Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Численность трудоспособного населения России сократится к 2025 году не менее чем на 10 миллионов человек, заявил 13 сентября секретарь Совета безопасности Николай Патрушев. Власти предлагают решать проблему нехватки трудовых ресурсов, привлекая мигрантов. Эксперты видят и другие пути решения проблемы.

В настоящее время, согласно официальным данным, к разряду "экономически активных" относятся менее 77 миллионов россиян, или около 54 процентов населения страны. Николай Патрушев считает, что решать проблему выпадающих трудовых ресурсов нужно, в основном, за счет привлечения рабочей силы из-за рубежа – в первую очередь, инженеров и высококвалифицированных рабочих. Именно на эти профессии, по его словам, сегодня приходится две трети вакансий, в российской экономике.

Насколько критична для России потеря 10 миллионов работников? Директор Института социальной политики Высшей школы экономики Сергей Смирнов полагает, что ответ на этот вопрос может быть получен только после того, как власть определится со сценариями развития России:

– Если экономика по-прежнему будет завязана на углеводородах, если по-прежнему базой развития будут сырьевые отрасли, то трудовых ресурсов, безусловно, не хватит, причем нехватка будет очень существенной. Тогда трудовые ресурсы придется завозить из других стран – со всеми негативными последствиями такого масштабного завоза. Причем понятно, что качество этих трудовых ресурсов будет не очень высоким. Если же структура экономики России будет перестраиваться в пользу наукоемких, а не трудоемких производств, тогда эти потери будут не критичными, – полагает Сергей Смирнов.

В том, что России необходимо пытаться решить проблему нехватки рабочих рук собственными силами, уверен и заведующий лабораторией прогнозирования трудовых ресурсов Института народнохозяйственного прогнозирования Андрей Коровкин:

– Все-таки, прежде всего, нам надо стараться улучшать свой дом, а не рассчитывать на варягов – мол, кто-то придет из-за границы и нам поможет. Предположим, приедут в Россию трудовые мигранты, а потом в их странах все наладится – они уедут. И что дальше? Сейчас живет в России примерно 140 миллионов человек – и мы должны организовать свою жизнь так, чтобы самим себя кормить и развивать, – говорит эксперт.

Теоретически, учитывая достаточно высокий уровень безработицы, правительство может добиваться ликвидации локальных дефицитов на рынке труда за счет перемещения необходимой рабочей силы из регионов, где наблюдается ее избыток, например, из республик Северного Кавказа. Сергей Смирнов продолжает:

– Казалось бы, решение лежит на поверхности: грузи людей в поезд или автобус и вези. Но здесь есть большие проблемы. Прежде всего, это проблема, скажем так, национальной ментальности. Мы знаем, где велика доля избыточных трудовых ресурсов, но мы знаем и другое: интегрировать эти трудовые ресурсы в коренные российские регионы достаточно сложно. По крайней мере, межнациональные конфликты последнего времени говорят, что это не является перспективным путем решения проблемы. Это, скорее, наращивание скрытых угроз социальной стабильности в крупных городах…

Поэтому, полагает Сергей Смирнов, было бы более правильным перевозить не людей к производствам, а производства к людям, стимулируя развитие бизнеса в регионах страны, где наблюдается избыток трудовых ресурсов. Но власти – и это вторая проблема – поступать так не спешат.

Андрей Коровкин из Института народнохозяйственного прогнозирования также является сторонником идеи создания рабочих мест именно там, где есть свободные рабочие руки:

– Россия большая, за последние годы она несколько встряхнулась, ее население достаточно хаотично по стране перемещается. Это актуально и для некоторых регионов (прежде всего, регионов Северного Кавказа), где есть масса проблем, помимо проблем рынка труда и экономики. Тем не менее, работа тоже должна идти к людям, а не только люди к работе. Важно побуждать бизнес к инвестициям в экономику регионов, к созданию там новых рабочих мест. Совершенно очевидно, что сосредоточить все население страны в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных мегаполисах – неправильная политика, – уверен Андрей Коровкин.

К регионам, где наблюдаются сложности с демографией и трудовыми ресурсами, относится, в частности, Восточная Сибирь и Дальний Восток. Правительство принимает программы развития этих регионов, рассчитывая увеличить их долю в национальной экономике, однако все в большей степени реализацией этих проектов приходится заниматься китайским гражданам.

По мнению директора Центра стратегических исследований Китая Алексея Маслова, существует реальная угроза того, что Дальний Восток фактически станет экономической структурой Китая, административно при этом принадлежа России:

– Надо учитывать, что Китай ведет очень грамотную, очень взвешенную политику, которая по отношению к Дальнему Востоку не меняется на протяжении нескольких десятков лет. Во многих нынешних китайских публикациях утверждается, что Россия удерживает за собой целый ряд территорий на Дальнем Востоке, которые, как считает Китай, принадлежали когда-то Китаю. Но Китай не претендует на эти территории, лишь рекомендует развивать их сообща, – рассказывает Алексей Маслов.

Недостаточность собственно российских трудовых ресурсов в восточных регионах страны отмечает и директор Института социальной политики Сергей Смирнов. И, по его словам, альтернативы китайской рабочей силе там в настоящее время просто нет:

– Я понимаю, что есть вопросы геополитических интересов и устремлений. Но, в принципе, чем китайцы хуже других национальностей – скажем, населяющих республики бывшего Советского Союза? Думаю, сегодня не приходится говорить, что здесь могут быть какие-то революционные изменения, что удастся, как в годы сталинских пятилеток, обеспечить некий "оргнабор". Вспомните сюжеты черно-белых советских фильмов. Тогда народ рвался на Дальний Восток. А сейчас его туда калачом не заманишь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG