бессмысленную депортацию в Освенцим почти полумиллиона венгерских евреев в 1944 году и вообще лишены способности к сопереживанию и солидарности. В ответ правая пресса клеймит Кертеса как мадьярофоба и требует лишить его высшей литературной награды Венгрии, премии Кошута, которую он получил в 2008 году. Ива Балог констатирует, что погасить скандал вряд ли удастся:

Надо постараться, чтобы сделать из Кертеса еврея-мадьяроненавистника, чувствующего превосходство перед раболепными венграми, но когда правым хочется кого-нибудь наказать, их месть не знает пределов. Либералам высказывания Кертеса тоже пришлись не по душе. Они, например, не согласны с той ролью, которую Кертес отводит венграм в Холокосте. Почему он считает, что "только венгры несут за него ответственность"? Только вот даже либералы забывают процитировать вторую часть его предложения: "потому что венгры (в отличие от немцев) не признали своей вины и никогда не искали прощения".

Единственной примирительной силой оказывается юмор – пожалуй, единственное благо, которого в Восточной Европе ничуть не меньше, чем на Британских островах. Один из комментаторов скандала пишет:

Это все напоминает мне шутку, которую я часто слышал в Будапеште как от венгров, так и от евреев: "Когда же, наконец, венгерские евреи извинятся перед венгерскими христианами за травму, которую тем пришлось пережить от одного только вида этого Холокоста?"

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG