Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

НБА: локаут номер два


Клуб "Лос-Анджелес Лейкерс" - чемпион НБА 2010 года

Клуб "Лос-Анджелес Лейкерс" - чемпион НБА 2010 года

В начале года споры между губернатором и профсоюзом госслужащих Висконсина чуть было не сорвали бюджетный процесс в штате; весной стало известно, что администрация Обамы по ходатайству профсоюза авиастроительного гиганта "Боинг" пытается в административном порядке воспрепятствовать открытию сборочных цехов компании в одном из южных штатов, где закон позволяет рабочим предприятия, имеющего профсоюз, самостоятельно решать, вступать им в него или нет. А сегодня в Америке происходит грандиозное "классовое" сражение на поприще профессионального баскетбола.

Если работодатель отказывается удовлетворять требования коллектива наемных работников, те могут организовать забастовку. Если, с другой стороны, коллектив работников противится требованиям работодателя, тот вправе объявить локаут, то есть перекрыть работникам доступ на производство. Последнее и произошло в НБА, легендарной Национальной баскетбольной ассоциации: профсоюз игроков не согласился с требованием ассоциации владельцев клубов о сокращении своей денежной доли в общих доходах НБА, владельцы ответили локаутом, и теперь весь многообещающий сезон 2011/12 годов оказался под угрозой срыва.

Однако мнения в стране о том, кто виноват, разделились. Многомиллионная армия болельщиков и эксперты автоматически игрокам не симпатизируют. Оно и понятно: трудно зачислить в угнетенный рабочий класс мастеров современного американского баскетбола. Останься в силе последний коллективный договор между владельцами и игроками, и через пару лет средний годовой заработок баскетболиста НБА составлял бы семь миллионов долларов. Отсюда и ходячая шутка: конфликт в Национальной Баскетбольной лиге – это конфликт рослых мультимиллионеров-игроков и коротышек-миллиардеров – хозяев клубов.

Говорит профессор Майкл Лидс из филадельфийского университета Темпл:

– Интересно, что по сравнению с другими видами спорта, – американским футболом, бейсболом, хоккеем, – в баскетболе на протяжении нескольких десятилетий царил, так сказать, классовый мир. В первый раз его поколебал локаут 1998 года, приведший к отмене половины матчей. Боюсь, нечто похожее повторится и на сей раз... – полагает Майкл Лидс.

В последнее время доходы Лиги в целом, хотя и растут, но далеко не такими темпами, доходы же игроков по-прежнему растут очень быстро, и в НБА стали наблюдаться трения
Кстати, экономика спорта – предмет ныне необычайно популярный – и в бизнес-школах, и на экономических факультетах американских и европейских вузов. Майкл Лидс продолжает:

Классовый мир в НБА – это, как мне кажется, во многом следствие роста доходов Лиги буквально в геометрической прогрессии, начавшегося в первой половине восьмидесятых годов с приходом в нее абсолютно феноменальных игроков – Мэджика Джонсона, Ларри Бёрда, Майкла Джордана. В последнее время доходы Лиги в целом, хотя и растут, но далеко не такими темпами, доходы же игроков по-прежнему растут очень быстро, и в НБА стали наблюдаться трения, – отмечает Майкл Лидс.

ТВ-рейтинги матчей НБА достигли в прошлом сезоне небывалой высоты, в Лиге появилась плеяда новых блестящих игроков. Это с одной стороны. С другой – хозяева 22 из 30 команд жалуются, что теряют деньги или получают меньше, чем раньше. Разрыв в доходах между, допустим, клубом-аутсайдером "Гризлис" в Мемфисе и блистательными лос-анджелесскими "Лейкерс" увеличивается. Экономический спад отразился на посещаемости баскетбольных матчей, – сократились поступления от продажи билетов. Поэтому хозяева настаивают на пересмотре раздела доходов Лиги между собой и игроками, закрепленного в последнем коллективном договоре в соотношении 47 процентов к 53, в сторону полной уравниловки – пятьдесят на пятьдесят.

"Уравниловка" – это ключевое слово. Американская экономика более свободна, чем европейская. В целом. Яркое исключение являет собой профессиональный спорт. Если взять, к примеру, английскую футбольную Премьер-лигу, то она олицетворяет полное торжество принципов свободного рынка по сравнению с организацией НБА, которую называют полусоциалистической. Трудовое законодательство США, охватывающее и спорт, выведено из-под действия строжайшего антимонопольного регулирования. Баскетбол – это миллиардная индустрия, в которой существует лишь один-единственный покупатель в лице ассоциации владельцев. Он максимизирует выгоду, сдерживая конкуренцию. Он не может нести убытки. В теории. А на практике в НБА ему противостоит единственный продавец, монополист, коим является профсоюз игроков. Таким образом, под Лигой заложен пороховой погреб...

Говорит профессор парижской Сорбонны Владимир Андрефф, один из ведущих в Европе специалистов по экономике спорта:

Квазисоциалистическим профессиональный баскетбол в Северной Америке делают, с одной стороны, картель владельцев, которые одно время – в это сейчас трудно поверить! – обладали абсолютно законным правом не позволять игроку менять команду без их согласия даже после истечения договора игрока с его клубом, а с другой – сильный профсоюз самих игроков. Это создает предпосылки для трудовых конфликтов куда более сильные, чем в европейских спортивных лигах.

И условия завершения таких конфликтов, по словам Владимира Андреффа, трудно предсказать, исходя из одних лишь экономических расчетов. Их исход во многом определяет расклад сил политических:

Владельцы, как это ни покажется странным, недоинвестируют средства в свои клубы ввиду существующего в НБА механизма перераспределения. Причина этого в том, что часть прироста доходов, который данный клуб предположительно получит благодаря приобретению ценнейшего игрока, он должен будет разделить со всеми другими клубами любого уровня достатка. И это касается всех доходов – от кассы и телетрансляций до продажи клубной атрибутики, – рассказал Владимир Андрефф.

– Перераспределение доходов – далеко не единственный механизм, существующий в НБА, декларируемая цель которого – обеспечение рентабельности всех команд Лиги и их конкурентоспособности; под конкурентоспособностью имеется в виду, что все команды имеют реальные, если и не равные шансы на успех в борьбе за чемпионские медали.

Так, НБА, а не рынок, решает, сколько команд может существовать в том или ином регионе; НБА устанавливает максимум фонда заработной платы всех клубов и суммы контракта отдельного игрока. Если в других отраслях экономики менеджмент пытается увязать размер вознаграждения работника с реальными показателями его деятельности, а профсоюз требует привязать зарплату к производственному стажу, то в НБА все обстоит прямо наоборот. В НБА работает так называемый механизм "драфта", устанавливающий очередность набора в профессионалы игроков из школьного и студенческого баскетбола, при котором клуб с самыми плохими результатами за предшествующий сезон наделен правом выбрать самого перспективного новичка. И этот новичок в течение 5-6 лет не вправе по собственному усмотрению покинуть выбравший его клуб.

И это еще не все: "длина скамейки" игроков лимитирована; игрокам НБА запрещено быть владельцами клубов; акции клубов не обращаются на бирже, дабы уберечь их от приобретения инвесторами, не санкционированными руководством Лиги; владельцы клубов повсеместно получают дотации от городов и штатов на строительство стадионов и смежной инфраструктуры. НБА в отличие, скажем, от футбольных лиг Европы, не имеет второго эшелона, в который перемещались бы команды-неудачники, неся материальный урон вместе с утратой статуса, и из которого в первый эшелон с заметным улучшением финансового положения переходили бы команды успешные. В НБА почти не развита схема купли-продажи игроков; клубы, как правило, предпочитают бартер, обмениваясь игроками и правами по драфту, что тоже нацелено на демпфирование конкуренции между богатыми и не столь богатыми командами. И при всем при этом владельцы продолжают твердить, что терпят убытки.

Как заметил профессор Сорбонны Владимир Андрефф, если в обычном бизнесе цель предпринимателя – разорить конкурента, то в спортивном бизнесе по-американски она противоположная – сохранить соперника, поскольку соперник в деловом смысле – не конкурент, а соратник, содействующий твоему преуспеянию. Более того, успешный предприниматель от спорта, как правило, теряет деньги; успешный предприниматель в других областях их обильно преумножает. Спорт – дело, в общем, такое экзотичное, что если в прочих хозяйственных сферах рыночная собственность доказала свое превосходство над государственной, то в спорте это превосходство далеко не столь очевидно. Опыт НБА свидетельствует, что смешанная, социалистически-капиталистическая модель организации спорта, является, может быть, наихудшей.

Говорит профессор Дэвид Берри, который преподает экономику спорта в университете штата Юта:

– Хозяева большинства клубов утверждают, что теряют деньги, но доказательств этого они нам не представили. В то же время авторитетное бизнес-издание Forbes, основываясь на своем собственном анализе, оспаривает это утверждение ассоциации владельцев...

Следует также помнить, что доля игроков в доходах НБА оставалась фиксированной на всем протяжении действовавшего коллективного договора на уровне 57 процентов. В абсолютном исчислении доходы игроков тоже не особо выросли из-за рецессии. Местные власти безвозмездно покрывают до 85 процентов издержек владельцев по основной статье их расходов –
Продажная цена клубов НБА неизменно увеличивается. И при этом владельцы двух третей клубов уверяют нас, что того и гляди обанкротятся. Просто не верится!

строительство новых стадионов. Продажная цена клубов НБА неизменно увеличивается. И при этом владельцы двух третей клубов уверяют нас, что того и гляди обанкротятся. Просто не верится! – заявил Дэвид Берри.

Ну а если владельцы действительно теряют деньги, пусть даже и не в том объеме, о котором они говорят, то Лига теоретически может либо закрыть убыточные клубы, либо перевести их в другой город. Однако закрытие нерентабельных предприятий в социалистических и квазисоциалистических режимах применяется крайне редко, и смена местожительства команд за 65 лет существования НБА происходила всего 20 раз.

А что насчет "состязательного баланса", выравнивания сил команд-участниц НБА? Говорит профессор Дэвид Берри:

Стремлением к "состязательному балансу" владельцы и оправдывают лимит на зарплату игроков: без этого лимита, дескать, богатые клубы перекупят всех звезд, исход матчей между звездными и рядовыми командами будет предрешен, и болельщики последних перестанут ходить на стадион или смотреть баскетбол по телевизору. Как свидетельствуют многочисленные исследования, это полный нонсенс – "состязательный баланс" Лиги в результате лимитов на зарплаты никак не вырос. Как не вырос он и в результате другого ограничительного механизма – распределения доходов между клубами разного уровня достатка. Этот механизм на самом деле привел к понижению зарплат игроков, что абсолютно отвечало пожеланиям владельцев, – подчеркнул Дэвид Берри.

История НБА доказывает, что большие деньги у хозяина клуба – это еще далеко не гарантия успеха. Во многих случаях деньги действительно способствуют спортивным результатам, но немало и таких случаев, когда хозяева жестоко ошибались, тратя огромные суммы на игроков, не оправдавших впоследствии их ожидания. Но немало примеров и того, как блестящие решения менеджеров и тренеров приносили успех совсем не богатым клубам.

Сплоченность спортивного профсоюза – и это трюизм – зависит от меры совпадения интересов игроков. Самым крепким из всех профсоюзов в профессиональном спорте Америки поэтому является бейсбольный, наименее крепким – союз, объединяющий игроков в американский футбол. НБА находится где-то посередине. Мегазвезда Леброн Джеймс, переходя из Кливленда в Майами, из-за пресловутого лимита на фонд зарплат согласился на значительное понижение своего оклада. В прошлом сезоне он заработал около 14 млн, принеся своему новому клубу "Хит" порядка 40 млн. Леброн Джеймс, ясное дело, видит НБА в ином свете, чем, скажем, выходящий на замену второй разыгрывающий клуба "Кингс" из Сакраменто, выигрывающий от наличия указанного лимита. Если "хоккейный ген" распределен по северному полушарию более или менее равномерно, то "ген баскетбольный" сконцентрирован в афро-американском населении США. Талант и уникальность сверхзвезд баскетбола такова, что они могут легко развалить профсоюз, если на время локаута поедут играть в Европу, где им будут платить очень много, хотя и не столько, сколько в НБА. И это – то самое обстоятельство, в силу которого все мои собеседники – эксперты сходятся в том, что локаут закончится на условиях, куда более близких к позиции владельцев, чем к позиции игроков. Чем больше разрыв между зарплатами ветеранов и новичков в НБА, – а он будет расти под давлением требований владельцев, – тем слабее профсоюз. Глобализация, выражающаяся, к примеру, в создании второго и третьего эшелона НБА в Европе и Латинской Америке, могла бы ослабить диктат владельцев, но она неминуемо столкнется с непреодолимыми на сегодня национальными различиями в организации профессионального спорта. На серьезные юридические препятствия натолкнулись бы также попытки баскетболистов в НБА сформировать команды под своим собственным управлением.

Фрагмент программы "Время и мир"
XS
SM
MD
LG