Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о Прохорове и "Правом деле"


Михаил Прохоров обвинил администрацию президента в рейдерской атаке на съезд партии "Правое дело"

Михаил Прохоров обвинил администрацию президента в рейдерской атаке на съезд партии "Правое дело"

Лидер "Правого дела" Михаил Прохоров в среду, 14 сентября, на брифинге в Москве опроверг информацию о своей возможной отставке, заявив о попытке захвата партии. По словам политика, некоторые сотрудники администрации президента России пытаются взять "Правое дело" под свой контроль, оказывая давление на делегатов съезда партии, начавшего свою работу в среду. В первый день самого Прохорова на съезде не было. Он намеревается там выступить в четверг.


Владимир Кара-Мурза: Съезд партии "Правое дело" открылся скандалом. Сторонники Михаила Прохорова заявили о фактическом "захвате съезда". По их данным в ходе мероприятия "появились люди, которые были исключены из партии, и их объявили делегатами, а людей, которые были действительно делегатами, оставили за закрытыми дверями".
В прессе прошла информация о том, что Прохоров уже принял решение об уходе с поста руководителя "Правого дела". Позже он опроверг ее. "Не дождетесь!" - сказал он на брифинге. Также он подписал решение о прекращении деятельности исполкома партии "Правое дело" во главе с Андреем Дунаевым.
Политик сообщил, что предложит съезду, который продолжит свою работу 15 сентября, исключить Дунаева из "Правого дела".
Прохоров подписал решение об исключении из партийных рядов Андрея Богданова, которого называют главным противником действующего лидера, а также братьев Рявкиных "за нанесение ущерба партии". Прохоров уточнил, что в соответствии с уставом имеет право лично исключать из "Правого дела" ее рядовых членов.
Кроме того, Прохоров подтвердил, что не собирается исключать лидера фонда "Город без наркотиков" Евгения Ройзмана из списков партии. Против включения Е.Ройзмана выступали некоторые региональные отделения "Правого дела". Происходящее на съезде партии политик сравнил с попытками рейдерских захватов акционерных обществ в 1990-е годы. Удастся ли вытеснить Михаила Прохорова с политической сцены? Об этом в день конфликта на съезде "Правого дела" мы беседуем с политологом Валерием Хомяковым и политиком Андреем Богдановым. К нам подключился Борис Макаренко, первый заместитель гендиректора Центра политических технологий. Чем вы объясняете сегодняшние события на съезде партии "Правое дело"?

Борис Макаренко: Те, кто партию создавал, решили на глубину мужскую испытать Прохорова. Я напомню, что Ройзмана так же исключали четыре года назад из списков "Справедливой России" тогда под давлением местных свердловских властей. Так же через центр зашли и вынудили лидера "Справедливой России" исключить Ройзмана и так же еще пятерку фигур, неудобных губернатору, из других региональных списков. С
Сейчас произойдет одно: либо Ройзман будет в списке "Правого дела", либо Прохоров из "Правого дела" уйдет и этот проект придется по большому счету закрывать

Прохоровым все вроде было договорено, и проекту был дан зеленый свет. После чего в лучшей повадке нашей власти "тащить и не пущать" решили испытать: заставим его Ройзмана исключить. Напрямую не получается, поэтому пошла в ход изощренная технология, что активистам "Правого дела", депутатам съезда в их регионах говорили: хотите нормальной кампании "Правого дела" в регионах, проголосуйте против Ройзмана на съезде. Сейчас момент истины будет наступать. Потому что если поставили на "Правое дело" Прохорова, он мужик, успешный, состоявшийся, с ресурсами, с ним так нельзя. Сейчас произойдет одно: либо Ройзман будет в списке "Правого дела", либо Прохоров из "Правого дела" уйдет и этот проект придется по большому счету закрывать. Он, конечно, может участвовать в выборах, набрать 0,85%, но проект надо будет признать провалившимся. Провалится не Прохоров, а те, кто этот проект затевал наверху.

Владимир Кара-Мурза: Признаете ли вы свое исключение из партии? справедливо ли вас причисляют к противникам Михаила Прохорова?

Андрей Богданов: Вообще какая-то ерунда происходит. Сегодня открылся съезд и решил всего лишь два вопроса – это сам вопрос открытия съезда, проголосовали делегаты, и создание комиссий счетной, мандатной. Почему пошли всякого рода инсинуации – непонятно, с одной стороны. С другой стороны мне понятно, потому что штаб по выборам в "Правом деле", туда не входит ни один член партии, там работают гастарбайтеры из-за рубежа, там работают депутаты Госдумы от других партий. Представьте, конгломерат людей, которые абсолютно не знают партийной работы, абсолютно не знают внутренних дел в "Правом деле", начал в течение месяца-двух рулить как медведь в посудной лавке, в регионах одних снимать, других увольнять. В Питере тысячу двести человек из партии изгнали, в других регионах еще больше и так далее. И конечно, это многим рядовым членам партии не понравилось. Во многих регионах пошли конфликтные ситуации, проходили по две конференции, одни выдвигали одних делегатов на съезд, другие других. Правомочность невозможно понять, где правомочно, где неправомочно. Во многих регионах общие собрания местных отделений не проводились, рисовалось на коленках. Этими вопросами мандатная комиссия и занималась. Достаточно много таких вопросов. Было много жалоб от просто рядовых членов партии, которые не участвовали в собраниях.

Владимир Кара-Мурза: Напоминает ли вам сегодняшний сценарий прежние попытки захвата политических партий?

Валерий Хомяков: Как-то я тоже смотрел, с одной стороны достаточно много пыли, которая нескоро опустится, за пылью не очень видно каких-то контуров, что в итоге, что на выходе из этого пыльного мешка, который сейчас представляет и съезд, и собственно "Правое дело". С другой стороны некоторые вещи мне давным-давно были очевидны, еще до прихода Прохорова, а с приходом они еще более обозначились. Момент первый: "Правое дело" организм политический, у которого есть серьезные родовые травмы. Главное, конечно, это то, что с одной стороны СПС как правонаследник Демвыбора России, а с другой стороны Демпартия России, которая имела отношение к созданию, функционированию, руководила избирательным штабом этой партии в 93 году. Поэтому многие региональные руководители мне знакомы, известны, я их знаю, на что они способны. И это, если опять-таки вспомнить начало 90-х, особенно 92-й год, тогда Демпартия России
Изначально на региональном уровне была заложена конфронтация в ходе создания этого "Правого дела"

участвовала в создании Гражданского союза, который в итоге добился отставки правительства Егора Гайдара, который позже стал лидером Демвыбора России. То есть изначально на региональном уровне была заложена конфронтация в ходе создания этого "Правого дела". Во многих регионах конфронтация была снята в силу того, что люди поняли, что это не только их личный проект – это проект, который, на мой взгляд, выходит за рамки личных интересов не только у тех людей, кого я знаю, я надеюсь, у Михаила Прохорова. Все-таки это проект общероссийской значимости, все-таки подобная партия, безусловно, нужна в Государственной думе, пусть небольшая, но фракция, пусть небольшая, но трибуна. Поэтому это первая причина.
Второе, как повели себя люди, которые ездили по регионам от имени господина Прохорова и требовали: вот этого делегата избирай, а вот этого не избирай. Когда ему говорят: как так, я 20 лет сижу в этой области или в этом регионе, я провел массу кампаний. Просто напомню, Демпартия России в 93 году переступила 5% барьер, потом многие из них участвовали в составе Конгресса русских общин, который был создан Рогозиным в 95 году и так далее. Люди занимались в том числе подработкой, участвуя в сборе подписей. Это люди с огромным опытом. Можно, конечно, чему-то научить, но их не надо учить главному, они умеют договариваться. Ссорились, в ДПР были больше склоки, расколы, но ничего, худо-бедно выжила до тех пор, пока не пришло странное решение, которое привело фактически к роспуску Демпартии России.
Поэтому когда человек, который возглавил партию, считает что региональные отделения некие дочерние предприятия, куда можно послать своего приказчика и который придет и скажет: пошел вон отсюда. Это совершенно не партийная работа, это какая-то странная работа. Я удивляюсь. Тем более люди, которых хотели не пустить на съезд, заблокировать – это люди не только с опытом, они просто с влиянием, с известностью в этих регионах. На что эти политтехнологи или комиссары от Прохорова рассчитывали, они как пытались вести избирательную кампанию?

Владимир Кара-Мурза: Борис Надеждин, член политсовета партии "Правое дело", не сразу заметил подвох.

Борис Надеждин: На съезде есть только одно странное обстоятельство, а именно отсутствие на съезде Михаила Прохорова. Вот это действительно для меня загадка, потому что я вчера с ним разговаривал, он планировал быть на съезде в штатном режиме работать и так далее. Я вот этот факт прокомментировать не могу. Никаких признаков захвата съезда я не наблюдаю, потому что я в лицо знаю практически всех делегатов, кандидатов в депутаты от региональных отделений. Здесь нет признаков захвата съезда какими-то врагами – это точно совершенно. Визуально все выглядит так: собрались делегаты, съезд начал свою работу, сформировал мандатную, счетную комиссию практически единогласно. Соответственно сейчас мандатная комиссия проверяет полномочия делегатов и там, конечно, могут быть найдены какие-то поддельные делегаты, но я не вижу людей, которых бы я не связывал с партией "Правое дело".


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG