Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Волчек: Появившееся год назад в интернете обращение приморских партизан вдохновило известного чешского художника Йозефа Жачека на создание цикла картин, который выставлен сейчас в пражском центре современного искусства DOX. С февраля 2010 года группа приморских партизан совершала нападения на сотрудников милиции, несколько человек были убиты и ранены. 11 июня двое участников группы – Андрей Сухорада и Александр Сладких – застрелились, а трое их товарищей сдались и сейчас ожидают суда. Йозефа Жачека заинтересовало то, что в России у приморских партизан есть сторонники, считающие их не бандитами, а народными мстителями. 22% опрошенных россиян сочувствуют партизанам и 3% полностью одобряют их действия. В цикле ''Шепоты'' Йозеф Жачек объединил портреты приморских партизан с изображениями собак, птиц и Святого Франциска.




Йозеф Жачек: Это произошло по чистой случайности. В прошлом году в
Я знаю, что приморские партизаны убивали милиционеров, так что оправдать их действия невозможно. Но меня поразила их воля и желание хотя бы что-то сделать, пусть и таким ужасным способом.

телевизионных новостях промелькнуло сообщение о том, что в Приморском крае поймали шесть так называемых партизан, которые вели борьбу против коррупции, против милицейского беспредела и насилия. Меня это очень заинтересовало, и я стал искать информацию в Интернете. У нас об этом мало говорили, информации почти не было. В Чехии тоже немало проблем: высокий уровень коррупции, политики связаны с мафией. Конечно, у нас нет такого полицейского насилия, чтобы арестовывали невинных людей и до смерти их избивали, но проблемы есть и против них мало кто решается выступить активно. У нас в любой пивной можно услышать, как ругают власти, но все это довольно пассивный протест. Меня поразило, что в России есть люди, которые нашли отвагу бороться с произволом. Я знаю, конечно, что приморские партизаны убивали милиционеров, так что оправдать их действия невозможно. Но я понимаю, что они были несчастными и наивными молодыми людьми, и меня поразила их воля и желание хотя бы что-то сделать, пусть и таким ужасным способом.

Дмитрий Волчек: Вы видели последнее видео приморских партизан, сделанное незадолго до их ареста, что-то вроде манифеста?

Йозеф Жачек: Видел и, в частности, благодаря ему выбрал эту тему для своих работ. Приморские партизаны говорят о милиционерах как о преступниках и бандитах и объясняют, почему они решились на такие действия. 20 лет назад я написал портреты членов Фракции Красной армии, в то время находившихся в розыске. Я срисовывал их лица с плакатов, на которых была указана сумма вознаграждения – 50 тысяч марок за каждого. И в этой истории было тоже много интересных подробностей, которые не попадали в СМИ, и тогда тоже были люди, которые симпатизировали им, как симпатизируют сейчас приморским партизаны.

Дмитрий Волчек: В чешской истории тоже есть похожий сюжет. Группа братьев Машин в начале 50-х годов убивала сотрудников госбезопасности и полицейских. До сих пор чешское общество расколото: кто-то считает их героями антикоммунистического сопротивления, а кто-то бандитами. Сейчас о них снова вспомнили – лидер группы Цтирад Машин несколько недель назад скончался в Соединенных штатах. Вам они кажутся похожими на приморских партизан?

Йозеф Жачек: Я читал о книгу об их побеге, как они в 1953 году бежали на Запад, прорывались через Восточную Германию, а за ними была организована огромная погоня. Они даже убили связанного полицейского, и совершать это преступление у них не было необходимости, так как они взяли на том оружейном складе все, что им было нужно. Но, если не ошибаюсь, братья Машин выбирали полицейских, имевших отношение к службе госбезопасности, то есть не убивали всех подряд.

Дмитрий Волчек: А что вас привлекает в таких радикалах, как приморские партизаны или члены Фракции Красной армии?

Йозеф Жачек: Это люди, пытавшиеся изменить то, что считается нормой, а ведь часто эта норма совсем ненормальна. На этой выставке есть моя работа ''Проповедь Святого Франциска'', которую я выбрал в противоположность вооруженному, насильственному способу изменить ход вещей. Правда, оба эти способа не способны серьезно изменить ситуацию. Это как бы пограничные точки, между которыми есть много других попыток. Рисуя портреты участников вооруженной борьбы, я вынуждаю зрителя сопоставить себя с ними, задуматься о своих поступках, о том, какое место каждый зритель занимает в обществе.

Дмитрий Волчек: Есть ли у вас серьезный интерес к российской политике, к тому, что происходит в российской общественной жизни? То, что вы использовали кириллицу в своих работах - это обращение к российским зрителям?

Йозеф Жачек: Меня интересует, что происходит во всем мире, не только в России. Конечно, я обращаюсь и к русским зрителям тоже. Это большая галерея, вот вы пришли и увидели эти картины. Цикл, который здесь выставлен, называется ''Шепоты''. Я чувствую, что в обществе существует шум, ропот, что-то происходит, не все в порядке. Здесь четыре картины – и каждая из них зеркально отображает ту, что висит на соседней стене. Это зеркало, которое отражает наши неблаговидные влечения, стремление к саморазрушению, вещи, типичные для современного мира.

Дмитрий Волчек: Это вторая часть цикла, от красных приморских партизан мы перешли к красным собакам. Почему собаки?

Йозеф Жачек: Я очень часто использую звериную символику. В данном случае это хищник, который символизирует людей.

Дмитрий Волчек: Это те звери, которых опекал Святой Франциск?

Йозеф Жачек: Нет. Вообще в одной из легенд говорится о том, что он проповедовал волку, но я изобразил птиц, с которыми он говорил. Летящих птиц я воспринимаю как символы – это духовное царство, куда отправляются наши души, и одновременно это царство свободы, света – воздушный светлый мир. В живописи я снова использовал зеркальный метод – изобразил взгляд из этого мира на земную, людскую сферу. Черной краской. И назвал картину ''Пейзаж''. Я хотел показать, что происходит с нашей планетой благодаря деятельности человека, благодаря развитию цивилизации и нашему поведению. Наша подлинная сущность отражается в этих зеркалах.

Дмитрий Волчек: И мы поднимаемся в зал, где размещена последняя часть цикла: ''Проповедь Святого Франциска''…

Йозеф Жачек: Я выбрал легенду о том, как Святой Франциск проповедовал птицам. Это произошло в XIII веке, но я попытался изобразить эту проповедь, как будто она звучит в нынешнее циничное время. Святой Франциск был из богатой купеческой семьи, его можно назвать представителем ''золотой молодежи'', ведь его ожидала вполне обеспеченная жизнь. Согласно легенде, ему привиделся Иисус Христос и сказал: ''Построй мой храм, неужели ты не видишь, что он в руинах''. И Франциск раздал все свое богатство. Он пошел против течения, понял, что единственный неизвращенный взгляд на мир – это взгляд снизу, взгляд неимущих, людей, у которых совершенно ничего нет. А современное общество – это общество потребительского безумия. Франциск, который отдал все, получил возможность смотреть ясным взглядом. Нам этого не удается, потому что мы ослеплены хлопотами, мыслями о нашем имуществе и прочих глупостях. И вот эту свою мысль Святой Франциск пытался распространять своим образом жизни, проповедями, при помощи которых помогал людям задуматься.

Дмитрий Волчек: Идеология приморских партизан и христианская идея непротивления противоречат друг другу.

Йозеф Жачек: Да, это два противоположных полюса. Но при этом мне ясны идеи приморских партизан, я понимаю, почему они решились на такие шаги. Просто они выбрали радикальные методы. Невозможно согласиться с убийством, но эти парни наверняка оказались в крайней ситуации: насколько мне известно, их били во время допросов. И они, и Святой Франциск хотели что-то изменить.

Дмитрий Волчек: А вы сами пытаетесь что-то изменить?

Йозеф Жачек: Я не имею право кого-то учить или морализировать и совсем не хочу кого-то перевоспитывать. Я просто рисую то, о чем размышляю. Это отражение моих мыслей об окружающем мире. Искусство я воспринимаю как инструмент коммуникации. Мне хочется общаться со зрителем, и я пытаюсь это делать вот таким образом. Если бы я был писателем, написал бы книгу. Этими картинами я хотел передать экзистенциальный путь человека, его чувства, попытки изменить мир - неудачные и вряд ли способные когда-нибудь привести к перемене. Так что выставку завершает ожидание чуда. Если это чудо произойдет, общество трансформируется. Надеюсь, это случится прежде, чем произойдет катастрофа.

Дмитрий Волчек: Черные фигуры с крыльями напоминают падших ангелов.

Йозеф Жачек: Вовсе нет. Хотя я оставляю зрителю право думать, что ему заблагорассудится. Вам они кажутся падшими, кому-то, наоборот, благословленными. Для меня это фигуры, ожидающие перемен. Мои родители не были религиозными, нас воспитывали в атеистическом духе. В 80-х годах я начал изучать Библию и другие религии, так как хотел понять мир, который меня окружает, и пробовал изобразить это в абстрактных картинах. Мои нынешние работы продолжают эти поиски. Это тоже стремление следовать за светом, за чем-то свыше... В этом смысле меня всегда вдохновляли птицы, ведь они могли в любой момент улететь прочь – это удивительная абсолютная свобода, которой у нас не было раньше... Но и сейчас этой свободы у нас нет. Кажется, будто ее стало больше, так как мы получили политические права, но экономическая зависимость осталась.

Дмитрий Волчек: А что для вас свобода?

Йозеф Жачек: Идеал, к которому человек все время стремится. Главное – нельзя останавливаться на достигнутом.
XS
SM
MD
LG