Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Радио «Свобода». У микрофона Анатолий Стреляный с передачей «Ваши письма».
Не помню, приводил ли я уже обещания путинской партии 2003 года, но точно помню, что мы не обсуждали самого интересного вопроса в связи с этими обещаниями – беру их из письма, под которым стоит подпись: Ехидный. Читаю:
«В 2004 году каждый житель России будет платить за тепло и электроэнергию в два раза меньше, чем сейчас.
В 2005-ом будет получать долю от использования природных богатств.
В 2006-ом у каждого будет работа по профессии.
В 2008-ом каждая семья будет иметь собственное благоустроенное жилье, достойное третьего тысячелетия.
К 2008 году Чечня и Северный Кавказ станут туристической и курортной «Меккой» России.
К 2010 году будут построены транспортные магистрали «Санкт-Петербург-Анадырь», «Токио-Владивосток».
Господин Ехидный считает, что лучшей листовки против партии «Единая Россия», чем перечень этих её обещаний, не придумать. И не нужно, мол, никаких комментариев, так что вас нельзя будет упрекнуть в клевете на партию и правительство. Самый же интересный вопрос, по-моему, такой: почему Россия не помнит обещаний, с которыми путинизм устанавливал свою власть над нею? Ответ, видимо, один: люди не помнят этих обещаний, потому что и не запоминали их, просто не обратили на них внимания. Тогда что для них было важно? Путинизм затронул - и на ней стал играть все свои песни – одну-единственную струну: русско-советскую. Этим и взял. Обошёлся с народом, как с толпой подростков. Русско-советский патриотизм – это действительно патриотизм, но только наполовину, а наполовину это страх и покорность. Предстоит увидеть, как будет уходить страх, как будет слабеть покорность, как будет сдуваться русско-советский патриотизм.

«Честно проработав всю жизнь сначала на советы, потом на их наследников, - следующее письмо, - не уверена, где я встречу старость. Больше всего страшит, что не смогу платить за жилье, не имея за душой ни гроша. И что не придет какой-нибудь дядя и не скупит, например, землю под моим домом, или мало ли чего можно ждать в стране, где царит закон джунглей? Простите, что делюсь своими страхами. Я думаю, в эти страхи повержены многие, только делают почему-то довольный вид. Кто-то увлекся изотерической литературой - это новая мода. Джо Кехо, Луиза Хей , ЛНП и прочее. Если я начинаю заводить разговоры о жизни со своими сотрудницами, они начинают сыпать цитатами из этих книг: что главное - это положительное мышление. По Кехо, если ты чего-то хочешь, то надо жить так, как будто это у тебя уже есть, и все это мысленно воображать себе. Приносят мне эти книги, например, недавно сотрудница моего возраста (около пятидесяти лет) принесла мне книгу Ошо. Действительно, зачем слушать радио "Свобода", заморачиваться всем этим, если можно быть, как Будда, счастливым здесь и сейчас! Чего и вам желаю».
Сотрудницы этой женщины представляют собой то, что я по давней привычке называю «бухгалтерией». Это может быть и в самом деле бухгалтерия, и даже конструкторское бюро, какой-нибудь отдел программирования. Основной признак – большая комната, где много столов, за которыми коротают время в разговорах женщины. Их разговоры называются посторонними, хотя иных там обычно не бывает. «Бухгалтерия» в России – это такой же важный общественный институт, как, например, в Чехии пивная. Влияние её на умы огромно. Когда дочитал это письмо, у меня возник такой вопрос: почему в «бухгалтерии» ходят по рукам Кехо и Ошо, а не Евангелие? Почему женщины, которых мучают всевозможные неурядицы и страхи, нищета и болезни, - почему они пытаются найти утешение в болтовне Луизы Хей, а не в Слове Божьем? Почему не оно у них в моде? Конечно, «за новизной бежать смиренно народ бессмысленный привык», но ведь нельзя сказать, что Евангелие для этих людей – что-то старое. Большинство, подавляющее большеинство!, из них ещё и в руках его не держало. Пожалуй, оставлю этот вопрос для слушателей. В следующей передаче прочитаю что-то из их ответов, если придут.

Слушатели «Свободы» вспоминают, уточняя друг друга, как было дело с ценой русского национального напитка во времена, которых одни не застали, другие хотели бы вернуть, третьи… не знаю, что третьи, поскольку они сами не знают. Читаю: «Бутылка водки когда-то стоила два двенадцать, но этого времени (мне сорок семь) я не помню. Водка в годы моего детства и отрочества стоили три шестьдесят две, а в мою юность, когда я и сам начал ее употреблять, она стоила пять тридцать или шесть двадцать. Минимальная пенсия тоже росла - моя бабушка получала именно ее, и я помню, что ее пенсия была двадцать рублей, потом, наверное, дошла и до сорока».

Это письмо оттеняется следующим: «Маленькие неточности. Водка стоила два восемьдесят семь до шестьдесят четвёртого года приблизительно, а не два двенадцать, потом стоила три пятьдесят («коленвал»), три шестьдесят две - «Московская» и «Любительская», четыре двенадцать – «Экстра». В конце семидесятых осталась «Экстра» (но в продаже не было) и появились «Пшеничная», «Столичная», «Перцовая», «Сибирская» и «Посольская», вот они (с винтом) и были от пяти тридцати и выше. В восемьдесят третьем году появилась снова «Московская» по цене до пяти рублей, в народе тотчас прозванная «Андроповкой». Пенсии колхозников с шестьдесят пятого (не у всех, всем стали давать только в семидесятом году) были семь рублей, потом добавили до четырнадцати рублей (где-то в начале семидесятых), а дальше не знаю, так как бабушки в семьдесят втором не стало, просто помню только, что ежегодно на одну пенсию бабушка покупала себе ватник, который и носила, не снимая, минимум половину года, а стоил он тогда ровно семь рублей. Ну, а двадцать и сорок рублей получали уже при брежневском застое - в конце семидесятых. Не знаю, нужно ли это кому-нибудь, но инфа точная», - так заканчивает свою «инфу» наш слушатель.

К этому – маленькое письмо из Белоруссии: «Я живу в РБ и если бутылками оценивать уровень пенсий, то сегодня средняя трудовая пенсия - шестьдесят бутылок водки, в восьмидесятых двадцать бутылок. Молока - четыреста литров сегодня и четыреста - тогда. Вывод: по обеспечению продуктами мы на прежнем уровне. Но выше стал уровень медобслуживания. Больше порядка на улицах. Лучше с транспортом. Плюс свобода предпринимательства. Итого немного лучше стали жить», - конец письма. Когда слушатели оценивают размер пенсий бутылками водки, нельзя не вспомнить, что в России, Украине, Беларуси немалая часть пенсионных фондов достаётся молодёжи, идёт на пропой, особенно в сельской местности. Попробуй бабушка или дедушка не дать безработному внуку или внучке на бутылку! Иной раз это просто опасно для жизни.

Письмо из Чечни: «Дорогой Анатолий Стреляный, в чем вы видите разницу между фашистами во второй мировой войне и нынешними восстановителями конституционного порядка в Чечне? Я лично не вижу никакой разницы. Там весь мир возмущался, а тут молчит. Странно, будто история остановилась, никакого прогресса. Выходит, история не всегда движется вперед, а иногда останавливается и бывает, что иногда откатывается назад», - конец письма. Историю мы оставим в покое. Здесь важно настроение человека. С этим настроением я столкнулся в первую чечнскую войну. У многих чеченцев вспыхнула обида на Запад. Их бомбят, а Запад за это даже не разрывает дипломатических отношений с Москвой. В это же самое время у президента Чечни Дудаева была своя, особая обида – не на Запад, а на Москву, на Ельцина, не желавшего понять, что Чечня могла бы послужить южным форпостом России против Запада, против НАТО, которое уже за Хребтом – за Кавказским хребтом, это слова Дудаева. Вот такая была картина. Одни чеченцы спрашивают, когда Запад всей своей мощью обрушится на Россию, чтобы спасти Чечню, а другие чеченцы, с президентом во главе, спрашивают, когда Россия поставит их в строй против Запада. Так было. Из песни слова не выкинешь. У каждого народа своя каша в голове. На то и голова.

Следующее письмо: «Каждое лето я отдыхаю в Севастополе. Город кишит бомжами. Вместе с тем, Cевастополь можно назвать городом-садом. Прямо на улицах растут себе вишни, алыча, шелковица, ежевика. Большинство бомжей либо стоят с протянутой рукой, либо попрошайничают. Ну, пойди же, залезь на дерево или просто потряси алычу, собери плоды, продай на рынке за полчаса - и будут тебе деньги! Нет, будет целый день стоять с протянутой рукой, чтоб ему подали. Бомж – это не несчастный человек, а ленивый человек. Наблюдение второе. В центре Севастополя есть пляж «Хрустальный», который как раз выходит к бухте, где выстраиваются на рейде корабли обоих флотов в дни своих праздников. Так вот, во время подготовки празднования Дня флота России с кораблей российского флота то и дело до ушей отдыхающих на пляже доносится командирская матерная ругань: «Эй! На нижней палубе, растак твою мать! Ты что, команды не понимаешь?!». Извините, - пишет автор, - но я должен передать вам эту речь в точности», - и дальше в письме идут слова и выражения, которые я опускаю. - А на берегу всё слышно, - продолжает автор. - Ну, думаю, это, видимо, и есть истинный и последний потенциал современной российской армии. С уважением Роман Николаевич». Да, Роман Николаевич, если продолжить ваше замечание не так насмешливо, не так болезненно для патриотического русского уха, а главное – с оглядкой на военную историю России, то надо признать, что русский мат был таки, всегда был истинным и довольно действенным видом оружия, хотя не единственным.

«У меня есть свое определение антисемита, - пишет Андрей из Бельгии. - Это болезненное выражение комплекса неполноценности. Человек слабый духом, не уверенный в себе, никогда не признается, что в своих бедах чаще всего повинен он сам, а оглядывается по сторонам в поисках виновника. И, разумеется, находит - евреи, масоны, американцы (или комбинация оных), всемирный заговор, инопланетяне... С зоологическим антисемитом так же невозможно дискутировать, как с шизофреником, который твердо знает, что сидит в кишках огромного крокодила, потому что он видит крокодила, а ты - здоровый человек – нет».

Следующий слушатель продолжает эту тему: «Я взмолился: ребята, да объясните вы мне, наконец, самую вашу страшную тайну! Если вы так дотошно высчитываете, какой процент евреев был среди основоположников Советской власти, то почему вы проливаете реки слез об этой утраченной Советской власти? Если вы разоблачаете всех НКВДистов, то чего тогда ностальгируете о Сталине, Берие и НКВД и ГУЛаге? Или это плохо, или хорошо, примите, наконец, одну точку зрения. Никто не ответил до сих пор. "Но инструктор парень дока, /деловой, попробуй срежь /и опять пошла морока про коварный зарубеж".

Ещё одно письмо в продолжение этой мысли: «Они, в этой шизофрении родившиеся и сформировавшиеся, всего безумия своего существования просто не замечают. Здесь и российская армия с красными знаменами и государственным триколором, который в сорок пятом швыряли под стены Кремля наравне с фашистскими стягами. Здесь и "красный пояс" южных казачьих областей, уже много лет дающих коммунистам-зюгановцам стабильную победу. Здесь и православный культ великомученика Святого Йосифа, который православную Русь трижды через кровавые мясорубки прокрутил, и плюс к этому еще миллион примеров. Они этого не замечают, они в этом гнилом компоте из всевозможных противоположностей и несуразностей родились, для них это нормально, другого они не знают», - говорится в письме. Большое дело – всеядность, большое дело – приспособляемость, а когда они действуют заодно, тогда над ними и взвиваются, как братья, два враждебных знамени: красное и триколор. Высшая степень приспособляемости в мире насекомых, как известно, - когда то, что было смертельным, становится жизненно необходимым. Было ядом – стало пищей. Почти сто лет красное знамя и триколор отрицали друг друга, вооружено отрицали. А теперь не могут обойтись друг без друга, духовно насыщаются друг другом. Видится в этом некий смысл, некий замысел, которого не было в голове у Путина, но был, кажется, у Провидения. Неестественно трепыхаясь рядом, эти знамёна уже, считай, истрепались до неузнаваемости, до потери всякого значения. Под их трепыханием доживают свои последние часы и коммунизм, и империя. В таком себе извращённом объятии…

Письмо из Татарстана. Автор, по его словам, даже гипотетически не может представить себе в обозримом будущем демократическую Россию. Читаю: «Что уж говорить о большинстве великороссов, если даже идеолог либерализма и адепт демократии Гайдар высказывается, в сущности, вполне в великодержавном духе: "Для России нет более важной страны, чем Украина", - тут автор ошибается, Гайдар имел в виду другое – то, как важно для русского сознания, для российской политики смириться с отпадением Украины и поддерживать с нею спокойные отношения. Вернусь к письму: «Вот когда для русских Украина станет обычной европейской страной (без всяких особостей, важностей и прочее), скажем, как Греция или Болгария, вот тогда, на мой взгляд, у России появятся первые предпосылки для демократизации. А пока до этого очень и очень далеко. Хоть Маркс нынче и не в почёте, но он когда-то высказал очень верную мысль: "Не может быть свободным народ, препятствующий свободе других народов". Всё это я пишу, взирая с нашей татарской колокольни: гнёт империи над нами ещё более невыносим», - читая это письмо, что называется, кожей чувствуюшь, с чем столкнётся российская демократия. Всё будет потрясающе просто и в то же время неимоверно сложно. Просто – для татарина, написавшего это письмо, и для очень многих его соплеменников. Свобода, независимость от Москвы и от кого бы то ни было, долой все следы подчинённого положения! – что может быть проще? Но как сложно, как трудно будет смириться с этой простотой русскому человеку! Особенно – с неизбежными чрезмерностями, горячностью, запальчивостью, а то и разнузданностью, мстительностью толпы, которой будет нужна не так свобода, не так независимость, как повод всласть побузить, побезобразничать. Когда представители этой толпы, будь то татарской, чеченской, якутской или калмыцкой, безобразничают на бумаге (только на бумаге, пока – на бумаге) – и то нехорошо делается… Но через это придётся пройти. Никуда не деться.

Конец лета проходит в разговорах о делах двадцатилетней давности, о путче, о ГКЧП, о том, что многим даже не совсем молодым людям эти слова ничего не говорят, о распаде Советского Союза под конец девяносто первого года. Из писем на эту тему прочитаю одно: «Сторонники ГКЧП, всё более многочисленные, дружно уверяют, что он защищал результаты референдума, во время которого население высказалось будто бы за СССР. Это или сознательное враньё, или плохая память. В референдуме было четыре вопроса. Ельцин призывал ответить ДА, ДА, НЕТ, ДА. За это и проголосовало большинство. Во втором пункте как раз говорилось о сохранении СССР, но ОБНОВЛЁННОГО, ФЕДЕРАТИВНОГО. Третьим пунктом пытались лишить власти Ельцина и Верховный совет РСФСР. Не вышло. В соответствии с этими итогами и было подготовлено подписание 20-го августа нового союзного договора. Этот договор фактически лишал власти тогдашнюю партийную верхушку. Вот она и решилась на путч. ГКЧП был ПРОТИВ референдума, а не ЗА него. Путч так напугал все республики, что, опасаясь повторения, но успешного, они за неделю провозгласили свою независимость. Именно ГКЧП и развалил Союз», - говорится в письме. Можно, конечно, и так сказать, но это будет, по-моему, звучать не иначе, как в порядке продолжения митинга, идущего уже двадцать лет. А всё, что мы видели за это время, по-моему, наглядно показало: распада советский империи не могло остановить ничто. И Ельцин это почувствовал едва ли не раньше всех. Распад можно было предотвратить только жестокой диктатурой, репрессиями и террором, а на это уже не был способен никто, поезд с этим боезапасом ушёл. За эти годы мы увидели, что такое национально-освободительные движения. Просто смешно слушать в свете того, что мы увидели и узнали за эти годы, просто смешно слушать, что тех же украинцев устроила бы конфедерация, пусть самая демократическая. Да никогда! Говорят: вот если бы Ельцин взял в свои руки союзное правительство… Слушая это, убеждаешься, насколько лучше своих тогдашних и нынешних критиков он чувствовал суть дела. Если бы он даже заменил собою Горбачёва во главе СССР, стал бы и президентом СССР, и главой правительства СССР, и генсеком КПСС – то есть, сосредоточил в своих руках всю союзную власть, это ничего не дало бы. Он вскоре стал бы никем, а во главе России оказался бы тот же Хасбулатов – главой России, вышедшей из Союза. Только и того, что в Беловежскую пущу удостоверять свершившийся факт отправились бы не Ельцин с Гайдаром, а Хасбулатов с кем-нибудь.

Пишет Сергей Ерёменко: «Вы однажды сказали, что до сих пор не смогли расшифровать выражение: "шпатлевка в половину мячика". Дело в том, что шпатлевка очень быстро сохнет. Остатки затвердевшей и непригодной для дальнейших работ шпатлевки прилипают к стенкам емкости, в которой ее замешивают. Постоянно очищать емкость от этих остатков очень трудно и долго. И народные умельцы придумали простой выход. В качестве емкости стали использовать половинку детского резинового мячика. Высохшие остатки шпатлевки плохо прилипают к резине. И очистить такую емкость можно очень просто и быстро. Половинка мячика выворачивается наизнанку, и вся шпатлевка отпадает от стенок. Половинку выворачивают обратно и емкость опять готова к работе. С уважением Сергей». Спасибо за разъяснение, Сергей. Если прошлое чем и пленительно, так это такими подробностями. Без них его невозможно сделать живым для современности. Вы, например, знаете, что значило выражение «загрузить багажник»? В колхоз приезжает какой-нибудь начальник из области или района. Пока он интересуется делами, багажник его «Волги» загружается снедью: кусок свинины, а то и полсвиньи сразу, бидончик мёда, ящик помидоров, мешочек гречихи…В зависимости от ранга. Вот так всё было невинно. Сейчас багажники загружают не такие и не так. А в сорок шестом году, через год после войны, вышел сталинский указ, по которому посадили мно-о-го местного начальства, много. Этот указ назначал уголовную ответственность тем местным кадрам, которые подкармливались из колхозов: прихватил головку капусты, ведро картошки, не дрогнула рука – пожалуй на Колыму по этапу. О борьбе с расхищением колхозного имущества – так примерно назывался указ, пусть кто-нибудь из слушателей заглянет в источники и уточнит… На бюрократический апарат время от времени обрушивались такие кары, что стыла по жилам кровь. Великий Мао это назвал огнём по штабам. Потом всё, что могло, возвращалось. Если путинизм решит не уйти и не смягчиться, а наоборот, показать зубы, он первым делом – и со страшной силой! – ударит по чиновничеству, сначала – по высшему. Жёны-миллиардерши могут оказаться за решёткой, а их номенклатурные мужья будут носить им передачи, точнее, не носить, а возить на Лексусах. Россия может выкинуть ещё те номера, но ни одного нового номера не будет, а будет всё то, что она уже проходила.

Письмо из США напоследок: «В декабре 2005 года я наладил последние свои цацки - это были хроматографы на меткомбинате. Специалист широкого профиля - от роторных экскаваторов до атомных спектрометров, от боевых ракет до станков с программным управлением. Работал, преподавал, был директором учебного центра, дошел до гендиректора производственного объединния. Теперь живу за океаном. Сын в Монреале, дочь в Нью-Йорке. За морем житье не худо, хотя и похуже, чем было еще пять лет назад. Увы, средний класс выдоили. И все же не с Россией или Украиной равнять. Дело даже не в уровне жизни, а в ее смысле. Здесь он есть. Покой и воля. Что это такое, с ходу ответить трудно. Думаю, главное в том, что здесь все намного больше, чем у нас, зависит от тебя самого. И куда более широк выбор будущего. Мой отец - талантливейший был человек! - интуитивно это ощущал и недаром говорил иногда, что в Америке давно был бы миллионером. Здесь он мог бы приложить свою неуемную энергию с толком - не в деньгах счастье, а в самореализации. Была бы воля - и ты всего добьешься. Что и даст тебе душевный покой. Или наоборот, поймешь, что возможности твои невелики - и успокоишься», - пишет господин Кирпичёв.

На волнах радио «Свобода» закончилась передача «Ваши письма». У микрофона был автор - Анатолий Стреляный. Наши адреса. Московский. 127006. Старопименовский переулок,18. Пражский адрес. Радио «Свобода», улица Виноградска 159-а, Прага 10, 100 00. В Интернете я в списке сотрудников Русской службы на сайте: svobodanews.ru

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG