Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кремлевские кукловоды и будущее России. К чему звал страну Михаил Прохоров и к чему ее приводит политическая монополия


Михаил Соколов: Мы будем говорить сегодня о том, какие политические реформы нужны современной России, что и кто мешает их провести.
В Московской студии Радио Свобода - депутат Государственной Думы России Олег Михеев, начальник предвыборного штаба партии «Справедливая Россия», и депутат Калининградской областной Думы Соломон Гинзбург, до сегодняшнего дня участник проекта «Правое дело» с Михаилом Прохоровым. И с нами по телефону - депутат Государственной Думы, председатель Комитета по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров, партия «Единая Россия».
Но давайте начнем с события дня, нельзя его пропустить. Соломон Израилевич, что произошло с Михаилом Прохоровым, с партией «Правое дело»? Как успешного менеджера Прохорова смогли так легко обвести вокруг пальца порученцы Владислава Суркова?

Соломон Гинзбург: Я думаю, что с Прохоровым будет все в порядке. Россию жалко. Если бы партия, возглавляемая Прохоровым, шла в парламент и вела бы борьбу за создание фракции, мне кажется, это была бы настоящая политическая состязательность, и Государственная Дума получила бы вменяемую демократическую фракцию в парламенте, а от этого выиграла бы наша страна, потому что был бы предложен четкий алгоритм тех политических реформ, о которых вы только что сказали.

Михаил Соколов: Олег Леонидович, вы опытный политик и, как говорят, политтехнолог. Как вы считаете, в чем ошибка Михаила Прохорова? Это ошибка в стратегии или ошибка в тактике?

Олег Михеев: Я не считаю, что здесь есть ошибка Михаила Прохорова. Наше отношение к данной ситуации заключается в следующем. Мы считаем, что это показатель политической нестабильности в нашей стране, политического террора, может быть, даже. Это показатель того, что сегодня те люди, те партии, которые говорят правду, несут честность, предлагают программы... по решению кого-то сверху, по какому-то заговорческому сценарию могут снести не только какого-то человека, но могут снести и партию с выборов. И это примерно то же самое, что было недавно с партией «Справедливая Россия», с Сергеем Михайловичем Мироновым. То есть группа людей пытаются сегодня решить, как им лучше жить.

Михаил Соколов: То есть это порок политической системы, когда фактически ею пытаются манипулировать в «ручном режиме»?

Олег Михеев: Абсолютно верно. Сегодня мы видим политическую систему, как мы говорим: партия власти второй раз наступает на одни и те же грабли. Сначала, больше 70 лет, коммунисты непонятно что вытворяли со страной, а сейчас повторяется примерно то же самое. Нельзя допустить, чтобы в нашей стране укрепился политический монополизм, который сегодня уже построен.

Михаил Соколов: А есть ли такая возможность, что вот эта группа людей, которые политические манипуляторы или, как их назвал сегодня Михаил Прохоров, кукловоды, будут отстранены от исполнения своих нынешних обязанностей, как этого требует Михаил Прохоров? Или все останется без изменений? Евгений Алексеевич, как вы смотрите на то, что произошло сегодня с партией «Правое дело» и с Михаилом Прохоровым?

Евгений Федоров: Это тяжелый путь становления российской демократии, российской партийной системы. Партия – это же интересы большого количества людей, целого класса иногда. Соответственно, когда они притираются, на это требуются не то что годы, а десятилетия. В правом направлении наиболее активные люди, я бы сказал, лидеры. А лидерам активным между собой очень трудно договариваться.

Михаил Соколов: То есть вы считаете, что здесь «руки Кремля» нет?

Евгений Федоров: Ну, какая тут «рука Кремля»?

Михаил Соколов: Владислав Сурков. Прохоров называет именно его.

Евгений Федоров: Когда люди договариваются между собой, тем более - независимые, богатые, а в этом направлении очень много богатых людей, бизнеса много, то им всегда очень трудно договориться и определиться. И это главный фактор. На эти вещи, конечно, влияют разные дополнительные факторы из России, извне России – все-таки мы в системе бизнеса находимся в мировом геополитическом пространстве очень сильно. Но главное – это люди, которые договариваются между собой.

Михаил Соколов: А для «Единой России» это выгодно – раскол, скандал, уход Прохорова, который финансировал эту партию, с политической арены? Аналитики говорят, что теперь вы получите немножко голосов правых либералов, которые было пошли за Прохоровым, а теперь вынуждены будут к вам обратиться.

Евгений Федоров: У нас все-таки довольно много партий, в том числе и этой направленности.

Михаил Соколов: Это какая партия такой направленности есть, праволиберальная?

Евгений Федоров: Но сама партия остается. Другое дело, что из-за этих процессов ей будет трудно работать и набрать необходимые 7%. Есть «Яблоко» более-менее такой же направленности. Есть избирателю, между кем выбрать, в том числе и в этом направлении. И тут даже не одна партия. И я не исключаю, что партия может за оставшееся время консолидироваться, определиться и рвануть вперед.

Михаил Соколов: Соломон Израилевич, вы сегодня вместе с Михаилом Прохоровым вышли из партии «Правое дело» (той, которая осталась). А что вы думаете о том, какое будущее ждет этот проект без Михаила Прохорова, без многих региональных лидеров и активистов, с исполняющим обязанности Андреем Дунаевым, с господином Богдановым и так далее?

Соломон Гинзбург: Я не верю, что этой партии, точнее, этому симулякру могут поверить, и она пройдет в парламент. На мой взгляд, это очень серьезный вызов для президента Медведева. Ну, ладно, ты не доверяешь Прохорову, но поверь хотя бы Алле Пугачевой, которая сегодня сказала, что ей буквально угрожали перед тем, как она пришла в Российскую Академию наук. Она сказала еще более крепкие слова о том, что не все в порядке с головой у Суркова, точнее – «он сошел с ума», и это было сказано перед всеми. И если Медведев не отреагирует, я думаю, это будет серьезным ущербом для самого института президентства в России. И я полагаю, что такой серьезный прагматик, как Михаил Прохоров, говоря о том, что его цель – добиться отставки Владислава Юрьевича, отвечает за свои слова. Я думаю, он своего добьется.

Михаил Соколов: А наши слушатели над нами подшучивают. «Скажите, почему у нас Путин взял псевдоним «Сурков»? Все хотят назвать Путина, но почему-то говорят «Сурков». Можно подумать, что у нас Сурков – президент России», - пишет Роза.
Олег Леонидович, а должна ли «Справедливая Россия» сейчас радоваться, что на одного реального игрока на выборах стало меньше? У вас же достаточно уязвимая позиция.

Олег Михеев: Ни в коем случае! У нас позиция не уязвимая, а довольно-таки успешная. Мы сегодня твердо стоим на ногах. Средства массовой информации на протяжении последних 5-6 месяцев усиленно рассказывали о том, что партия «Справедливая Россия» разбегается. А на самом деле мы видим по итогам, что кроме четырех депутатов и человек 10 «региональщиков» никто из партии не ушел. То есть мы сегодня твердо стоим на ногах, у нас правильно построена пирамида управленческая.
Что касается того, радуется ли партия «Справедливая Россия». Мы этому не радуемся. Это удар по нашей политической системе. И мы считаем, что не должно быть так, что велению какого-либо человека или правящей партии определялось, сколько партий должно быть. У нас в стране сегодня большое количество людей, которые имеют другие взгляды, иные, чем у «Единой России», чем у партии «Справедливая Россия». И эти люди должны иметь возможность объединяться в партии. Вопрос в другом. Когда у нас пройдут экономические преобразования, когда улучшится жизнь, постепенно эти партии будут укрупняться, объединяться добровольно, и может быть, мы придем к двухпартийной системе. Но не так, как сейчас – управление идет из центра: нужна партия, не нужна партия, давайте поиграем, давайте создадим, давайте уберем. Вот это «давайте» сегодня ставит в тупик нашу политическую систему. Поэтому партия «Справедливая Россия» не радуется.
Более того, мы говорим о том, что мы сегодня солидарны, и мы считаем, что если «Правое дело» участвовало бы в выборах, для нашей страны, для нашей демократии было бы лучше. Набрали бы 7% - хорошо, набрали бы 10% - тоже хорошо. Это как раз те голоса, которые забрали бы у партии «Единая Россия».
Мы против политического монополизма, и мы говорим, что необходимо разрушить построенный ими политический монополизм. Сегодня ошибки этих политиков нам видны. Мы видим, что сегодня чиновники, которые на 99% являются членами одной партии, заводят нашу экономику в тупик, но остаются безнаказанными. Есть такая пословица: пусть он подонок, но он свой подонок. То есть никто разбор полетов проводить не будет. И у нас сегодня те люди, которые не должны работать на своем рабочем месте, продолжают работать, потому что они являются членами одной партии, потому что во время выборов они подрисовывают и показывают хорошие результаты, и их ценят, любят и уважают.

Михаил Соколов: «Провокатор Богданов загубил ЛДПР, получил новое задание - развалить «Правое дело», - Владимир с Алтая.
«Поделом Прохорову – не садись с шулерами играть. Он хотел «наперсточников» обжать, а получил щелчок в нос», - Сергей Попов, Смоленск.
«Господин Федоров, зачем вы лицемерите?», - к сожалению, без подписи.
Евгений Алексеевич, что теперь ждет вашу партию? Вас уже обвинили в том, что вы создали монополию, что критика не проходит, что покрываете разнообразных чиновников и так далее. Вы провели выборы, создали Объединенный народный фронт. Грязи довольно много вылилось в прессу, слава Богу. Вам это все поможет в кампании?

Евгений Федоров: Не мы организовали такое большое количество голосов за «Единую Россию», а нация, избиратели, которые понимают, что в условиях сложного периода для России нужна сильная власть, сильная консолидация. А как может быть сильная власть, если есть большое количество людей, которые не могут между собой договориться? И избиратель в условиях «переходной демократии» абсолютно логично сделал выбор в сторону сильного государства и сильной власти, конечно, относительно сильной, потому что понятно, что после 1991-го года ослаб суверенитет у страны.

Михаил Соколов: Евгений Алексеевич, давайте все-таки о «нулевых» годах говорить. Даже стыдно про 90-ые. Уж 10 лет ваша партия у власти.

Евгений Федоров: Есть страны, которые находятся под оккупацией 500 лет...

Михаил Соколов: А кто оккупант-то сейчас? Вы о своей партии говорите, что она оккупационная?

Евгений Федоров: Я говорю, что есть страны, например Болгария, которая была под оккупацией 500 лет. И освободилась она от оккупации в результате определенных процессов. Мы потеряли суверенитет в 1991-ом году, и до сих пор мы не решили проблему 1991-го года. И пока мы ее не решим, пока не сформируем сильную власть, у нас много чего не получится. И люди это понимают. Это процесс, который требует серьезной консолидации всей нации.

Олег Михеев: Я полностью не согласен. Прозвучала красивая фраза, что виновата не какая-то политическая партия, а нация – нация выбрала. Я напомню, что в 2007 году не нация выбрала. Если вспомнить рейтинг партии «Единая Россия», то он был порядка 15%. И лишь только благодаря тому, что поверили одному-единственному человеку по имени Владимир Владимирович Путин, который, рассказывая о национальных программах и о той программе, которую он предлагает, люди поверили и поддержали лично Владимира Владимировича Путина. И партия «Единая Россия», так скажем, на халяву вскочила и создала политический монополизм.
Если убрать Владимира Владимировича Путина в стороночку, то партия «Единая Россия» сегодня практически ничего не имеет, она близка к нулю. И говорить, что люди выбрали, люди захотели, - давайте не будем лукавить. Люди, которые слушают эту программу, политически грамотные и подкованные. И на мой взгляд, неприлично обманывать всех, рассказывая о том, что мы захотели такую систему. Лично я не хотел. И я знаю, миллионы людей не хотели получить то, что мы сегодня с вами имеем.

Соломон Гинзбург: Мне близко то, что сказал сейчас господин Михеев. Я считаю, что тезис о том, что «Единая Россия» - партия власти – это миф.

Олег Михеев: Ими же придуманный.

Соломон Гинзбург: Партия власти – это тогда, когда власть есть у парламента. А мы имеем сообщество достаточно внешне симпатичных людей, которые спят и видят, как бы лучше им прогнуться перед властью исполнительной, вуалируя все, что делается министрами, агентствами, чиновниками, которые плодятся. За последние 10 лет их количество возросло вдвое.
И применительно к современной России, к счастливым «нулевым» мы можем говорить не столько об «осталинивании», а о «брежневении» режима. И «Правое дело» было, пожалуй, единственной партией в короткий промежуток времени, возглавляемая Прохоровым, которая сказала о том, что «мы отличаемся от других, так как в 2003 году закончилась стабилизация». А дальше начинается «застой». Россия упустила 7 лет для своего развития. Эти годы невозвратимы. Когда выкачивалось нефтяное, газовое вымя страны. Я думаю, это та линия партии «Единая Россия», которая ведет к отставанию нашей родимой земли, нашей России от остального цивилизованного сообщества.

Михаил Соколов: Лена пишет: «Конечно, я согласна, что власть должна быть сильной. Но почему обязательно ваша власть? Почему бы народу самому не разобраться, какая нужна власть? Вас же окрестили «партией жуликов и воров», и в этом ваша сила».

Евгений Федоров: Пытаются дестабилизировать нас в силу того, что за нами большинство граждан. Враги России придумывают разные пропагандистские кампании, в этом сомнений нет. Это и есть борьба. Но это борьба не за то, какая партия наберет сколько голосов, а это борьба за суверенитет страны. И бьются пропагандисты всего мира.

Михаил Соколов: А жуликов и воров нет у вас в партии?

Евгений Федоров: А вот вам не нравится то, что я говорю. И народ вокруг «Единой России» консолидируется потому, что альтернатива этому – некрасивые партии другие. Сегодня альтернатива консолидации народа вокруг Народного фронта – это анархия, еще большее ослабление.
Между прочим, Михаил Прохоров откровенно говорил: «Давайте откажемся от рубля». Это четкая позиция, и она понятна с точки зрения организационных вопросов, но она неприемлема для большинства граждан России.

Олег Михеев: Господин Федоров сказал «враги России», и мне это напоминает близость к 1937-му году. Сначала «враги России», потом появятся «враги народа» и так далее. И мы близки к этому, потому что любая монополия порождает желание оставаться единственными и убирать всех инакомыслящих. И это то, что я называю «второй раз наступить на одни и те же грабли».
Вы попробуйте поделиться властью – и вы поймете, что другие партии управляют не то что не хуже, а порой даже лучше, чем управляет партия «Единая Россия». И когда чиновники будут беспартийными, и их будут контролировать все партии, а не только партия власти, которая их прикрывает, когда будет любая информация, можно будет даже не допускать тех ошибок, которые сегодня при скрытой информации, при монополии власти, при прикрывании «своих», к большому сожалению, процветают.
И разбрасываться красивыми словами «Народный фронт», «враги народа» - я считаю, что это, как минимум, пошло, и не нужно это поднимать, а особенно в преддверии выборов. Не позорьте, пожалуйста, себя этим.

Соломон Гинзбург: Я думаю, что Евгений Федоров человек хороший, но в Калининграде живут люди разумные, и его фронтовая, мобилизационная риторика далеко не всеми поддерживается. Хоть он баллотировался и от Калининградской области в Государственную Думу, насколько я знаю, по итогам праймериз он занял либо в конце второго, либо в конце третьего десятка место, когда уважаемые члены «Единой России» кое-чем мерились. И далеко не все калининградцы полагают, что ребята из Лэнгли спят и видят, как оккупировать Российскую Федерацию и сожрать с потрохами всех тех, кого так активно защищает господин Федоров, да продлит Господь его усилия по этому поводу.

Михаил Соколов: Евгений Алексеевич, вы критику-то конкретную воспринимаете? Вот вашу партию, например, критикуют за бесцельно прожитые годы, за то, что нефтяное богатство пошло по карманам олигархов, что какие-то безумные суперпроекты на это растрачиваются, вместо того, чтобы поднимать жизненный уровень. Вот вы, председатель комитета в Государственной Думе, ответьте на эти упреки.

Евгений Федоров: Тут был некоторый личный выпад. На праймериз я занял 13-ое место из 100 кандидатов. А на выборах в марте в Калининградскую областную Думу региональный список, который я возглавлял, получил на 7 или 8% голосов больше, чем получил общий список по Калининградской области. Но давайте не переходить на личности.
Естественно, наш комитет, в целом Государственная Дума и «Единая Россия» занимались только поддержкой собственно России. Конечно, у нас не все получилось, но очень многое получилось. Получились социальные вопросы – все-таки многократно подняли зарплаты. Получились инфраструктурные вопросы, развитие некоторых отраслей промышленности, получилось построить 5 миллионов квартир новых.
И в основном не получилось по причине недостатка возможностей в России, после 1991-го года в мире не хотят, чтобы мы поднимались, чтобы мы сильно развивались...

Михаил Соколов: Опять враги кругом!

Евгений Федоров: Ну, это мировая борьба, ей тысячи лет. И Россия окружена не друзьями, и за всю свою историю она отнюдь не радостно существовала, всегда были войны, конфликты, и это прямая конкуренция.

Михаил Соколов: Мне хочется поговорить о том, какие политические реформы нужны современной России, а может быть, вообще никакие не нужны. Олег Леонидович, что нужно сделать с политической системой, чтобы из политической жизни таких ярких людей, как господин Прохоров, например, сегодня не выкидывали?

Олег Михеев: Политические реформы, безусловно, нужны. В первую очередь нужно дать политическую свободу всему населению, всем партиям, а это комплекс мероприятий. Первое – выборы, как проходят выборы. Второе – подсчет голосов. Третье – именно политические силы, политические партии, которые являются парламентскими или непарламентскими, чтобы они имели одинаковый доступ к средствам массовой информации – и тогда многие вопросы снимутся.
Мне понравилась последняя фраза Евгения Федорова: внешние враги нам не позволяют конкурировать, монополизм стран. Но почему же он тогда не говорит о том, что сегодня конкурировать партия «Единая Россия» не позволяет никому.
Почему же на выборах (а я был участником выборов в Калининграде) Федоров не бил тревогу? А сейчас он порадовался, что он принес больше процентов голосов. А почему же он не расскажет о том, как они заблокировали обе типографии в Калининграде, которые печатали агитматериалы оппозиционных партий? И когда за месяц эти типографии отказались печатать, ссылаясь на указ от руководителей области и представителей «Единой России», другие типографии не могли печатать, потому что не были заявлены в Калининградской области, то получается, что все партии, кроме «Единой России», были парализованы. Доступа к телевидению, к радио практически не было. И получается, что все партии были с саперной лопаткой шли против «Единой России», которая была на катерах, яхтах, подводных лодках, танки, БТР и атомное оружие. Вот это называется «конкуренция» по принципу «Единой России», когда у них есть все, а у других – ничего. И они начинают сравнивать, сколько они процентов больше набрали. Но если бы они еще при этом не набрали больше процентов, то я не понимаю, что им еще нужно сделать, чтобы они могли удержаться на политическом Олимпе.
Есть один человек, который сегодня собой прикрывает всю эту многочисленную толпу, которая, являясь бездельниками, держится из последних сил, хватается за власть и пытается раздавить своих политических оппонентов.
Политическая реформа нужна. Нужно, в первую очередь, жить по законам. И самое главное – пересмотреть законы, которые на протяжении последних 4-5 лет были приняты партией «Единая Россия», в области выборов, политического управления, которые сегодня заточены под победу партии «Единая Россия», не более того. И они прекрасно понимают, что если сегодня они потеряют власть, хотя бы один голос, то все эти законы будут работать против них, и они этого боятся.

Михаил Соколов: Евгений Федоров, вашу партию упрекают в том, что вы – партия политических монополистов, которая не дает другим развиваться, политических фальсификаторов.

Евгений Федоров: Я очень внимательно выслушал, что вы предложили сказать о программах, а на 90% разговор шел о том, какая плохая «Единая Россия». Вопрос же не в том, плохая или хорошая «Единая Россия». Альтернативу-то сегодня оппозиционные партии не представили. Они говорят: «Нам не нравится «Единая Россия», у нее такие-то недостатки». А избиратели не понимают: вот придет «Справедливая Россия», и что будет. И у избирателей вполне логично возникает вопрос, что не то что не будет развития, которое сегодня есть, и многократный рост зарплаты – это серьезное развитие, а может быть, вообще страна погрузится в хаос, разруху и развал, потому что некомпетентный приход. И Дума не видит, какая предлагается другая альтернатива курсу «Единой России».

Михаил Соколов: Я вас спросил, нужны ли политические реформы, чтобы дать возможность всем нормально развиваться? А вы фактически оправдываете ту систему, в создании которой вас обвинили. То есть вы оправдываете, что других не надо допускать к власти всякими, в том числе и незаконными, способами. Вы сейчас об этом говорили.

Евгений Федоров: Мы говорим о том, что избиратель сам решает, за какую партию проголосовать, за какую партию отдать свой голос.

Олег Михеев: Евгений, дайте избирателю право проголосовать свободно. И вы будете удивлены, что программу партии «Справедливая Россия» знают все, кроме вас.

Евгений Федоров: Позицию «Единой России» я могу изложить. Мы считаем, что нам надо страну принципиально изменить, нам нужно провести модернизацию, нам надо перейти на новый тип экономики. А для того чтобы изменить, необходимо, чтобы в стране сформировалась сильная власть, которая сможет это сделать.

Михаил Соколов: Да куда уж сильнее-то! У вас монархия создана.

Олег Михеев: Вы же такие мощные, вас больше 60% в Государственной Думе. И кто вам мешал все 8 лет строить, проводить модернизацию, а не говорить, изменять условия жизни населения, улучшать экономику, дать возможность развиваться предприятиям, чтобы они платили налоги, и так далее. Ведь вас сегодня кроме развития нефтяных компаний и «Газпрома» больше ничего не интересует. Банки еще поддерживаете. А все остальное заходит в тупик шаг за шагом, медленно и уверенно.

Евгений Федоров: Я вам скажу, что нам мешает. Нам мешает недостаток суверенитета внутри страны. Не важно, как он распределяется.

Олег Михеев: Все губернаторы ваши, все мэры ваши, и вы говорите, что вам не хватает власти. Что вам еще нужно?!

Евгений Федоров: Даже слова не дают сказать. В стране суверенитета нет.

Олег Михеев: Так верните суверенитет, который вы забрали, стране!

Соломон Гинзбург: Когда я слушал очень искренний месседж нашего гаранта безопасности Евгения Алексеевича, я вспомнил русскую народную пословицу (не в обиду будет сказано): со лба красив, да с затылка вшив.
Что означает политическая реформа? Для начала нужно отказаться от кукловодства и вернуть в страну политику. Для вас, Евгений Алексеевич, и для ваших братьев по разуму демократия – это размытая процедура с заранее предсказуемым результатом. А демократия – это очень жесткая процедура с непредсказуемым результатом.
Конкретно по политическим реформам. Если вас большинство, если вы так уверены в своих силах, чего ж вы торпедируете наши проекты, скажем, о снижение отсекающего барьера до 4%, о восстановлении мажоритарной системы, о восстановлении прямых выборов губернаторов, когда вы, спекулируя на детской крови, пролитой в Беслане в 2004 году, лишили права людей выбирать напрямую управителей областей российских, о политическом споре, о восстановлении избирательных блоков.
Что, больше агентов «Моссада» разведется по нашей российской земле, если все эти политические реформы будут произведены? Что ж вы лукавите?!
Какой прок от вас? Вы представляете, будучи главой комитета, Калининградскую область. Кто мешал вам за эти годы продвигать интересы региона? Вы же прекрасно знаете, что будет в 2016 году, вы знаете, что сокращаются инвестиции, до сих пор нет никаких наметок на конституционный закон о Калининградской области Российской Федерации. Какова ваша калининградская повестка дня? Что вы занимаетесь демагогией и болтовней, вводя в заблуждение наших земляков, россиян?! Как же вам не стыдно, Евгений Алексеевич!

Евгений Федоров: Вы начали с солдата. Я ушел в Афганистан офицером, и я считаю, что до сих пор «Единая Россия» и Народный фронт бьются за нашу страну, потерпевшую серьезнейшее поражение в 1991-ом году. И пока мы не восстановимся после этого поражения как нация, как страна суверенная, мы не сможем решить большинство вопросов. И это избиратели отлично понимают.
И ваша демагогия всевозможная ведет к хаосу, к отступлению от сильной российской власти и к невозможности решить проблемы. Я уж молчу, когда говорят «откажитесь от рубля». Ясно, что говорят, что не нужен нам суверенитет, мы - недостойная суверенитета нация. Я с таким подходом абсолютно не согласен. За подход к суверенному СССР, а до этого суверенной России я дрался лично всю жизнь, и буду драться до конца.

Михаил Соколов: Вас же про конкретные реформы спросили, а вы опять про суверенитет.

Евгений Федоров: Теперь по некоторым положениям. Возврат выборов губернаторов в перспективе нужен, но тогда, когда мы будем уверены, что выборы губернаторов не приведут к тому, что сюда привезут мешок денег из-за океана, как это было еще лет 10 назад, и не выберут нужного губернатора в силу того решения, которое примут в Вашингтоне.

Соломон Гинзбург: Вы же деньги по деревням возите: кого подкупаете, а кого пугаете. Вы людей насильно, как скотов, сгоняете.

Евгений Федоров: А что, для вас новость, что миллиард долларов выделяется на пропаганду в России?

Олег Михеев: А для вас новость, что сегодня вы продвинули закон о сити-менеджерах? И вы сегодня забираете последнее право у людей выбирать себе мэров городов.
Кто вам здесь мешает навести порядок? Я напомню вам, что после Великой Отечественной войны за 5 лет страну восстановили, а вы вспоминаете Афганистан и 1991-ый год. Но уже прошло 20 лет. Может быть, хватит ссылаться на Афганистан? Эта война была на чужой территории, а не на территории России.
У вас была возможность навести порядок, но вы не навели. Уйдите в сторону и дайте другим это сделать. И сделаем это без вас, не переживайте, сделаем качественно, добросовестно, и люди будут помнить.

Евгений Федоров: Либо не сделаете...

Олег Михеев: Мы «либо не сделаем», а вы уже не сделали за 20 лет, и пытаетесь держаться на том же месте, говоря: дайте нам возможность еще порулить. Хватит! Уходите. Дайте нормальным людям управлять страной.

Михаил Соколов: Не будете уходить, Евгений Алексеевич?

Евгений Федоров: А что хотят нормальные люди...

Олег Михеев: Нормальной политической системы, возможности всех партий участвовать в управлении страной, не одной партии, а всех партий, которые будут действительно демократично управлять страной. Расшортесь, пожалуйста, и посмотрите, что происходит в цивилизованных странах. И вы увидите, что можно управлять многопартийной системой.

Евгений Федоров: Слова, слова, слова... А за нами стоят конкретные люди с конкретными судьбами.

Олег Михеев: Вы сейчас проводите какую-то опись, собираете паспортные данные этих людей для того, чтобы повести очередную махинацию на выборах, не более того. Какие люди стоят за вами? Посмотрите вокруг себя.

Михаил Соколов: Валентин из Рязани, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Уважаемый Соломон, вы теперь поняли, что алгоритмы, которые несет Прохоров в политическую систему, совершенно не нужны? У власти, у «Единой России», есть свои алгоритмы. Поэтому я очень приветствую удар, который нанесен политической системе развалом этой партии, как сказал Олег Михеев. Он, правда, сожалеет об этом, а я это приветствую.

Соломон Гинзбург: Мне кажется, что удар нанесен не «Правому делу», удар нанесен по России, по многообразию. Наша самость, наша идея основная в том, что мы разные, в том числе много разных подходов должно быть и в политике. И чем активнее будут состязаться, конкурировать партии между собой, а не кабинеты в Кремле или на Старой площади, или в офисах «Единой России», тем вы лучше будете жить. Поэтому не радуйтесь удару, который нанесен по Прохорову. Прохоров прорвется. Вы думайте о себе и своих детях.
Если бы «Правое дело» участвовало в выборах в Государственную Думу, то разного рода демагоги думали бы больше о той земле, откуда их избрали, и не сочиняли бы разного рода мифы о том, что кровожадные капиталисты (в стилистике 40-50-ых годов, в период «холодной войны») пытаются своим кровавым сапогом затоптать родную землю.

Олег Михеев: Я благодарен за такой комментарий. Но я сожалею не о том, что произошло внутри партии, эти разборки меня не интересуют, а я сожалею о том, что сегодня нанесен удар именно по нашей политической системе. Я сожалею о том, что сегодня мы лишаемся еще одного политического игрока, который мог бы нести правду своим избирателям.
Евгений говорит, что ему слова не дают, хотя мы слушаем его. Но когда мы слышим определенные вещи, от которых волосы дыбом становятся, мы его останавливаем: «Давай поговорим на другую тему». И он не слышит нас. И сегодня то же самое происходит внутри «Единой России».
Они монополизировали все средства массовой информации, кругом одна «Единая Россия», они говорят, делают, но они не слышат нас. И они опять же говорят, что им нужно больше власти, потому что им мешают внешние враги какие-то и все политические партии, кроме монополизма. Я повторю слова, которые сказал Александр Бурков, депутат Государственной Думы от партии «Справедливая Россия», когда он выступал осенью прошлого года перед Думой: «Сегодня в стране «Единая Россия» считает, что Солнце на рассвете встает только благодаря партии «Единая Россия», а вечером заходит из-за деструктивных действий оппозиции». Вот это, к сожалению, мнение партии «Единая Россия», которую сегодня необходимо просто сломать, потому что считают, что кроме них больше никто ничего делать не может. Ошибаетесь! У нас много достойных людей, которые сегодня принципиально не вступают в «Единую Россию» и не идут работать в управление от «Единой России». Потому что то, что происходит сегодня, - это развал нашей политической системы и нашей страны.

Евгений Федоров: Мы уже давно говорим, но никакого предложения конструктивного характера ни для избирателей, ни для кого не прозвучало.

Михаил Соколов: Подождите! Вернуть выборы мэров, губернаторов, мажоритарные округи...

Олег Михеев: ...честные выборы.

Евгений Федоров: Все эти вопросы обсуждаются в совокупности решений. Нельзя выдернуть один вопрос. Иногда «Справедливая Россия» говорит: «Давайте цены назначать». И понятно, что от этого произойдет развал всего. Но на это они не смотрят. Для них важно кукарекнуть, как говорится, а там и не рассветай.
Проблема в том, что нет системного подхода ни у кого, он не выработан, и это большая беда России. Проблема не в том, что в «Единой России» все идеально, а в том, что, к сожалению, за 20 лет альтернативу не создали рациональную, только интернациональную, зарубежную. Вы создайте системную альтернативу...

Олег Михеев: Вы разрушили альтернативу, которая есть в нашей стране.

Евгений Федоров: Вы не предлагаете ничего, а ничего – это хаос и распад.

Михаил Соколов: Евгений Алексеевич, вы говорите, что ничего не предлагают, но это не очень корректно. Я видел программу Прохорова, я знаю программу «Справедливой России», у вас есть своя программа. Мне кажется, что нужно все-таки как-то аккуратнее выражаться. Мы здесь предложения слышали.

Евгений Федоров: Отдельные предложения, не имеющие совокупного, системного подхода – вот в чем проблема.

Олег Михеев: Дело в том, что «Единая Россия» не пытается услышать альтернативные предложения. Если вы почитаете нашу программу, если вы посмотрите все альтернативные законы, которые мы предлагаем вам, если вы посмотрите наши альтернативные бюджеты, то вы увидите, сколько разумного находится там. Но вы не читаете и не смотрите, а большинством голосов голосуете против. Ребята, вы поучитесь у нас. Вам есть чему у нас поучиться, причем очень многому.

Михаил Соколов: «Враги русского народа внутри государства, а не вовне. Это многочисленная рать чиновников и силовиков», - пишет нам Виктор.
«Вашингтон мешает – сейчас лопну от смеха!»: - пишет Михаил из Самары.
«Вопрос партии «Единая Россия». Почему до сих пор не приняли закон о декларации доходов чиновников?».

Евгений Федоров: Просто человек, задавший вопрос, не в курсе, что такой закон принят. Все чиновники предоставляют декларации о доходах и расходах в части недвижимости, транспортных средств и так далее. Основная система этого закона принята. Мы считаем, что коррупция – гигантская проблема России, и России не хватает, на мой взгляд, внутренней власти для того, чтобы...

Олег Михеев: Вам не хватает власти?

Евгений Федоров: Если человек украл в России, куда идут его деньги, крупного коррупционера? Конечно, на иностранные счета. А там ему аплодируют: «Молодец!».

Олег Михеев: Действительно, принят закон. Но почему партия «Единая Россия» выступает против закона, чтобы все родственники чиновников и круг людей показывали декларацию? Вы выступаете активно против налога на роскошь, который мы предлагаем четыре года, а вы его отбиваете. Почему? Потому что сегодня наши чиновники при зарплате в 35-40 тысяч имеют яхты, дворцы, машины, которые стоят больше миллиона долларов, которые числятся на них и на их родственниках. И вы, естественно, не хотите, чтобы они с этого платили налоги. Нужно не просто показать декларации, а нужно еще доказать, откуда взялись деньги, и платить налоги с того имущества, которое есть у чиновников и у их родственников. А вы выступаете против этого.

Евгений Федоров: Именно «Единая Россия» предложила изменить принципы налогообложения недвижимости, сделать налогообложение по рыночному принципу всей недвижимости. Именно такие предложения мы сейчас и проводим.

Олег Михеев: Я вам пример приведу. Волгоградская область. «Единая Россия» освободила «ЛУКОЙЛ» от налога на имущество на 9 миллиардов рублей по году. А в это же время в 3,5 раза для всех остальных промышленных предприятий увеличили налог на землю. Вот это справедливость «единороссов»! Не задумываясь о том, что все эти предприятия сейчас лежат, а скоро они просто умрут, и десятки тысяч людей останутся без работы.

Соломон Гинзбург: Пожелание вам, Евгений Алексеевич, от избирателя, проживающего в Калининградской области, тем более, вы представляете уже 5 лет Калининградскую область в Государственной Думе. А слабо «Единой России» подготовить проект закона – декларацию не только о доходах, но и расходах? И чтобы был некий мониторинг, как меняется положение чиновника, высокопоставленного начальника, депутата в связи с исполнением полномочий.

Олег Михеев: Этот законопроект партией «Справедливая Россия» уже внесен. Вам нужно просто проголосовать за него и поддержать нас.

Евгений Федоров: Этот законопроект принят 4 года назад. И вы сейчас можете, уважаемый коллега, зайти на сайт и посмотреть, как меняются доходы, недвижимость и имущество всех чиновников, всех депутатов. Это решение уже принято. К сожалению, об этом мало люди знают.

Олег Михеев: Вы говорите о декларациях о доходах, а мы говорим о расходах. Этого закона у нас нет.

Евгений Федоров: Вот вы - депутат, сколько вы израсходовали на недвижимость и транспортные средства, любой избиратель сейчас может посмотреть...

Олег Михеев: Евгений, вы прочитайте наш законопроект. Вы даже сейчас говорите совсем другое. Мы говорим о том, что нужно доказать законность...

Евгений Федоров: Это работает уже. Это факт, который работает.

Соломон Гинзбург: Мы говорим о мониторинге за положением депутата и чиновника. На сегодняшний день такой закон отсутствует на федеральном уровне.

Михаил Соколов: Александр из Калининграда, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Каков кратенький прогноз ваших гостей на ближайшую перспективу Михаила Прохорова? В каком направлении он пойдет, покинет ли он политику или все-таки он что-то создаст?
И вопрос к Евгению Федорову. Он сказал, что 1 миллиард долларов тратится на пропаганду. А России или «Единой России»? Вы можете уточнить?

Михаил Соколов: Вы тратите миллиард долларов на пропаганду «Единой России», Евгений?

Евгений Федоров: Если вы, уважаемый слушатель, посмотрите официальный закон о бюджете Соединенных Штатов, там 150 миллионов долларов...

Михаил Соколов: Я понял, вас просто недопоняли.

Евгений Федоров: ...на пропаганду в России, прямо так и написано.

Михаил Соколов: Никто этих денег не видел в глаза.

Евгений Федоров: То же самое и бюджет ФРГ.

Михаил Соколов: Я знаю канал «Russia Today», на него тоже много из бюджета России денег тратится. И по поводу Прохорова…

Соломон Гинзбург: Из политики он не уйдет, это дело принципа, его слово стоит дорого. Если не получится ликвидировать фальсификации, а высока вероятность того, что так оно и будет, а значит, партия не участвует в выборах в Государственную Думу...

Михаил Соколов: Или участвует другая партия.

Соломон Гинзбург: Да, партия-спойлер. Я думаю, что будет создано общественно-политическое правое движение. И стратегически Прохоров и его единомышленники выиграют, а значит, выиграет и Россия.

Олег Михеев: Я не знаю, какое решение примет Прохоров, но наши жители, на мой взгляд, поддержат любое его решение, и оно будет правильным, потому что он пойдет туда, куда считает нужным.
Евгений очень красиво рассказывает о том, что в Америке, в ФРГ происходит. А я предлагаю Евгению посмотреть на наши региональные бюджеты. Волгоградская область. Приняли дополнительно весной этого года выделить почти 400 миллионов рублей на работу средств массовой информации. Если умножить на 83 региона, то получается 4 с лишним миллиарда. Эти деньги выделены на то, чтобы поддерживать, пиарить и продвигать партию «Единая Россия».
Слушатель задал правильный вопрос. Вы разберитесь, пожалуйста, на каком основании бюджетные деньги, не считая федеральных денег, которые на это дело тратятся, идут на пиар партии «Единая Россия», а особенно в предвыборный год.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG