Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Митрохин: "Мы всегда выступали с альтернативой Путину и Медведеву, но никогда не говорили: одного человека заменим, и все в России будет хорошо. Менять надо систему"


Сергей Митрохин

Сергей Митрохин


Михаил Соколов: Сегодня в нашей московской студии председатель российской объединенной демократической партии "Яблоко" Сергей Митрохин.
Я напомню, что в воскресенье завершился двухдневный предвыборный съезд партии "Яблоко", и мы можем поговорить о результатах этого съезда и о планах партии на грядущих выборах в Государственную думу России.
Я, Сергей Сергеевич, начну с такого вопроса с сайта: "Явлинский решил вернуться в большую политику и отодвинул своего протеже (видимо, вас) на второй план, став первым номером предвыборного списка. Почему при живом председателе партии список ее возглавляет бывший руководитель?".

Сергей Митрохин: Во-первых, добрый вечер. Отвечать на этот вопрос очень легко: я сам попросил Григория Алексеевича стать первым номером, никто меня не отодвигал.

Михаил Соколов: То есть вы не справились, посчитали?

Сергей Митрохин: Я не понимаю, откуда такой догматизм? Почему председатель партии должен быть женихом на всех свадьбах?

Михаил Соколов: В "Справедливой России" тоже председатель партии не лидер.

Сергей Митрохин: У нас какое-то советское представление, что раз ты самый главный, ты должен быть абсолютно во всем самым первым, все возглавлять, везде выдвигаться. Это просто глупость, зачем это?

Михаил Соколов: То есть вы признаете, что Явлинский популярен?

Сергей Митрохин: Явлинский ресурс, он долгое время был в тени, он не выступал в средствах массовой информации. По нему люди соскучились. Я много езжу по регионам, меня везде спрашивают: где Григорий Алексеевич? Это явный признак востребованности Явлинского обществом, нашими избирателями. И вместо того, чтобы ломать голову, кого еще откуда-то там позвать извне, зачем это все делать, если у нас есть собственный мощный ресурс - Григорий Алексеевич Явлинский.

Михаил Соколов: То есть в вашем тандеме произошла рокировочка?

Сергей Митрохин: У нас, во-первых, не тандем - у нас коллегиальное руководство, с тандемом не имеет ничего общего. Когда-то обвиняли партию "Яблоко", что это партия одного человека, а сейчас не одного человека и опять не нравится, опять какие-то подковырки, придирки. Не один я всем управляю, руковожу, везде появляюсь и возглавляю, и опять плохо.

Михаил Соколов: Слово "плохо" не было сказано.

Сергей Митрохин: Некоторые так и говорят, не ваши радиослушатели, но говорят, что кто-то меня подвинул, задвинул. Но опять повторяю, какое-то советское представление о жизни. Если вдруг председатель партии не первый в списке, значит кто-то его куда-то задвинул. Как раньше гадали, кто там стоит на трибуне и на каком расстоянии от первого лица.

Михаил Соколов: Для этого надо было на Мавзолей подняться.

Сергей Митрохин: Ничего подобного нет, никто не говорит о смене руководителя партии, им остаюсь я. Я как руководитель оцениваю шансы списка. И моя задача сделать список наиболее привлекательным для нашего избирателя. Я считаю, это мое мнение, что выдвигая Явлинского на первые позиции, мы усиливаем список и усиливаем наши шансы на прохождение в думу. Поэтому я такое решение принял. Я благодарен Григорию Алексеевичу за то, что он согласился с этим решением. И мы действительно сформировали достаточно сильную команду на выборах в Государственную думу. Я очень рад, что третьим номером нашего списка согласился стать Алексей Яблоков, лидер фракции "Зеленая Россия" внутри партии "Яблоко", всемирно известный эколог, пожалуй, самый известный в мире эколог нашей страны.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, а куда делся Борис Титов из "Деловой России", которому вроде бы предлагали третье место?

Сергей Митрохин: Шли переговоры, мы хотели, чтобы деловое сообщество было представлено в нашем списке. Не получилось. Зато присутствует господин Лейрих, он, кстати, выступил на нашем съезде, оказался очень умным, очень интересным человеком, действительно человек, пришедший извне. Но он в своем выступлении подтвердил со своего ракурса все те оценки, которые давал я в своем докладе и которые потом давал Явлинский. То есть по духу он действительно подтвердил, что это человек партии "Яблоко". То есть все оценки экономической ситуации, политического процесса им были даны исключительно четко и на профессиональном языке. Я очень рад, что такой человек к нам пришел и нам есть, что противопоставить тому же "Правому делу", как партии олигархов.

Михаил Соколов: У вас свой олигарх Лейрих значит есть?

Сергей Митрохин: Он нет олигарх совсем. Как раз он представитель такого бизнеса, который сегодня зажимается олигархами, которые благодаря близости к власти получают особые преференции для ведения бизнеса, заведомо выгодные позиции, которые им позволяют подавлять честный бизнес в нашей стране, отодвигать его от зарабатывания доходов. Поскольку он не связан с властью, я имею в виду малый и средний бизнес, а интересы олигархов заключаются в том, чтобы самим зарабатывать деньги и не давать это делать честным путем другим.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, а куда делся член-корреспондент РАН Алексей Арбатов?

Сергей Митрохин: Алексей Арбатов по своим личным причинам попросил его не ставить в список, однако, он будет нам помогать, он будет работать как эксперт. Опять же, необязательно член партии должен выдвигаться в качестве депутата. Если он по своим причинам хочет работать в других структурах, а Алексей Арбатов занимается наукой, он может продолжать это делать, но в качестве члена партии он будет оказывать интеллектуальную помощь и разные другие виды поддержки и этим нам будет очень ценен.
Он автор нашей программы по реформе армии. Напомню, что наша программа предполагает полный отказ от призывной армии и переход к профессиональной армии. Это все просчитано и с точки зрения финансов, и с точки зрения адекватности угроз, которые стоят перед Россией. Он внес на наш съезд проект реформы армии, актуальный для настоящего времени. Он внес предложения по дальнейшему продвижению в сторону создания совместной системы противоракетной обороны Россия – НАТО, то есть уже на этом съезде он показал, что будет работать с нами и не собирается никуда уходить, несмотря на то, что не вошел в список.

Михаил Соколов: Мне еще из региона прислали вопрос насчет Самары, я не видел вашего списка, интересуются таким человеком - Петр Монастырский, известный режиссер, народный артист СССР, якобы он должен войти в ваш список, а годков ему чуть ли не 90.

Сергей Митрохин: Честно говоря, мне об этом неизвестно. По-моему, он все-таки не вошел. Между прочим, нас поддерживает, если говорить о режиссерах, нас поддерживает господин Сокуров, который только что получил премию Венецианского фестиваля и направил поздравления. Да, как в кино, но мы не будем брать артистов, певцов, шоу-бизнес в свой список. Потому что наши депутаты должны профессионально заниматься законами.

Михаил Соколов: У вас же есть режиссер Александр Гнездилов в списке из молодых.

Сергей Митрохин: Он не режиссер – он только учится, а молодым политиком уже является. И в Мосгордуме, где он сейчас состоит в качестве члена молодежной организации при Мосгордуме, молодежной палаты, он уже внес не один законопроект, касающийся культуры. То есть он профессиональный законодатель, несмотря на то, что режиссер.

Михаил Соколов: Виктор пишет: "Куда делся Иваненко? Он состоит в "Яблоке"?".

Сергей Митрохин: Иваненко принял решение выдвигаться от Свердловской области, потому что там у нас сложная ситуация, там преследуют нашего лидера партии Максима Петлина.

Михаил Соколов: Да, у меня был этот вопрос.

Сергей Митрохин: Он собирается помогать ему это первое.

Михаил Соколов: А Петлин будет в списке?

Сергей Митрохин: Да, он состоит.

Михаил Соколов: Несмотря на то, что он арестован, его обвиняют в получении взятки?

Сергей Митрохин: Мы считаем это обвинение сфабрикованным. Там последние материалы, которые были вброшены в интернет, просто сфальсифицированные. Представляете, человек подносит пистолет, у него на голове мешок, он подносит пистолет к руководителю строительной компании, которая мошенническим путем застраивает парк, а мимо совершенно случайно проходит мама его компаньона, которая вообще живет в другом регионе, и сообщает потом, что этот человек в мешке потребовал отказаться от обвинений против Петлина. Вот такой цирк. И никакое уголовное дело почему-то про это не возбуждается, а суд принимает решение об изменении меры пресечения Максиму Петлину. То есть это наш обычный, к сожалению величайшему, судебный фарс, судебно-следовательский фарс.

Михаил Соколов: Там, правда, и другие материалы выкладывались, якобы переговоры Петлина.

Сергей Митрохин: Но они были так нарезаны, что в принципе это можно было снять где угодно, каким угодно способом. Там не установлено никакой связи между деньгами, о которых идет речь, и отказе заниматься защитой парка просто, этой связи там не нет. И конечно, в суде это дело точно рассыплется, не удастся ничего доказать. Но пока Максима Петлина арестовали – за что? – не за участие, а за организацию митингов против строительства в парке, хотя он не был организатором, он был участником. И он выступал против застройки, незаконность которой признал даже уставной суд Свердловской области. Несмотря на это, прокурор заявил, что он препятствует строительству. Но строительство ведется мошенническим путем, застройщики получили эту землю под благоустройство, а не под строительство. То есть это просто мошенники, которые воспользовались возможностью влиять на наш российский суд.

Михаил Соколов: То есть Сергей Иваненко там будет вести кампанию в этих трудных условиях?

Сергей Митрохин: В этих трудных условиях. Он сам вызвался, за что я ему благодарен. И это такой шаг, который еще больше усиливает мое уважение к Сергею Иваненко.

Михаил Соколов: Борис пишет: "Идеи партии "Яблоко" не только непонятны, но и чужды для основной массы населения, избирателей. Допустим, партия победила, а кто будет исполнять ее мудрые решения на уровне чиновников низового уровня, так сказать, на земле? Чиновников, которые привыкли к материальной выгоде?".

Сергей Митрохин: Я не понимаю, что такого сложного в идеях партии "Яблоко"? Вы знаете, это еще персонаж кинофильма, которого сыграл Владимир Высоцкий, сказал, что вор должен сидеть в тюрьме. Это что, очень сложно?

Михаил Соколов: Для этого он, правда, в карман подложил что-то, занимался фальсификацией дела.

Сергей Митрохин: Неважно, идея понятная. Он прикрывал свою деятельность. Честный суд – тоже пункт нашей программы, чего тут непонятного? В стране должно быть право, закон должен быть един для всех, а не такой, как он сейчас - для чиновников один, для олигархов один, а для всех остальных другой. Что тут непонятного, я не понимаю? Что в стране должны быть честные выборы, а не фальсификации. Что губернаторов и мэров надо избирать, а не назначать сверху. Что в стране должен быть нормальный прожиточный минимум, а не на уровне немецкого военнопленного 1945 года, как сейчас. Что надо бороться с коррупцией – об этом я уже сказал, предлагаются конкретные формы. Что должны соблюдаться права человека, в том числе в местах заключения.

Михаил Соколов: Вопрошавший имел в виду, что решения могут приниматься правильные. Например, Медведев провел через думу закон, облегчающий положение бизнесменов, которых по экономическим делам теперь не должны арестовывать. Этот закон не соблюдается. Имеется в виду, что можно принять правильные решения, а их будет игнорировать, нарушать, не выполнять и так далее.

Сергей Митрохин: Совершенно правильно. Если берется отдельно взятое решение и просто принимается, ничего из этого не вытекает. Работоспособным является только комплекс решений, вот этот комплекс предлагает партия "Яблоко". Мы подчеркиваем, кстати, что если отдельным вопросом заняться, даже таким важным, как честные выборы, возьмем, сосредоточимся на одной задаче – честные выборы, и больше ничего делать не будем, ни коррупцией не будем заниматься, не будем заниматься вопросами создания среднего класса, защиты прав собственности и так далее, что получится из этого? Проведем один раз честные выборы, потом опять олигархи скупят все партии и опять приведут к власти какого-нибудь нового Бонапарта и все.
Поэтому для нас принципиально, что надо идти по нескольким направлениям. Это не только демократизация нашей страны, но это и защита прав собственности, это перераспределение в сторону основной массы собственников контроля за нашими национальными ресурсами, так называемая деконцентрация собственности, которая сегодня у нас сверхконцентрирована и, конечно, это вопросы независимости, объективности суда и так далее. Только в комплексе могут дать результат.

Михаил Соколов: Два вопроса с сайта, точнее, вопросы, они же мнения. Из Петербурга: "Интересно, всем ли оппозиционерам запрещают произносить фамилию Путин под угрозой смерти и лишения свободы?". И второе: "Ни Прохоров, ни Миронов, ни Митрохин, лидеры так называемых оппозиционных партий, в своих речах вслух не называют основного организатора и вдохновителя всех бед России – Путина, под чьим руководством расцвела коррупция, доведены до аварийного состояния транспорт, армия, система образования, здравоохранения".

Сергей Митрохин: Абсолютно некомпетентные заявления. Если вы смотрели программу "Энтэвешники", например, если помните, Чичваркин из Лондона задал вопрос про Путина. Почему-то в России этот вопрос не осмелился задавать, а из Лондона осмелился: вы против Путина или нет. Я первый ответил и фактически единственный четко и однозначно, что партия "Яблоко" против Путина и Медведева. Это повторил на съезде и Сергей Иваненко и Григорий Явлинский в своем заключительном выступлении.

Михаил Соколов: Которое, правда, уже не показывал канал "Вести-24".

Сергей Митрохин: Слушайте, есть люди, которые хотят, чтобы мы только говорили про Путина и больше ни про кого.

Михаил Соколов: Можно про Медведева.

Сергей Митрохин: И про Медведева мы говорим.

Михаил Соколов: Можно про Суркова и Сечина.

Сергей Митрохин: А вот я считаю, для меня важнейшая позиция такая, что один только взятый лозунг "Долой Путина" ничего не даст. Да, мы против Путина, мы всегда выступали с альтернативой Путину, впоследствии Медведеву, так же, как раньше выступали как альтернатива Ельцину. Но мы никогда не говорили: давайте одного человека заменим, и все в стране будет хорошо. Не будет хорошо, свято место пусто не бывает. Менять надо систему.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, конкретно, что значит, что вы находитесь в оппозиции к Владимиру Путину? Это значит, что вы не ходите в администрацию президента совещаться или, скажем, это значит, что вы предлагаете какие-то альтернативы тому, что он делает?

Сергей Митрохин: Да, мы предлагаем альтернативу политике Владимира Путина и делаем это, начиная с 1999 года, когда большинство фракции голосовало против назначения Путина премьер-министром.

Михаил Соколов: Тут уж я вам скажу, что той части голосов «Яблока», которая высказалась за Владимира Путина, как раз хватило, чтобы его назначить Без вас он бы не стал премьер-министром.

Сергей Митрохин: Нет, это не так, это не соответствует действительности.

Михаил Соколов: Посчитайте.

Сергей Митрохин: Фракция "Яблоко" голосовала против Путина.

Михаил Соколов: Всякий может заглянуть в Интернет.

Сергей Митрохин: Но тогда надо сказать, какая фракция его очень сильно поддерживала и называлась Союз правых сил.

Михаил Соколов: Вы за себя говорите.

Сергей Митрохин: Я хочу про них сказать. Вы их все время защищали раньше.

Михаил Соколов: Я ни слова не сказал про них.

Сергей Митрохин: Вы раньше про них много слов говорили.

Михаил Соколов: Их уже нет, а вы есть.

Сергей Митрохин: На тот момент они поддерживали Путина. Мало того, они привели Путина к власти, вместе с Борисом Немцовым.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, голосовали в "Яблоке" за Путина?

Сергей Митрохин: Фракция "Яблоко" голосовала против.

Михаил Соколов: Часть депутатов голосовала за.

Сергей Митрохин: Меньшая часть – да. Голосовал Явлинский по одной простой причине: потому что Путин отказался шпионить за ним по просьбе Примакова. А партия "Яблоко" голосовала против. Потом, в 1999 году, когда мы выступили против войны в Чечне, которую затеял Путин. Вот вы спрашиваете конкретику, я вам рассказываю.
Когда партия Союз правых сил во главе с Немцовым поддержала войну Чечне и заявила о том, что "Яблоко" наносит удар в спину российской армии ножом, мы выступали против Путина, его политики.

Михаил Соколов: Вы не можете никогда удержаться, чтобы на других не напасть?

Сергей Митрохин: Вы меня все время спрашиваете, давайте я наконец все расскажу.

Михаил Соколов: Конкретно.

Сергей Митрохин: Предельно конкретно. В 2000 году партия "Яблоко" выдвигала Григория Явлинского против Владимира Путина, который был, естественно, главным претендентом. Владимира Путина поддержал Союз правых сил во главе с Немцовым и всеми остальными. У нас были, я помню, дискуссии, не с самим Немцовым, с Гозманом, он был тоже членом СПС, когда я говорил: вы продвигаете, поддерживаете сейчас будущего диктатора. Нам говорили: нет, Путин – демократ, вы говорите глупости. Мы тогда предупреждали, чем все это закончится.
А смысл этой операции был какой: да, олигархи поняли, что Ельцин слаб и что он не справится с контролем за страной в их интересах – олигархов. И эти олигархи, Березовский, прочие, Абрамович и так далее образовали такой клуб, который выдвинул Путина.
Главной политической силой, которая Путина поддержала, было тогда не "Единство", которое только формировалось, было в младенческом возрасте, а был Союз правых сил. Правые, которые сегодня разделились на ПАРНАС и "Правое дело".

Михаил Соколов: Главной силой были губернаторы, административный ресурс.

Сергей Митрохин: Вы ошибаетесь, Михаил, никакие не губернаторы были, а этот клуб олигархов, который привел Путина к власти и сделал на него ставку как на человека, который будет защищать их интересы.

Михаил Соколов: Обратите внимание, большинство олигархов куда-то делось.

Сергей Митрохин: Многие ошиблись в своей ставке, но ответственность все равно за нее несут, согласитесь?

Михаил Соколов: Некоторые тоже ошибались, правда? И вы ошибались. Вы на своем уровне ошибались, они на своем.

Сергей Митрохин: Когда мы ошибались, мы всегда признавали свои ошибки. А по этим ошибкам как-то их авторы признавать свою ответственность не собираются.

Михаил Соколов: У вас, смотрю, в Курске был веселый лидер регионального отделения Александр Федулов.

Сергей Митрохин: Исключили.

Михаил Соколов: Исключили. Сейчас он пишет: "Митрохин бегает в «ненавистный Кремль», где доносит на демократов и правозащитников, спрашивая, кого замочить и слезно просит, чтобы за это "Яблоко" пропустили в Госдуму".
Вы такого человека держали в партии?

Сергей Митрохин: Давайте на заборе прочтем что-нибудь или в ЖЖ и цитировать будем.

Михаил Соколов: Это был ваш региональный лидер полгода назад.

Сергей Митрохин: Мы его исключили, человек обижен и врет. Ну что делать?

Михаил Соколов: Удивительно просто, что этому человеку вы доверили такую солидную область, он у вас был во главе списка.

Сергей Митрохин: Подождите, Михаил, мы не диктаторская партия, мы не Прохоров, которому устав "Правого дела" вопреки закону разрешил вышвыривать, кого он хочет, и нанимать, кого он хочет. У нас демократическая партия.
Федулов пришел со своей командой, произвел там переворот демократическим путем. И мне сказать: извините, я этого человека не хочу, - было абсолютно невозможно.

Михаил Соколов: Потом произносил националистические речи.

Сергей Митрохин: Мы его за это и исключили - за националистические речи, за человеконенавистнические взгляды. Появился инструмент, который наш устав предусматривает, инструмент исключения, и мы его применили.

Михаил Соколов: То есть вы здесь признаете свою ошибку?

Сергей Митрохин: Здесь ошибка, может быть, была, надо было мне броситься и в нарушение нашего устава нагнать туда людей в Курске, чтобы они не пропустили Федулова. Я не стал этого делать. Может быть это ошибка, я согласен ее признать, но я же ее уже исправил.

Михаил Соколов: Что еще пишут: "Путин сказал, что выборы будут грязными, Матвиенко сделали 90%, выборы в думу и президента будут такими же". Алексей, Москва. Видимо, намекает на то, что в такие фальсифицированные выборы играть не очень стоит.
Я видел тоже у нас на сайте разные мнения на этот счет. "Явлинский призывает идти на несправедливые и сфальсифицированные выборы, лишь бы пройти в парламент". Наоборот, Сергей: "Собирался игнорировать выборы, но если "Яблоко" допустят до выборов, пойду, проголосую за них. Хотя давно не симпатизирую Явлинскому за пассивность во время путинского десятилетия".
Валентин Иванович, Иваново: "Первый раз за путинское безвременье пойду голосовать, мой голос "Яблоку". У этой партии внятная программа, ее лидеры в воровстве не замечены, что для России такое же чудо, как воскрешение Лазаря".

Видите, разные мнения, но все по поводу выборов. Там, во-первых, Сергей, знаете, какая мысль: если "Яблоко" допустят до выборов. Вы подписи должны собрать, я так понимаю? Насколько вам это по силам, а главное – пройдут ли эти подписи проверку. Я помню, что в регионах, где списки "Яблока" раздражали губернаторов или администрацию президента, вам в регистрации отказывали.

Сергей Митрохин: Все-таки начну с первого вопроса, который звучал подспудно у радиослушателей. Участвовать или не участвовать в выборах? Основа для этого вопроса, конечно, есть. Выборы у нас нечестные, фальсифицированные, превращаются в фарс и так далее. Вопрос: что с этим делать? Наш ответ, по-моему, достаточно понятен: если вы в этом всем не участвуете, значит вы этому всему помогаете напрямую.

Михаил Соколов: Каким образом?

Сергей Митрохин: Вы голосуете за "Единую Россию" не своей рукой. Вы оставляете без какого-либо контроля даже минимального свой бюллетень, этот бюллетень аккуратно берет другая рука и опускает его за "Единую Россию". Если вы портите свой бюллетень, аккуратно испорченный бюллетень изымают, проконтролировать его некому, потому что нет такой партии испорченных бюллетеней.

Михаил Соколов: Есть графа про испорченные бюллетени, их можно посчитать.

Сергей Митрохин: А кто ее будет требовать считать?

Михаил Соколов: Если два крестика их считать обязаны.

Сергей Митрохин: Никто не потребует считать, потребуют считать голоса партии, которые участвуют. Как я добился пересмотра голосования на участке своем, у своего дома, где за "Яблоко" было ноль голосов? Только благодаря тому, что я через суд добился поиска этих бюллетеней за партию "Яблоко", и они обнаружились.

Михаил Соколов: Много обнаружилось?

Сергей Митрохин: Там обнаружилось процентов примерно на 15, примерно такой же результат получился, как на участках Путина, Лужкова, Медведева, где не осмелился никто ничего фальсифицировать по понятным причинам.

Михаил Соколов: Скажите за это спасибо Юрию Лужкову, которого вы поддерживали.

Сергей Митрохин: 15-17% голосов. О Лужкове можно отдельно поговорить, мы сейчас говорим о нечестных выборах. Так вот если бы не было партии "Яблоко", если бы она не участвовала в выборах, никто по этому участку не смог бы отсудить обратно эти голоса и обнаружить фальсификации. Это яркое доказательство того, что все-таки, если вы идете на выборы, если вы за кого-то голосуете на этих выборах, то вы тем самым сокращаете масштабы фальсификации.
А смотрите, что сейчас происходит. Сейчас хотят окончательно превратить выборы в фарс, показать, что все в этом фарсе являются клоунами, и добиться максимального снижения явки – это новая тактика "Единой России". Не через промывку мозгов, как раньше пытались, не через такое тотальное засилье, потому что всем надоело, всех от этого тошнит, решили пойти другим путем. Да, мы даже вы свободу даем, смотрите – программа "Энтэвешники". Хотя не давали мне ничего сказать, потом порезали эфир, ладно, черт с ним. Но, тем не менее, что-то удалось сказать. Да, пожалуйста, говорите, что хотите. Но мы вас представим таким образом, что мало у кого вообще возникнет желания пойти на выборы, мы так представим все партии. И этим добиваются чего – будет низкая явка, будет огромное количество свободных бюллетеней и этими бюллетенями легко будет обеспечить результат за "Единую Россию".
Поэтому любые призывы к бойкоту выборов сегодня, с нашей точки зрения, это просто работа на "Единую Россию". Я думаю, неосознанно, не получают за это деньги, просто людьми манипулируют, они не понимают смысла того, чем они занимаются.

Михаил Соколов: Если ваша партия или другие две еще партии как минимум, а то и три, набирают до 7%, то есть либо одно-два места в думе, либо вообще ни одного, то огромное количество мандатов уйдет в раздел в пользу "Единой России". То есть до 70-80 мандатов у нее будет премия.

Сергей Митрохин: Поэтому мы будем призывать поддерживать, чтобы мы получили больше 7%. Правильно совершенно.

Михаил Соколов: Виктор уже отреагировал: "Я буду голосовать за "Яблоко", - написал он.

Сергей Митрохин: Вот видите – правильно.

Михаил Соколов: И передача целиком не прошла, а уже вас поддерживают. Давайте пару звоночков возьмем. Людмила Ивановна из Смоленской области, пожалуйста.

Слушательница: Добрый вечер. Уважаемые, я из той партии, которую организовывал, смешно говорить уже теперь об этом, Каспаров, Бурбулис и Травкин.

Михаил Соколов: ДПР называлась.

Слушательница: Да. Потом с ДПР начались разные манипуляции, и она докатилась до Богданова. Так вот, первый вопрос о прошлом, которое может влиять и на будущее. Уважаемый Сергей, почему, когда увяла ДПР, вы не воспользовались, я имею в виду "Яблоко", прежним штатом активистов? "Яблоко" у нас в Смоленске собирало полный зал, Явлинского, который пришел на смену. ДПР Богданова – разве это ДПР?

Сергей Митрохин: Подождите, а разве вы не помните, Людмила Ивановна, эту печальную историю, как закончилась ДПР? Отвечая на ваш вопрос: мы пытались на нашу сторону привлечь членов партии ДПР и пригласили в партию Николая Травкина, он был не только членом партии, он был членом фракции у нас. Как раз, я думаю, это было главной попыткой привлечь ваш электорат. А потом, что происходило с ДПР: ее сначала попытался купить Михаил Касьянов, а когда Кремль узнал, что он это собирается сделать, он всех делегатов съезда перекупил и назначил во главе нее господина Богданова. И этим партию убили окончательно.

Михаил Соколов: Александр из Калининградской области, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Сергею Митрохину сначала реплику, если возможно, а потом вопрос. У нас в Калининградской области партии "Яблоко" существует, но деятельности ее не видно здесь. И когда у нас были выборы в областную думу, они говорили невнятно, совершенно неопределенно. И главный наш вопрос - сельское хозяйство. По сельскому хозяйству программа наивнейшая, я не знаю, дальше некуда. Я еще хочу сказать: по сельскому хозяйству надо вам как-то определиться.

Сергей Митрохин: Вы знаете, я занимаюсь партстроительством нашей партии, и я лучше кого бы то ни было знаю состояние наших региональных отделений.

Михаил Соколов: В Калининграде не очень выступили, прямо скажем.

Сергей Митрохин: Да, далеко не везде у нас высокое качество региональных отделений, мы этим занимаемся.

Михаил Соколов: Ваши товарищи больше поливали других демократов, чем занимались собственными кампаниями.

Сергей Митрохин: Не знаю, каких демократов они поливали.

Михаил Соколов: Тех, которые есть, Дорошок, например.

Сергей Митрохин: Нет, Дорошка они не поливали.

Михаил Соколов: Было дело, я сам слышал.

Сергей Митрохин: Там были разные мнения по разным вопросам. Слабая организация, так же как во многих других регионах. Вы знаете, тяжело было оппозиционной партией, не все идут в оппозиционную партию. Сильные политики, профессионалы, люди, умеющие хорошо говорить, люди, умеющие формулировать позицию, не готовы сегодня идти в оппозиционную партию. Это проблема наша, но мы с ней боремся.
Мы проводим реорганизацию наших отделений, и как раз сейчас такая реорганизация проходит в Калининграде. По этой причине Калининград не был у нас представлен на съезде, потому что мы решили трансформировать это отделение и пошли на то, что на съезде они не могут участвовать. Так что работаем, совершенствуемся, открыто смотрим на ситуацию с открытыми глазами, и где у нас плохо, стараемся сделать лучше.

Михаил Соколов: "Яблоко" напоминает старую деву: пока молода была, отваживала женихов, теперь постарела и сама никому не нужна", - злобствует Александр.

Сергей Митрохин: Александр может злобствовать, сколько угодно. Если сравнивать, я сказал об этом, "Яблоко" единственная партия в России, которая пошла на создание фракций. Для чего мы это сделали? Для женихов. У нашей девы целый гарем женихов, если таким вульгарным языком выражаться. К нам в свое время пришла партия "Зеленая Россия", и мы с ней объединились благополучно и сейчас это активнейшая часть нашей партии, которая борется, например, с захватом водоемов, с захватом берегов, со строительством дворцов для чиновников на побережье Черного моря и так далее.
К нам пришла и организация "Солдатские матери", не все, правда, отделение "Солдатских матерей". Светлана Кузнецова, которая сегодня у нас в списке представлена, она очень уважаемая в этом качестве. У нас работает правозащитная фракция, мы объединяемся с правозащитными, с экологическими движениями. У нас есть женская фракция, которая объединяет женские движения.
Почему-то те, кто говорит: вы ни с кем не объединяетесь. Мне кажется, люди достаточно циничные. Потому что они вот эти организации гражданского общества ни во что не ставят, в упор их не видят. А мы их видим, мы им помогаем, мы с ними работаем, и они приходят в партию "Яблоко". Ни одна другая партия сегодня этим не занимается, но обвиняют опять партию "Яблоко" во всех грехах. Скажите просто, что вы нас не любите, зачем придумывать всякие глупости.

Михаил Соколов: Господин Разберг пишет: "Вчера смотрел съезд "Яблока", ставка делается на интеллигенцию, а она в России гнилая. Кто вам сказал, господа оппозиционеры, что в России будут голосовать против власти? Ведь как ни крути, во время правления Путина жизненный уровень простых людей вырос".

Сергей Митрохин: Я, честно говоря, тоже не согласен с Сергеем Иваненко и не скрываю этого, что интеллигенция - это наш единственный электорат. Да, это ядро нашего электората, это образованные люди, но за эти годы мы сумели, как я уверен, расширить свою базу и в первую очередь за счет гражданского общества. Партия "Яблоко" больше, чем какая бы то ни было другая партия, и вообще политическая организация в России, работает с гражданским обществом.
Мы первые поддержали движение "За Химкинский лес", еще когда его никто в упор не видел и когда над нами насмехались в таком же стиле. Нет, чтобы сказать "не любим", надо поиздеваться: они травкой занимаются, они зеленью занимаются – говорили некоторые известные сейчас лидеры оппозиционного движения. А когда движение "За Химкинский лес" выросло, проявило себя, раскрутилось, все к нему побежали и стали самыми главными его партнерами. А мы с самого начала ему помогали, мы спасали от смерти Михаила Бекетова, например, потом спасли от смерти Фирсова, мы свои митинги предоставляли для их выступлений. Это я как пример говорю.
Или движение Экологическая вахта по Северному Кавказу, например, пришло именно к нам, именно в партию "Яблоко" пришло. Самая сильная сегодня, самая дерзкая экологическая организация, которая не боится сесть на несколько суток в милицию за свои действия. Нет другой такой активной организации в России экологической, и она пришла в партию "Яблоко" - Андрей Рудомаха, Сурен Газарян.

Михаил Соколов: Виктор пишет: "Зачем вы топите и критикуете перед выборами своих союзников в борьбе с Путиным Немцова, Каспарова, Рыжкова. Лучше бы помолчали".

Сергей Митрохин: Вы мне задаете вопросы, я на них отвечаю честно, не занимаюсь никаким политиканством, говорю, что думаю. Никого я не топлю. Мы всем в свое время предлагали. Кстати, по поводу Каспарова я вообще ни слова не сказал, что вы мне приписываете то, что не говорил. Я его сильно уважаю и как шахматиста, и как политика.

Михаил Соколов: Владимир из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу сказать, партия "Яблоко", ее бесспорное достижение, допустим, взять в Москве в Северо-западном округе раскрутили дело, разобрались и убрали префекта Козлова, что-то в экологически чистой зоне землю прихватил. Вы немножко скажите поподробнее, что там получилось. И второй вопрос: куда он делся в конечном итоге?

Михаил Соколов: Хороший вопрос. Разоблачить - разоблачили, посадили или нет?

Сергей Митрохин: Вы знаете, если бы я был прокурором, может быть его и посадили. Мы добились того, что дело дошло до суда, суд решил, что земля в долине реки Сходня, в Куркино захвачена незаконно. К сожалению, дальше происходит то, что и должно происходить в неправовом государстве. Решение суда не исполняется. Баня, которую бывший префект Козлов построил незаконно на территории особо охраняемой, так там и стоит, и он продолжает жить. Так же, как господин Петухов, бывший высокий чин МВД Российской Федерации, точно так же по нему было решение суда о незаконном захвате земли, и они все сейчас, по-моему, там продолжают жить и спокойно пользоваться этими участками, и никто не собирается ничего с ними делать. Хотя вроде объявлено, что у нас будет борьба с коррупцией и все будет по-другому. Все эти старые коррупционеры остаются не только на свободе, они остаются владельцами того имущества, которое они захватили. А те чиновники, которые им помогали это сделать, тоже остались в правительстве Москвы.

Михаил Соколов: То есть не нравится вам Собянин или нравится?

Сергей Митрохин: У Собянина есть сильные стороны, есть слабые, есть абсолютно непонятные вещи, которые он сейчас делает. В качестве примера, наверное, малоизвестного, я сейчас не буду говорить про плитку, которая всех на уши поставила, и теперь все женщины, с которыми я говорил на эту тему, в ужасе от того, что они не смогут ходить на каблуках по этой плитке, а потрачено немало денег на это. Кстати, молодежное "Яблоко" вручило "золотую плитку" Сергею Собянину, была у нас такая акция протестная.
Казалось бы, мелочь для многих, а многие рукоплескали - снятие перетяжек рекламных. Да, есть претензии к внешнему виду города, действительно не всем нравятся эти перетяжки, но, позвольте, права собственности. Были договора аренды у предприятий, кстати, малого бизнеса, никаких не олигархов, на эти перетяжки. Взяли, насильно расторгли эти договора – это просто произвол.

Михаил Соколов: Рынки он тоже разгонял.

Сергей Митрохин: Рынки, палатки, то есть полное игнорирование права, чисто такой административный стиль руководства. И никаких подвижек в сторону хотя бы какой бы то ни было демократизации в городе, чтобы чуть-чуть более самостоятельной стала Мосгордума или чуть больше прав полномочий передать московскому местному самоуправлению. Ничего подобного.
При Лужкове хоть какие-то были общественные советы, через которые хоть какая-то видимость диалога была с мэром Москвы, сейчас ничего этого нет. Мэр сам все знает, за всех москвичей, он такой патерналист, который все знает лучше всех и принимает мудрые решения как великий вождь города. Вот это мне совсем не нравится.

Михаил Соколов: Спрашивают, что вы думаете о заявлениях Дмитрия Рогозина, явившегося теперь в качестве союзника "Единой России", что русский народ находится в положении дискриминируемого большинства?

Сергей Митрохин: Я имел возможность Дмитрию Рогозину высказать свое мнение в прямых дебатах.

Михаил Соколов: И проиграли, кажется?

Сергей Митрохин: Да, я проиграл. Но я проиграл, во-первых, не так много. Учтите, насколько сегодня популярна в обществе эта позиция. Кто бы то ни был, даже Дмитрий Рогозин, а человек гораздо менее известный, любой, который с такой позицией выступал, он бы находился в заведомо выигрышном положении. Я пытался объяснить и, мне кажется, удалось это сделать, что позиция крайне опасна для нашей страны – позиция подрыва нашего межнационального мира. Причем, как это говорится - изощренно. Это не только Рогозин, сейчас Жириновский начал эту кампанию: а мы не против, дескать, других народов, пусть они живут хорошо, но русских всех обижают вокруг. Крайне опасная вещь навязывать великому русскому народу комплекс национальной неполноценности.
Почему опасно? Потому что действительно огромный народ, если он этим комплексом заболеет, то страна рассыплется и не только по национальному, но и по территориальному признаку. Нам придется например отдавать Кавказ тогда. Сейчас эти люди, которые кричат: кавказцы ведут себя так, ведут плохо, действительно с их участием происходят преступления. Вывод вы какой из этого делаете? Что надо отделиться от Кавказа? И тем сам вы уводите нас от другого вывода, который надо сделать по этому вопросу. А вывод такой, что должен быть закон, должна быть неотвратимость наказания.
Вы посмотрите, когда те же чеченцы или другие представители кавказских народов едут в другие страны, в Европу, в Соединенные Штаты, разве они там так себя ведут? Нет, они себя так не ведут. А почему? Потому что там действует принцип неотвратимости наказания, там нельзя никого купить, там нельзя ничего выторговать. Там жесткий закон, он будет за это наказывать, а у нас этого закона нет. Я это пытался сказать Дмитрию Рогозину.

Михаил Соколов: А пример кто подает, что закона нет? Владимир Владимирович Путин, его окружение.

Сергей Митрохин: Давайте сделаем такое государство, которое будет всех наказывать, невзирая на национальность. Согласен, Путин, Медведев и все нынешнее руководство. Не только они, огромное количество людей, которые работают и в исполнительной власти, и в правоохранительных органах, деятельность которых сегодня превращена в бизнес.

Михаил Соколов: Знаете, что поразительно – то, что президент России говорит, что не надо во время выборной кампании раскручивать вот эту национальную карту, после чего является Иван Охлобыстин, который раскручивает эту самую карту, является Дмитрий Рогозин и начинает раскручивать на центральных каналах эту карту. Как-то замахиваются на одно, а происходит совершенно противоположное.

Сергей Митрохин: Я еще более смешную вещь вам скажу. Перед этим выступлением президента Жириновский раздавал свою брошюру всем, кто там сидел, под названием "Русский жесткий взгляд".

Михаил Соколов: Прямо в зале заседания у президента?

Сергей Митрохин: Перед тем, как мы там сидели.

Михаил Соколов: Наверное, Медведев и среагировал.

Сергей Митрохин: С особым удовольствием Михаил Прохоров подписал у Жириновского эту брошюру. А там, кстати, были такие высказывания и у Надеждина, и прочих, они теперь с этими вопросами тоже решили заигрывать. Так что не только о Рогозине идет речь, к сожалению.

Михаил Соколов: Давайте еще вопрос. Геннадий из Ленинградской области.

Слушатель: Добрый вечер. Сергей Сергеевич, во-первых, спасибо вам большое за высказывания о коррупции, о воровстве. В десятку попали. А вопрос следующий: какие ошибки, на ваш взгляд, совершила партия за последние 15 лет, и как вы их исправляете и будете исправлять?
Хотелось бы пожелать большей терпимости, несмотря на разногласия, к таким партиям как "Другая Россия", Партия народной свободы и даже "Справедливая Россия".

Сергей Митрохин: Какие ошибки? Наверное, были не очень активны. Наверное, можно было бы более интенсивно работать с людьми. В условиях, когда нам перекрыли средства массовой информации после 2003 года, наверное, надо было, как говорится, более активно пойти в народ. Не хватило, наверное, сил для этого. Да, это ошибка. Что касается терпимости, мы терпимы ко всем, просто многие нервно реагируют.

Михаил Соколов: И вы, бывает, тоже.

Сергей Митрохин: Мы как партия должны позиционироваться, мы должны сказать, чем мы от других отличаемся. Когда мы про это начинаем говорить, на нас начинают обижаться, но при этом про нас, посмотрите, сколько говорят, сколько помоев на нас льют, мы не обижаемся, все имеют на это право. Но когда мы вдруг начинаем говорить о своих отличиях от других партий, значит мы получаемся виноваты.

Михаил Соколов: Вам пишут: "Яблоко" и "Правое дело" Миши Куршавельского - одного поля фрукты, дурилки картонные. На людей лапшу вешать и бороться с реальной оппозицией – это их труд под присмотром кукловода". Видите?

Сергей Митрохин: Это тоже подзаборный немножко стиль. Я отвечу на это. Понимаете, ничего общего у партии "Яблоко" с партией "Правое дело" нет, начиная от отношения к власти. Как только Прохоров пришел к руководству, он сразу сказал – мы не оппозиция. На тот же вопрос Чичваркина сегодня, я первый ответил сразу же, когда Чичваркин задал вопрос: вы за Путина или нет? Я сразу сказал: первое отвечает "Яблоко". Сказал, что мы против. "Правое дело" что-то какую-то невнятицу произнесло.
"Яблоко" - это партия, которая выросла из общества, нас никто в пробирках не выращивал. Партию "Правое дело" выращивали в кремлевских пробирках – это кремлевский проект. И самое главное, еще более существенное: вы посмотрите, что такое "Правое дело" сегодня, когда пришел Прохоров – это в чистом виде партия олигархов. "Яблоко" – партия, которая всегда боролась с олигархией в нашей стране. Как нас можно причесывать под одну гребенку? Для нас партия "Правое дело" – это такой же противник, как и "Единая Россия", только немножко с другого ракурса. "Единая Россия" в большей мере партия чиновников и коррумпированных чиновников, тех, кто коррумпирован, а партия "Правое дело" больше партиях тех, кто коррумпирует. То есть олигархов, кто покупает власть за деньги. И вместе они очень хорошо живут. Это две стороны одной и той же монеты.

Михаил Соколов: Пожалуй, последний вопрос: как вы видите связь между думскими выборами и президентскими для вашей партии?

Сергей Митрохин: Уже об этом говорили на съезде. В случае создания фракции в Государственной думе мы будем, видимо, готовы выдвинуть своего кандидата на президентские выборы.

Михаил Соколов: А если фракция из одного человека или из двух, она может выдвинуть?

Сергей Митрохин: По нашему законодательству, это парадокс, что в думе забыли законы арифметики, и 5% теперь равны одному голосу. Тем не менее, этот один человек будет как человек-оркестр, человек-фракция, и будет иметь абсолютно все права фракции.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG