Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Литвиненко – о точках над i в деле Александра Литвиненко


Марина Литвиненко

Марина Литвиненко

В Москве с однодневным визитом находится премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон. Это первый визит в Россию главы британского правительства с 2006 года, когда российско-британские отношения резко ухудшились после убийства в Лондоне бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко.

Британские следователи, расследуя отравление в Лондоне Александра Литвиненко, подозреваемым в убийстве назвали бывшего сотрудника ФСБ Андрея Лугового. Это убийство и отказ России выдать Лугового для суда в Великобритании привели к дипломатическому скандалу и резкому ухудшению российско-британских отношений. Накануне визита британского премьера в Москву четыре бывших министра иностранных дел Великобритании обратились к нему с призывом поднять в Москве вопрос о деле Литвиненко. Дэвид Милибенд, Мальколм Рифкинд, Джек Стро и Маргарет Бекетт в письме в газету "Санди таймс" обратили внимание Дэвида Кэмерона также на дела Магнитского и Ходорковского, на коррупцию и на отсутствие надлежащей правовой защиты, с которыми сталкиваются работающие в России британские бизнесмены и журналисты.

В этом году отмечается пятая годовщина со дня убийства Александра Литвиненко. В интервью Радио Свобода его вдова Марина Литвиненко, живущая в Лондоне, говорит о перспективах раскрытия этого преступления:

– Расследование проведено. Я абсолютно удовлетворена тем, как это было сделано Скотланд-Ярдом. Я знаю, что все доказательства были перепроверены. И у следователей не было никаких сомнений в виновности единственного подозреваемого – Андрея Лугового. Но дело зашло в тупик, так как, по российскому законодательству, российский гражданин не может быть экстрадирован для суда в другую сторону.

– Есть, по вашему, выход из этой ситуации?

– Одни настаивают на экстрадиции, другие отказываются… Я в очередной раз хочу заявить: это было не только убийство моего мужа, это был террористический акт с использованием радиоактивного материала в Лондоне, в Европе. Именно с такой точки зрения и должно рассматриваться это преступление, именно так квалифицироваться. И упираться российской стороне в данном случае просто неудобно, если Россия собирается быть партнером европейских стран в борьбе с терроризмом.

Я практически уверена, что Англия не собирается это дело закрывать, никаким образом не собирается уступать, потому что существует английское законодательство. Был убит человек, гражданин Англии – в этом плане Англия стоит на очень твердых позициях.

– Вы контактируете с властями? Скажем, вы с кем-то общались накануне визита Кэмерона в Москву?

– Да, с министром иностранных дел. Наша встреча неоднократно планировалась, но события в мире развиваются очень бурно, особенно в этом году (революции в Северной Африке, например), – и, к сожалению, встреча так и не состоялась. Но накануне визита у нас был телефонный разговор. Из этого разговора я поняла, что вопрос о деле моего мужа будет поднят в ходе визита. Как и любой визит, этот тоже предварялся комментариями в средствах массовой информации и, к сожалению, очень многие комментаторы, обгоняя события, говорили о том, что это – прорыв в отношениях. Да, Англия устала от незавершенности, надо выстраивать новые отношения, но, к сожалению, перезагрузка не может произойти до тех пор, пока все точки над "i" не поставлены.

Дело моего мужа действительно является камнем преткновения в отношениях между Англией и Россией, это так. И очень трудно сказать: хорошо, давайте мы это все забудем и перейдем в новую эру отношений. Это невозможно. Думаю, Дэвида Кэмерона ждет большое разочарование. Россия, замечательная страна, к сожалению, осталась под управлением тех же людей, что и пять лет назад. И мне будет очень жалко, если, испытывая большие надежды на какие-то изменения, Дэвид Кэмерон все-таки не получит того результата, на который он рассчитывает.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG